Культура // Тема дня

Мир — это огромная коммунальная квартира, в которой проживают представители разных конфессий

Мы продолжаем серию интервью с представителями традиционных религиозных конфессий России. Сегодня наш собеседник – раввин Йонатан Фельдман, руководитель отдела образования Федерации еврейских общин России.
  • 2 апреля 2018

Мир — это огромная коммунальная квартира, в которой проживают представители разных конфессий

Рожденный в СССР, он учился в обычной московской школе, но аттестат получил уже в Израиле, куда его семья репатриировалась в 1991 году. Там же он отслужил в армии и получил высшее образование – степень бакалавра криминологии Университета Бар-Илан и степень магистра в области методик образования в заочном английском университете.

В религию пришел в возрасте 26 лет, заинтересовавшись хасидским учением.

В 2000 году был приглашен в Москву, где живет по настоящее время вместе со своей большой семьей (женой и девятью детьми).

О духовном совершенстве

– Как бы Вы сформулировали главный принцип еврейской морали?

– Он очень простой: не делай никому того, чего не хочешь, чтобы делали тебе.

Это так называемое «золотое правило», абсолютный императив, который в разных образовательных учреждениях пытаются преподнести как общий, объединяющий все традиционные вероисповедания. Однако в других религиях это правило формулируется несколько иначе, например, христианское: «делай другому то, что хочешь, чтобы делали тебе».

Казалось бы, особых отличий нет, но, если внимательно посмотреть, то разница будет очевидной. Иудейское правило сохраняет нейтралитет, поскольку ты не делаешь другому то, что не хочешь, чтобы делали тебе, но ты не можешь быть уверен в том, что другому будет хорошо то, что хорошо тебе.

– Но есть ведь и более специфические черты еврейского воспитания – например, признание того, что в каждом человеке с рождения присутствует «дурное начало» (на иврите «йецер ара»), с которым каждый индивид вынужден бороться в течение всей своей жизни.

– Безусловно, понятию «йецер ара» соответствует такой эквивалент в психологии, как фрейдистское «оно» – скопище первобытных инстинктов, которые требуют любой ценой себя проявить, и человек воспитанный, обладающий определенными моральными ценностями, должен блокировать такие проявления.

Считается, что дурное начало существует для того, чтобы быть преодоленным. Ведь оно возникло не само по себе, а сам Творец ввел его в человеческую жизнь – для того, чтобы человек постоянно делал выбор между плохим и хорошим.

И только лишь люди, которые достигли запредельного, совершенного просветления (мы называем их «цадик», или праведник) уже не стоят перед таким выбором.

Цадик – это человек, достигший такого уровня духовного совершенства, при котором естественные телесные инстинкты и потребности полностью подчиняются желанию души. В этот момент мы говорим, что дурное начало у человека преодолено, что его энергия перенаправлена на службу Всевышнему.

Такие люди становятся недосягаемыми для окружающих по силе своего духа. Но на этот уровень не претендует, может быть, сегодня практически никто, настолько высоки критерии.

Но с точки зрения хасидизма, существует вполне совершенный и самодостаточный образ человека, к которому следует стремиться и, достигнув, стараться удержаться на этом уровне. Это достижение состоит в том, что на уровне собственного сознания – собственной речи, собственных чувств и тем более собственных действий – человек должен быть праведником. Это не позволяет назвать такого человека цадиком, но и к числу порочных людей его нельзя отнести. И эта промежуточная ситуация на самом деле, может быть, даже полезнее для нашего пока несовершенного мира, чем ситуация, когда человек победил дурное начало полностью и навсегда.

– А вот людей другой веры, другой национальности, которые спасали евреев от фашистов во время Второй мировой войны, называли праведниками. Это то же, что цадик, или все-таки это немного другое?

– Нет, они называются «праведниками народов мира». В отличие от цадиков, они не достигли такого запредельного уровня духовного совершенства, но они совершили поступки, которые обыкновенный человек, прежде всего думающий о собственной безопасности, о своем благе, просто не совершит. Эти люди сумели выйти за рамки личных интересов и совершить «хэсед», что в переводе означает «благо, любовь». Преодоление собственного интереса – это и есть понятие хасида. Поэтому хасиды – это люди, которые так близко к сердцу переживают служение Всевышнему, что они озабочены больше не тем, как бы от него больше получить, а как бы ему больше дать. То есть мы условно можем провести параллели с другими религиями, другими традициями, в которых находятся такие люди.

