Без рубрики // Рецензия

«Не люблю политиков, войну в Ираке, готов и скейтбордистов»

«Класс» режиссера Лорана Канте первый французский фильм с 1987 года, который выиграл «Золотую пальмовую ветвь» в Канне. Дело было в 2008-м году. Его оригинальное название «Entre les murs», что переводится как «Между стенами».

«Не люблю политиков, войну в Ираке, готов и скейтбордистов»
Фото: aceshowbiz.com

Картину стоит посмотреть родителям вместе с детьми-подростками хотя бы потому, чтобы увидеть, как сегодня живут сверстники российских школьников во Франции (и, видимо, во всей объединенной Европе). Что такое политкорректность, и можно ли надеяться на «мирное сосуществование» разных культур, пересаженных на европейскую почву. Вполне может быть, скоро всё это начнем переживать и мы.

Как в жизни

Актер, исполняющий роль учителя - Франсуа Бегодо – фактически играет самого себя. Это экранизация его автобиографического романа «Между стен». Сам Бегодо – писатель, журналист, кинокритик (автор «Кайе дю синема»), спортивный колумнист «Монда». А также – учитель французского, поработавший в парижском лицее и набравшийся там разнообразных впечатлений.Больше того, в ролях его учеников – школьники из проблемных парижских районов, набранные для съемок по объявлению. В картине также появляются их родители и педагоги (коллеги Бегодо). Может быть, поэтому, фильм выглядит почти как документальный. Всё очень достоверно. И этим картина похожа на «Школу» Валерии Гай-Германики.

Сюжет простой: в начале учебного года в школу приходит новый учитель французского – Франсуа, который становится классным руководителем 7-го класса. Это – не элитарная гимназия в центре Парижа, а обычная государственная школа на окраине города. В ней учится огромное количество детей мигрантов.

Все они из разных стран: чернокожие, арабы, китайцы, среди которых, правда, попадаются и французы.

Нужно сказать, что межрасовых стычек почти нет: наоборот французские девочки частенько защищают своих «неместных» одноклассников. Небольшая разборка происходит между двумя африканскими подростками: один из них, Карл, говорит, что его тошнит от обсуждения футбольного «Кубка Африки», что он болеет за Францию, потому что – француз. А второй (и его поддерживают другие) кричит, что они не французы, а «антильцы». И вообще, они не любят Америку и Францию.

Какой тут Вольтер!

В фильме, вроде бы, ничего не происходит. Это просто школьная жизнь: учитель приходит в класс и ведет занятия. Только очень толково ведет. Например, после того, как он прочитал текст, выясняется, что дети не поняли многих слов – «снисходительный», например. Он начинает их расспрашивать, какие еще слова они не знают. И выясняется, что это, например, слово «впредь». Для них это звучит архаично и непонятно.

Этот фильм неплохо было бы посмотреть нашим учителям, ведь дети и у нас не понимают половины слов из русской классики.

Слова середины ХХ века для них такие же архаичные, как для нас – выражения ХYIII века. Когда я готовилась на филфак МГУ и занималась с репетитором, он нам объяснял значения почти каждого слова в пушкинской оде «Вольность». Без этого мы не понимали ничего. Но, согласитесь, это немножко другое. Учитель истории пытается согласовать со словесником список литературы, который можно предложить семиклассникам. И предлагает, например, Вольтера. Но Франсуа решительно не согласен: для этих ребят это сложно. Ведь эти подростки «не могут думать больше 20 секунд (как трехлетние дети)». Его ученики считают, что современные люди не должны использовать сослагательное наклонение («это буржуазно» и старомодно). Какой уж тут Вольтер!

Кажется, что у учителей этой школы совсем нет личной жизни. Во всяком случае, на экране ее не показывают. Может быть, это сделано для того, чтобы сказать зрителю: эти люди 24 часа в сутки думают о своей работе. И по большому счету, другой жизни у них нет. Так же точно живут настоящие врачи.

Автопортрет на фоне стены

Франсуа, кажется, пытается и вправду учить этих подростков, хочет установить с ними хоть какой-то контакт. Для этого он просит их написать собственный «Автопортрет», рассказать о себе. Учеников это, кажется, увлекает. И вот они читают свои сочинения. 14-летний Рабах пишет: «Я слушаю рэп, люблю Зидана. Люблю лето, когда девушки в декольте». 15-летний китаец Вей увлечен видеоиграми, почти не гуляет (у него аллергия на этот климат), и у него нет интересов вне дома (скажем сразу, что это лучший математик в классе, который действительно учится). Но его мать задерживает полиция из-за нехватки документов, и ее могут депортировать.

