Качество образования // Колонка

Почему в Москве стремятся использовать образовательные английские модели и почему у нас не получается это сделать

На своей странице в Фейсбуке Владимир Погодин опубликовал текст, который мы решили перепечатать. Можно не соглашаться с оценками автора вектора развития образования (тот случай, когда позиция автора и редакции не совпадает), но сама тема личного достоинства педагога кажется нам очень важной.

Почему в Москве стремятся использовать образовательные английские модели и почему у нас не получается это сделать
Фото: vitri.com

Побывав в школах Англии, я нашёл для себя ответы на два вопроса.

Первый – почему в Москве стремятся использовать образовательные модели из Англии.
Второй – почему у нас не получается это сделать.

Английские школы оргкультурно очень интересны. С одной стороны, удалось прикоснуться и ощутить все четыре основные культуры школ – иерархическую, результативную, органическую и партнерскую. С другой стороны, все эти оргкультуры носят на себе отпечаток культурной направленности системы образования.

Я эту направленность ощутил как результативную с намёками на веру в потенциал человека.

Это ещё не безусловная вера, как в Финляндии, но четкий вектор ощущается. Поэтому все четыре культуры, которые я обнаружил, с «результативным» флером – там стремятся управлять поведением, там сильна автономизация, мало взаимодействия, не очень много обсуждают, вполне эффективно и много трудятся, держат результаты в постоянном фокусе внимания.

Воочию пронаблюдал внутреннюю позитивность отношений здоровой результативной культуры, открытость и ростки заботы о человеке. В общем, бери и делай, в чем проблема?

Проблема у нас в том, что мы не можем взять вектор в сторону человека. Наш вектор неумолимо смотрит в сторону системы, инструкций, регламентов, отчетов и безусловного применения власти.

Поэтому даже когда внедряется модель результативной культуры, как в Москве, это движение спиной вперёд. Культура московского образования смотрит не в будущее, а в прошлое. Не в человека, а в систему.

Поэтому наряду с многочисленными артефактами результативной культуры силён дискурс неуважения к человеку, его низведения на подчиненный уровень.

Поэтому «открытый департамент» выливается в систему обюрокраченных селекторных совещаний, которые администратору попробуй не посмотри.

Поэтому усиливается вмешательство сверху и появляются все новые артефакты контроля системы отношений администраторов и педагогов, педагогов и учеников, от контроля записей в электронном журнале до рейтинга «надёжности».

Поэтому так силён страх администраторов, что они потеряют работу, что по сути страшно именно выкидыванием из системы, и вот они вцепляются зубами и руками, лишь бы остаться.

Слышали бы вы, с каким юмором говорят руководители в Англии о перспективах возможного увольнения за невыполнение целевых показателей. В этом юморе – спокойная уверенность людей, работающих много, но не кладущих себя на жертвенный алтарь.

Как метко заметила Людмила Рождественская, «советская гордость за непонятно что» – одна из основных проблем в нашем образовании. И вот это жертвенное служение, вера в собственную непогрешимость, отсутствие готовности развиваться и действительно прислушиваться к человеку (в частности, к ученику и учителю) – то, что есть у нас и практически не заметно у них.

Спокойная гордость за свою работу и чувство внутреннего достоинства работников образования Англии в самых разных культурах считываются. Униженность, вечное недовольство и латентная готовность беспрекословно слушаться распоряжений тех, кто громче прикрикнет, не считываются.



Новости





























































Поделиться