О правилах семейного воспитания

– Как же воспитать таких людей – если не цадиков и праведников, то просто хороших, добрых и порядочных? Какие подсказки дает иудаизм родителям и педагогам?

– Мы стараемся воспитывать в детях то, чем обладаем мы сами, воспитываем личным примером. И с этим, конечно, сложно спорить. Я сам работаю в сфере образования, я интересовался разными педагогическими системами, прочитал немало литературы по психологии и накопил немалый опыт воспитания как отец девятерых детей и на основании всего этого могу утверждать: никакая методика не достигает такого эффекта, как личный пример. Однажды главному раввину России Берлу Лазару задали вопрос: как ему удалось воспитать таких прекрасных детей, в чем секрет? На что он ответил, что секрет в том, что воспитывать не нужно вообще. Имеется в виду, что нет никакой модели, которой нужно следовать. Единственная модель – это то, какими дети видят своих родителей.

– Как сказал Сухомлинский: «Сердце отдаю детям». Это в правилах еврейского воспитания?

– Слова и дела идут от сердца к сердцу. Если в твоем сердце нет обращения к кому-то, это никогда не будет запечатлено в нем. Как сказано у царя Соломона: «Как лицо отражается в воде, так сердце человека в сердце человека». Если ты не отдаешь ребенку сердца, значит, ты не отдашь ему время, внимание и будешь откупаться от него деньгами, как сейчас многие родители поступают.

Ты будешь воспринимать его как постороннего. Это как сегодня говорят «заводить детей». Это выражение, которое очень режет слух.

Когда ребенка «заводят» ради каких-то функциональных целей, например, ради сохранения семейных отношений – это заведомо неправильный подход, обреченный на неудачу.

Согласно иудаизму, дети – это главное. В современном Израиле существует культ детей.

И ради справедливости следует отметить, что в современной России тоже стараются улучшить отношение к детям. Это видно хотя бы из того, какое внимание сейчас уделяется дошкольному и общему образованию, какие ресурсы выделяются государством на строительство детских площадок, садов и школ.

Наверное, очень многие задаются вопросом, почему в современном обществе наблюдается резкий спад рождаемости. Причем отсутствие средств и жилплощади не всегда являются главными причинами, поскольку даже самые богатые люди не торопятся рожать много детей. Почему они этого не делают?

– Потому что они задают себе вопрос: зачем, во имя чего? Они сами не уверены, в чем смысл их жизни. А зачем обрекать еще одного человека на бессмысленную жизнь?

Рождение детей в религиозном еврейском сознании – это не твоя прихоть. Есть заповедь, призывающая плодиться и размножаться, которую никто не отменял. Но, естественно, никто не ограничивается выполнением этой минимальной функции. Считается, что и отношения между супругами достигают своей сущностной позиции именно в тот момент, когда не ведется счет детям. То есть когда родители не решают, сколько будет у них детей, а реализуют великую, бесконечную, чудесную способность дать жизнь другому человеку. Более того, каждый следующий появившийся ребенок – это еще один человек, который будет исполнять заповеди Творца. И в этом тоже есть очень важный момент. Рождается ребенок не для тебя. Он рождается для мира, чтобы мир сделать лучше благодаря изучению Торы и воплощению в жизнь ее заповедей. Ему всегда есть на что опереться, у него всегда есть задание от Всевышнего. Поэтому вопроса о том, зачем нужен ребенок, просто не возникает. Вместе с ребенком появляется еще одна нить, связывающая с традицией, ведь иначе еврейский народ не мог бы себя сохранить. (Потом, конечно, перейдем к вопросу о евреях, которые не соблюдают заповеди, это будет уже совсем иная тема.)

Если отец и мать не соблюдают заповеди Всевышнего, им значительно труднее достойно воспитать детей. Это и есть основа личного примера, ведь заповеди требуют жизненного уклада. Это не просто ценности, которые передаются в книге. Это ценности, которые передаются в жизни.

– Как в иудаизме относятся к поощрению детей?

– Мы предпочитаем вообще не использовать негативных понятий в разговоре с детьми. Мы стараемся не говорить «плохо». Есть слово «нехорошо». Это совершенно другой аспект какого-то действия. Одно дело, когда тебя обвиняют в совершении плохого, а другое дело, когда ты чувствуешь, что ты вышел за рамки хорошего. Главное, чтобы ориентиром всегда оставалось хорошее.

Мы действительно хвалим детей очень много и даже за самые незначительные дела. Мы хвалим их, называем их «цадик», «хасид», «мудрец».

