Учителя // Колонка

Кошмар открытого урока: как ведут себя учителя, что чувствуют дети и как все это видят «ревизоры»?


Кошмар открытого урока: как ведут себя учителя, что чувствуют дети и как все это видят «ревизоры»?
Фото: st-vedomosti.ru

«Визит-эффект», или «эффект присутствия» – скорее шутливый философский принцип, чем серьезный научный концепт. Тем не менее любой практик, демонстратор или экспериментатор хотя бы раз в жизни сталкивался с ним наяву. И эта явь страшнее кошмара.

То, что без зрителей проходило безупречно, в их присутствии обязательно пойдет не так.

Сломается оборудование, за стеной затрещит дрель, у присутствующих поочередно зазвонят телефоны, а тебе попадет в горло соринка, вызывая приступ кашля. Философский принцип гласит – чем тщательней готовится к выступлению несчастный, тем мощнее проявляется эффект. Есть даже мнение, что в присутствии определенных лиц он усиливается.

«Генеральский эффект», как его еще называют, широко используют в комедиях. Но в жизни это скорее трагедия.

Далеко не всегда «ревизор», которым у нас в стране так любят пугать, видит действительную картину происходящего. Нередко он сам становится причиной неудавшегося спектакля.

А все потому, что актеры, задействованные в нем, никакие не актеры, а просто люди, утратившие в присутствии наблюдателя свое естественное поведение.

Дети чувствуют такую перемену в учителе мгновенно и пытаются понять, как им себя вести.

Такая ситуация – чистый стресс. А реакций на стресс всего три: бей, беги или замри. Вот они и замирают, в лучшем случае…

И неудивительно, так как человек – существо общественное, зависимое от чужого мнения. Кто бы там что ни говорил, ему не все равно, как на него посмотрят и что о нем скажут, особенно если он при исполнении. Вы можете сказать, что учитель – это ведь публичная профессия! Все так, но его публика – это дети и подростки, а не скептически настроенные взрослые. Он сам выбирал аудиторию.

Я много раз давал открытые уроки в разных школах, удачные и не очень. Но всегда с ужасом вспоминаю свой первый опыт занятий с «проверяющими».

Даю детям материал, меня перебивает завуч, сидящий на последней парте: «А вы спросите Ванечку, а то он молчит! Встаньте вот сюда. Говорите погромче. Да, алло, Марья Ивановна, я сейчас на уроке, что вы хотели?».

Страшные гримасы, неясные знаки, шепот: «Не нервничайте!», который с задних рядов явно слышит весь класс. Разве не комедия? По высшему разряду. Такой «наблюдатель» потом встает и уходит, а у тебя еще пять уроков. В лучшем случае…

Интересным бывает и опыт визитера.

«Приходите ко мне на урок, поучитесь, как нужно работать с детьми», – сказал мне опытный педагог.

Захожу на урок черчения. Ученики носятся по классу, кидаются бумажками и ластиками. Ребят пытается перекричать учительница, читая что-то вслух по учебнику. И так все сорок пять минут. «Ну как?» – воодушевленно спрашивает она меня после звонка. «Громко», – честно отвечаю я. Вот так, бывает, придешь на урок и создашь «визит-эффект».

Теперь серьезно. Это не про то, что давайте не будем лишний раз беспокоить учителей, у них и так нервная работа. Хотя именно «лишний раз» не делать этого было бы полезнее и для них, и для детей.

Смысл в том, что лучшие уроки с детьми рождаются в штиле будней, а не в шторме открытых уроков.

Такие уроки, как откровения, не случаются каждый день, они долго кристаллизуются в доверительной атмосфере класса, а после до конца жизни хранятся в памяти ученика и учителя. Разрушить эти отношения легко – все равно что коснуться пальцами снежинки. Нужно только стать «третьим лишним».

Решение присутствовать на занятиях – деликатный и нешуточный вопрос.

Иной раз я не прихожу на урок коллеги, хотя очень хочу послушать интересную тему, потому что чувствую – могу сейчас нарушить волшебство откровенной беседы. Сам ценю ее и всегда расстраиваюсь, если не ценят другие. А вежливый человек не признается гостю в том, что тот пришел не вовремя.

Одна моя знакомая, учитель от Бога, преподавала на курсах, где каждое ее занятие снимали на видео и подробно разбирали. К тому времени у нее уже был солидный педагогический опыт. Она терпеливо слушала замечания. Около года. Потом курсы неожиданно лишились ценного сотрудника, которого обожали дети, и, думаю, советчики даже не поняли, почему она ушла. Они просто были уверены, что улучшают качество образования.

Хорошие учителя не растут на деревьях гроздьями.

Чуточку доверия им не повредит. Хотите получить обратную связь – спросите детей, которые только что вышли с урока: как ощущения? Что они проходили?

А как же обмен опытом между учителями? Что ж, пожалуйста, делитесь. Но делятся обычно по желанию, а когда кто-то заставляет вас делиться – это уже ограбление.

Конечно, у открытых уроков есть плюсы. Они всем известны. О минусах почему-то принято выть, а не говорить.

Приглашая на работу нового учителя или заходя на урок к хорошо знакомому, вы не можете не осознавать, что существенно влияете на процесс обучения детей. Вести урок не то же самое, что забивать молотком гвозди. Но если говорить мастеру под руку, сами знаете, что бывает – боль. И уже не разберешь – это он от неумения или отвлекся?

Если за молодым учителем, недавно попавшим в школу, захлопывается дверь, может, он и сам виноват: не слушал, дескать, инструкций. А может, только что ушел человек, который умел зажечь глаза детей светом, который никогда не гаснет. И вы не заметили этого, потому что думали о том, какая на нем мятая рубашка.



Новости





























































Поделиться