И тут тоже интересна позиция учителей: они решают скинуться и нанять адвоката для ее спасения, да еще – придти в суд и защитить мать ученика.

14-летняя Эсмеральда решила работать в полиции (быть «хорошим полицейским»). А еще – стать рэпершей.

В общем, с помощью «Автопортрета» Франсуапочти находит контакт со своими проблемными учениками. Но… Разность культур и африканский темперамент учеников-лидеров берут свое. Не будем подробно пересказывать сюжет, но в итоге чернокожего хулигана и бунтаря Сулеймана, оскорбившего учителя, дисциплинарный Совет отчисляет из школы. И родной отец может отправить его обратно в Мали (а бывает так, что таких детей родители избивают,отдают в интернаты).

Словом, ничего у Франсуа не получается. Хотя, в конце фильма подростки с учителями играют в футбол (и это – единственное, что их объединяет). Но это какое-то иллюзорное единение.

«Государство» Платона и рэп

И все-таки, какие-то результаты от учебы в школе есть. В конце года учитель французского спрашивает детей, чему они научились за год. И выясняется, что одна девочка узнала много нового про пропорции, другой парень увлекся географией (его заинтересовало движение континентов, платформ), третий, африканский мальчик понял теоремы Пафагора и Фалеса.

Марк заинтересовался химией (в частности, процессами окисления и, кажется, о ужас, возможностью произвести взрыв).

Девочка-бунтарь Кумба научилась играть на блок-флейте и стала учить испанский язык, а ее подружка-француженка Эсмеральда считает, что списки школьной литературы – дерьмо. Зато она прочитала книгу сестры, которая учится на юриста, и это «Государство» Платона, и ей было интересно.

В общем, вроде бы, не все так безнадежно. И дети, по большому счету, не такие плохие: любят родителей, братьев-сестер, иногда даже как-то пытаются учиться. Нов сухом остатке у зрителей остается чувство опустошенности.

Из личных впечатлений

В 2005-м году я была в командировке в Париже. Нас, журналистов, пишущих об образовании, возили по разным учебным заведениям. Там были лицеи и колледжи, находившиеся в столичных пригородах. Практически все они были многонациональными. В них училось много детей-мигрантов. Этим подросткам предоставлялись все возможности. Цель была одна: лишь бы они учились! Что получалось далеко не всегда. Примерно с такой же ситуацией сталкивается герой фильма «Класс» – учитель Франсуа. Школа тут, скорее, место социальной адаптации, а не организация, в которой учатся дети. Делают это единицы.

Кажется, что главное для учителей – удержать ситуацию равновесия, избежать социального взрыва.

Может быть, поэтому один из преподавателей срывается и кричит в учительской: «Надоели эти кретины! Ничего не хотят знать! Вот и сидели бы в своих трущобах». Учителя смотрят на него с ужасом (это не принято). Принято притворяться, что они кого-то учат, а отчисление ученика – признак слабости системы. И учителю-бунтарю становится неудобно.

Впрочем, какая-то надежда на взаимопонимание все-таки намечается. Так, грозный чернокожий парень Карл так описывает себя в «Автопортрете:«Я люблю играть в футбол. Люблю играть на компьютере. Люблю играть с клевыми девчонками. В каникулы люблю ездить на Антильские острова. Люблю картошку фри, музыку и танцы. Люблю смотреть МТV. Люблю родителей и брата. Люблю друзей и гулять по ночам. Люблю сериал «Национальная безопасность». Люблю ходить в рестораны и развлекаться. Не люблю техно. Не люблю навещать брата в тюрьме. Не люблю политиков, войну в Ираке, готов и скейтбордистов. Не люблю строгих учителей. Ненавижу расистов». В конце концов, все мы люди.

Фильм не дает ответа на вопрос: что делать и кто виноват. Он просто показывает то, что есть. И ясно, что судьба Европы уже давно развивается по новому сценарию, и какими будут его кульминация и развязка пока не знает никто.



Новости





























































Поделиться