Почему? В этом есть очень глубокая причина. Она заключается в том, что каждый человек, в принципе, – он и цадик, и хасид, и мудрец, и герой, но потенциально. И очень часто все эти вещи так и остаются нереализованными. Если все время говорить ребенку, что он добрый, то он захочет соответствовать этим ожиданиям.

А если все время упрекать, ругать, критиковать недостатки, то они и проявятся. Например, в криминологии изучают теорию ярлыков, которые навешивают на человека, и поневоле он старается им соответствовать.

– А наказания применяются?

– Конечно, некоторые санкции бывают необходимы. При этом нужно, чтобы ребенок мог осознать причину наказания. Рукоприкладство, в общем, противопоказано, за редким исключением, например, разрешается слегка хлопнуть по губам, если ребенок позволил себе явную грубость в отношении родителей. Но даже этого не следует делать, если ударить хочется из раздражения, а не из воспитательного побуждения. Всегда должны ощущаться родительская забота и любовь.

– Согласно Талмуду (огромный корпус текстов для изучения устной Торы), отец должен научить ребенка трем вещам: самостоятельному изучению Торы, способу заработка и плаванию. Под плаванием понимается выживание?

– В духовном плане это означает, что ребенок полностью должен научиться доверять своему отцу, который учит его плавать, поскольку если он тебя отпустит, то ты утонешь. Такое доверие, важное само по себе, добавляет веру в Отца Небесного, на которого также можно положиться.

– А почему именно отец? Разве мать не играет важной роли в воспитании детей? Ведь у евреев даже национальность определяется по матери.

– По нашему обычаю, который соответствует нашему представлению о воспитании, первые шесть лет жизни ребенка мать играет главенствующую роль. А так как эти первые шесть лет формируют, в принципе, характер ребенка, те качества, которые необходимо потом будет развивать или менять, то, естественно, что когда муж доверяет своей жене полностью воспитание ребенка, он доверяет ей еще и религиозную составляющую. Есть вещи, которым дети учатся у матери с самого раннего возраста. Они учатся у нее совершению основных обрядов и заповедей с малых лет и на всю оставшуюся жизнь. Это все простые, базовые вещи, а в иудаизме простота веры закреплена за женщиной.

Отец вступает в свои обязанности в тот момент, когда ребенок действительно уже готов к изучению Торы. Это соответствует возрасту на рубеже шести и семи лет, когда мы отправляем своих детей в хедер. Хедер – это религиозная начальная школа. И в этот момент действительно у отца намного больше ответственности за то, каким образом его чадо будет входить в мир служения Всевышнему.

О воспитании толерантности в школе

– Перейдем к земным делам и проблемам. Как строить межконфессиональные отношения в светских школах? Способствует или препятствует этому курс «Основы религиозных культур и светской этики», важно ли для детей других культур знакомство с иудаизмом?

– По долгу службы я принимаю участие в разных совещаниях на эту тему, и я вижу, что действительно попытки межконфессионального воспитания предпринимаются в наших школах. Курс ОРКСЭ призван в определенной степени привить толерантность – именно не терпимость, а толерантность.

– К сожалению, это понятие стало предметом всеобщих насмешек и гонений, если Вы заметили. Его даже избегают употреблять.

– Но тогда ради чего внедряется этот курс? Толерантность просто недопустимо путать с терпимостью. В этом плане понятие «терпимость» носит отрицательный оттенок, то есть ты терпишь и терпишь. Толерантность – это когда ты даешь место другому на равных правах с тобой. Для этого требуются знания, безусловно. Но не в смысле ознакомления с религиозными традициями – это совсем не соответствует задаче общеобразовательной светской школы.

Более того, авторитетные представители всех конфессий скажут, что они не заинтересованы, чтобы носители того или иного вероисповедания знакомились с содержанием других религиозных учений.

– Среднестатистические учителя способны справиться с преподаванием такого курса, который тем более идет только в течение года и в течение одного часа в неделю?

– На совещании, которое состоялось месяца два тому назад, разбирались разные проблемы внедрения этого курса. Общая оценка не была очень позитивной, и прежде всего из-за каких-то изначальных структурных преград, которые есть у этого проекта. Проблемы прогнозировались еще до его внедрения. Один тот факт, что за год во всей России выбрали модуль по истории иудейской религиозной культуры 330 человек, говорит сам за себя. Это ничтожная цифра.

Я думаю, выбрали прежде всего там, судя по всему, где нет психологического риска. Вы не забывайте, что, когда ребенок себя должен публично позиционировать как еврея, это сразу ставит его в ситуацию белой вороны.

Как можно говорить о воспитании толерантности и межконфессиональном общении, устанавливая при этом сегрегацию учащихся по группам в зависимости от религий?

Соответственно, воспитывать толерантность можно именно на основе знакомства с тем, как проживают жизнь представители различных конфессий. Проживают на уровне тех видимых обычаев, явлений, которые можно вывести на всеобщее обозрение. Я это для себя сравниваю с огромной коммунальной квартирой, в каждой из комнат которой проживают представители разных конфессий, и где все встречаются на общей кухне или в коридоре, и там возникают какие-то отношения.

Если продолжить эту аналогию с коммунальной квартирой, то мы увидим, что, в конце концов, ты познаешь своих соседей, не заходя к ним в комнату, ты не знаешь, чем они там занимаются. А этого и не требуется. Ты хочешь жить своей жизнью, но при этом ты хочешь, чтобы, выйдя в коридор, тебе улыбались. Вот что ты хочешь. Пусть лучше американская улыбка, чем гневный, полный ненависти взгляд. Соответственно, для того, чтобы ты мог улыбнуться, ты хоть немножко должен знать обычаи и особенности своего соседа.

Поэтому, когда, например, в этой коммунальной квартире выйдет мусульманин на кухню и увидит фаршированную рыбу, приготовленную по-еврейски, он скажет: «Как здорово! А что это?» То есть на арене общего интереса можно увидеть разные подходы к весьма обычной вещи, к еде, например. Или как человек выглядит. Человек выходит в своей религиозной одежде. Ему задают вопрос: «А что, у вас сегодня праздник?» Он отвечает: «Да, у нас сегодня праздник». Тогда его просят рассказать об этом празднике. Этого достаточно. Теперь они знают, что при встрече можно поздравить с праздником друг друга, это добрососедские отношения, это обряды внешнего толка, разные блюда.

В общем, вывод такой: Федерация еврейских общин России выступает против того, чтобы преподавать основы иудейской религиозной культуры отдельным модулем. Мы за то, чтобы в светских школах изучалась История мировых религий, и этим следует ограничиться.

Мы считаем, что превращать школу в место для продвижения религии неправильно.

Если действительно родителям важно, чтобы ценности его народа, его традиции были у его ребенка в сознании, то он найдет возможности для этого. К счастью, у евреев есть огромное количество общин по всей России, особенно в Москве. И эти общины готовы направить ребенка в воскресную школу и т.д.

Есть образовательные учреждения, где можно получить общее образование и аттестат зрелости с приличным уровнем ознакомления с еврейской традицией, а есть такие места, где акцент сделан больше на религиозное обучение. Например, мои дети посещают религиозные детские сады и школы.

О религиозном образовании

– Есть ли разница в отношении к образованию религиозных и нерелигиозных евреев? Кто считается образованным человеком согласно еврейской традиции?

– Есть понятие «талмид хахам» – «мудрый ученик», когда человек постигает глубокий смысл Торы. Изучение Торы бесконечно, написаны десятки тысяч книг, толкующих священные заповеди. Сохранение буквы и духа Торы является очень важным. Еврейский народ называют народом Торы, или Книги. Она была дарована евреям Всевышним на горе Синай ровно 3330 лет назад, после исхода из Египта – для того, чтобы она изучалась и передавалась из поколения в поколение и таким образом сохранялась традиция, протягивалась ниточка от поколения к поколению.

Считается, что Бог создал мир, «глядя в Тору», поэтому евреям рекомендуется изучать источник мироздания.

Самое глубокое знание о мире всегда можно почерпнуть из Торы, поэтому ее изучению уделяется основное внимание в наших религиозных школах. Но это не значит, что ущемляется освоение общеобразовательных дисциплин – они в полном объеме изучаются до 7-го класса у мальчиков, девочки же получают аттестат зрелости после окончания школы. После школы многие девушки продолжают учиться на специальностях, которые могут органично вписаться в их религиозные обязанности.

Мальчики учатся сначала 7 лет в хэдере, потом 3 года в младшей йешиве, а потом еще от 3 до 5 лет в высшей йешиве.

Таким образом, с 7 лет до 21 года ребенок находится в процессе непрерывного еврейского образования. И вообще, для евреев характерен культ образования.

– А как вы относитесь к выкрестам, которые ради получения образования в царской России были вынуждены отказаться от своей веры? И благодаря этому мы получили много великих имен, которые внесли вклад в мировую культуру и науку.

– Я не могу судить о сложных судьбах людей, не побывав на их месте. А вклад действительно велик – у Всевышнего много планов на народ Торы.

– Я читала форум какой-то еврейской школы в Москве, и там были русские, которые интересовались этими школами. И другие их спрашивали: «Зачем вам это надо?» Они говорили: «Нам просто интересно». Есть такие прецеденты, что отдают неевреев в еврейские школы?

– Наверное, это в тех случаях, когда кто-то все равно в семье принадлежит к еврейскому народу, потому что представить себе, что кто-то просто захочет... Хотя, есть у нас такие примеры, это не в нашей сети школ, а в сети школ ОРТ. Там обеспечивается, по крайней мере по мнению их учредителей, довольно серьезный уровень образования, особенно в области информационных технологий, плюс к этому прививают некоторое представление о религии.

Там учатся, безусловно, представители нееврейского народа тоже, и они на самом деле крайне рады этому. Кстати, мои соседи по дому (это совершенно не еврейская семья) отдали своего ребенка в эту школу не только потому, что она рядом с домом, а потому, что их больше всего привлекли факторы безопасности: отсутствие преступности, наркотиков, драк, хорошее отношение к детям. То есть есть некая марка, которая сформировалась в мире вообще по поводу еврейского учебного заведения, что там по крайней мере никого не бьют. Это очень важный момент.

– А в израильских школах нет таких случаев насилия, как сейчас в российских, когда кто-то нападает на детей и педагогов с топором, оружием или бомбой?

– Я что-то не задумывался над этим. Но я не могу сейчас припомнить ни одного случая.

В израильских школах, может быть, есть свои особенные проблемы, но не такие масштабные...

– Но и в Израиле много светских людей, которые не читают Тору и не интересуются традицией. Подвержены ли они в большей степени йецер ара – дурному началу?

– Сказали мудрецы Талмуда: «Всевышний создал дурное начало и дал Тору как противоядие». Но дурное начало может функционировать у разных людей по-разному – у кого-то как овечка, а у кого-то как бык. Кому какое животное достанется – не всегда зависит от образа жизни.

О влиянии Интернета

– Не считаете ли Вы, что случаи насилия в школах – это следствие недостатков школьного и семейного воспитания?

– Сегодня дети отданы самим себе, и у них есть свободный доступ в Интернет, и каждый сидит часами в этих пустых и глупых переписках, в этих чатах, где кроме мата и оскорблений почти ничего нет... Безусловно, пока этот доступ совершенно не регламентирован, а он таким и останется, судя по всему, и каждый человек может все что угодно говорить, а некоторые пишут и говорят крайне «убедительно», то молодой человек приобретает совершенно ксенофобское представление о жизни, хотя даже в семье его этому не учили.

То есть получается, что школа будет играть роль, но далеко не такую, как в советские времена, даже сравнивать нечего. Сейчас ей принадлежит мизерная роль в формировании мировоззрения, потому что вокруг очень много источников информации.

А позиция учителя потеряла актуальность, потому что он знает меньше, чем Google, и он не так интересно, не так интерактивно вводит детей в жизнь, как это делают его друзья в Интернете и так далее. И даже, может быть, семья отодвигается на второй план сегодня. Но опять-таки, если у ребенка есть безраздельный доступ к сети и желание там копаться – это уже пробел в воспитании.

Изначально, как мы говорили, когда «сердце не отдано», когда ты не боишься за судьбу ребенка, то есть когда ты не оберегаешь его от совершенно очевидных проблем, с которыми он может столкнуться, тогда он оказывается под дурным влиянием. Это влияние, конечно, выстраивает стену непонимания между взрослыми и детьми, особенно в проблемном подростковом возрасте. И в этот момент ребенок может схватиться за ружье, за топор, за все что угодно, и вершить свой самосуд над теми, против кого выступают его друзья в Интернете и так далее.

– А в религиозных семьях и школах детям разрешается пользоваться Интернетом?

– В религиозных семьях стараются свести к минимуму контакт с Интернетом вне необходимых по работе дел. Обычно устанавливают сильный и умный фильтр, чтобы максимально застраховаться от случайной грязи.

Но не могу упомянуть еще об одной вредной привычке, связанной с виртуальной реальностью: это стремление каждое свое действие зафиксировать на смартфон и выложить видео в своем аккаунте в соцсетях. Откуда берется эта жизнь наизнанку? Да в подражание родителям, которые на самом деле так же ведут себя. Если мама фотографируется селфи, так почему ребенок должен иначе себя вести?

– Вот опять воспитание личным примером.

– Совершенно верно. Сегодня на родителей ложится намного больше ответственности в том плане, чтобы элементарно следить за собой. Невозможно запретить ребенку постоянно сидеть в Интернете, если ты сам постоянно это делаешь. Надо сначала работать над собой, чтобы дать какую-то мотивацию ребенку заниматься чем-то более полезным, то есть предложить достойную альтернативу.

– А как же программы патриотического воспитания, на которые сегодня возлагаются такие большие надежды?

– Как любой -изм, патриотизм каменеет, бронзовеет очень быстро, становится самодовлеющим. Соответственно, вместо содержания остается только форма. А когда это только лишь форма, она принимает самые зловещие подчас очертания.

Об антисемитизме

– Коснемся одного важного и актуального вопроса: может ли школа противостоять антисемитизму?

– Есть реальный метод, самый действенный на сегодняшний момент, на наш взгляд – это посещение Еврейского музея и Центра толерантности в Москве. Там представлена еврейская история – глубоко, красиво, всесторонне, с помощью современных мультимедийных средств.

И естественно, парень-старшеклассник, который придет туда и прикоснется к этому, то в чем-то произойдет изменение. В чем-то. Трудно будет его переделать, если он уже закоренелый антисемит, но и в этом случае есть надежда как-то на него повлиять. Я убедился в этом на собственном опыте.

Раньше в экскурсионную программу по Москве входило посещение синагоги в Марьиной Роще, и туда приезжали большие группы людей, не имеющих никакого отношения к еврейству. Пару раз мне пришлось быть руководителем, гидом таких групп.

То есть я стою, молюсь, я в своем обличии и со своими религиозными делами. Приходит группа, мужчины и женщины. Они ходят, смотрят. Что они боятся увидеть в синагоге? Какие-то ужасы и страхи, о которых писал Гоголь или кто-нибудь еще.

Так вот, они подходят ко мне, видят у меня на руке и на голове коробочки, внутри которых вложены маленькие свитки с отрывками из Торы, и спрашивают: «А что там написано?», подозревая, может быть, проклятия всем народам, а я читаю и перевожу для них священные тексты. И люди выходят из синагоги другими: они начинают улыбаться, благодарить. Их отношение к евреям и их традициям меняется в лучшую сторону. Конечно, больше всего могла бы помочь в этом неприятном вопросе церковь, если бы объявила антисемитизм позорным для настоящего христианина качеством.

К сожалению, в произведениях многих русских и зарубежных классиков XIX века, которые изучаются в школе, мы находим антисемитские высказывания. Есть ли образцы литературной и философской мыли, призывающие к толерантности по отношению к еврейскому народу?

– На самом деле я хочу Вам сказать, что есть важные авторитеты русской мысли, современной русской мысли, прочитав которых, можно было бы раз и навсегда убрать этот зловещий тон по отношению к еврейскому народу. Я даже приготовил здесь одно высказывание. Я Вам зачитаю его, оно очень небольшое. Но оно отвечает на вопрос, на какой основе вообще можно построить совместную жизнь друг с другом, на какой основе можно начать интересоваться друг другом и уважать. Сборник называется «Другое начало», написал его относительно недавно покинувший мир Владимир Вениаминович Бибихин. Это был человек выдающийся. Он был переводчиком с десяти языков, человеком глубоко верующим, но не воцерковленным. У него есть в этом сборнике статья, которая называется «Свои и чужие». Это как раз тема сегодняшней нашей с Вами беседы.

Он говорит так: «Пока мы не узнали в далеком себя, мы нигде. Далекий другой оказывается самым близким, лишний нужнее всех, чужой всегда таинственно свой».

И вот теперь смотрите внимательно. Если подобную фразу взять вообще как эпиграф к курсу ОРКСЭ, наверное, многие проблемы можно было бы решить. Он говорит так: «Один из знаков исторического призвания – неравнодушие к еврейству, избранному народу. В нашей любви и ненависти к нему скрыт запас понимания нас самих, прослеживание нервущихся нитей, которыми ткет история, тайны древних связей». И последнее, что он пишет: «Связь нашего призвания с призванием Израиля, видящего Бога и не отводящего от него глаз. Чужой – всегда скрытая частица меня, и мне нет способа вернее потерять себя, чем отгородиться от него, очертив себя обозримым своим. Что может злоба против невидимых нитей истории?»

Беседовала Ольга Дашковская




Новости





























































Поделиться