Воспитание // Статья

«Главное в жизни – это понимание, что каждый из вас неповторим. И то, что ребенок, с которым вы общаетесь, неповторим. Неповторимость – характеристика развития»

Ценностные маяки для педагога дошкольного образования.

«Главное в жизни – это понимание, что каждый из вас неповторим. И то, что ребенок, с которым вы общаетесь, неповторим. Неповторимость – характеристика развития»
Иллюстрация Павла Климентьева. Источник: behance.net

Кривая Джеймса Хекмана, созданная известным экономистом для оценки человеческого капитала, показывает, что больше всего отдачи приносят вложения в раннее детство. Первые шаги в жизни самые сложные, но и самые важные, ведь они закладывают фундамент будущей личности. Доктор психологических наук, профессор, академик РАО, завкафедрой психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Асмолов считает: «Мы каждый раз недостаточно осознаем колоссальность труда общения с теми, кто приходит в мир, с детьми и дошкольниками».

В своем выступлении на Летней школе для педагогов, победителей Международного конкурса имени Льва Выготского, организованной Рыбаков Фондом совместно с Фондом «Университет детства», Асмолов отметил, как важно для воспитателя отходить от формального исполнения методических рекомендаций и реализации программы и искать вдохновения в мировой культуре и истории педагогики: «Я хотел бы, обращаясь прежде всего не к логике и не к познанию, а к мифопоэтическому мышлению и художественным мирам, поведать вам несколько моментов, которые мне кажутся ценностными маяками для понимания наших действий в дошкольной жизни».

Благодаря ориентирам, о которых упоминает Александр Асмолов, педагоги смогут по-новому взглянуть на свою профессию и еще больше влюбиться в нее. Они научатся применять в работе основной принцип «педагогики достоинства», руководствоваться в воспитании любовью и избегать распространенных педагогических ошибок, которые ведут к выученной беспомощности и отсутствию у ребенка мотивации.

Рафаэль писал «Прекрасную садовницу». Совпадение? Не думаем

«Сад – это самая уникальная метафора нашей жизни, которая, к сожалению, у нас затерта, спрятана, ей не учат ни в одном педагогическом институте. Нигде не дается сам образ сада».

Эту книгу никто не читает, когда говорят о дошкольном образовании. Ведь «Поэзия садов» Д.С. Лихачева была задумана как пособие по истории садово-парковых ансамблей и выращиванию садовых культур. Но «культура» здесь – ключевое слово. Священник и философ Павел Флоренский считал, что «культура есть среда, растящая и питающая личность». Педагог – это мастер, растящий личность. И если дошкольные образовательные учреждения назвали садами, то воспитатель, получается, «садовник»:

«Меня как током ударило, когда я был в Эрмитаже, куда привезли “Прекрасную садовницу” Рафаэля Санти, – рассказывает профессор. – Те, кто был рядом со мной, спросили: вы что, остолбенели? Я сказал: “Вы что, не видите? Это же воспитатель детского сада!”» Мадонна на картине предстает очень человечной. Это женщина, от которой идет тепло, доброта, отзывчивость и забота. «Если в вашей жизни наступит момент самоопределения, вот тот образ, к которому я хотел бы, чтобы вы всегда стремились», – говорит Асмолов.

В «Поэзии садов» Дмитрий Лихачев подчеркивает, что мастера садов искали сочетания редких соцветий. Так хороший педагог отталкивается от индивидуальности ребенка: раскрывает его качества, склонности, таланты.

«Главное в жизни – это понимание, что каждый из вас неповторим. И то, что ребенок, с которым вы общаетесь, неповторим. Неповторимость – характеристика развития. Как только вы забываете, что неповторимы, и верите в принцип “незаменимых нет”, начинается омертвение души», – подчеркивает психолог.

У Хорхе Луи Борхеса в рассказе «Сад расходящихся тропок» сад дан как аллегория времени, в котором возможно бесконечное множество вариантов будущего. Ребенок волен выбрать любую тропку. Задача воспитателя – показать возможные направления, которые приведут ребенка к счастью.

От гадких лебедей к синей птице: дать ребенку счастье

«Детство – это, как бы сказали мы через призму Выготского, культурно-психологическая характеристика, в центре которой – ответственность за судьбу».

Образ гадкого утенка появляется в одноименной сказке Ханса Кристиана Андерсена. Асмолов называет сказку «гениальным произведением о драмах человеческого развития». Сюжет известен всем: маленького утенка не принимают сородичи и высмеивают обитатели птичьего двора, он проходит через множество испытаний, прежде чем выясняется, что он – прекрасный лебедь, который просто не знал о себе этого. Сказка Андерсена – это сценарий жизненного пути. Она о метаморфозах, которые проходит человек перед тем, как стать личностью и найти свое место в жизни.

Отсылку к образу мы встречаем и в повести 1967 года «Гадкие лебеди» братьев Стругацких. В ней мир изменился настолько, что дети ушли от собственных родителей, потому что их не слышали и не понимали. Распалась связь времен. Воспитателю под силу не допустить этого, потому что педагогика – наука о понимании между поколениями: «Нет отдельно мира природы, нет отдельно мира взрослых. Содействие – это тот термин, который характеризует человеческую жизнь».

Александр Асмолов предлагает понимать воспитание как «очеловечивание человека», приобщение к идеалам, ценности и нормам достойного образа жизни через содействие и сопереживание, заботу о других людях и себе самом.

Любой «гадкий утенок» мечтает раскрыться. Ответственность взрослых за судьбу ребенка в том, чтобы помочь этому и тем самым привести ребенка к счастью.

Это уже история про «Синюю птицу» Метерлинка: «Мы длинной вереницей идем за синей птицей», – поют главные герои. Асмолов уверен: «Важно сделать так, чтобы ребенок стал не просто сильным, не просто интеллектуальным, а чтобы у него было счастье».

Что же все-таки воспитывать и как, если желаешь ребенку счастья?

Воспитываем не ребенка, а добродетели

«Стоит задать вопрос об образе любимого человека, и не надо избыточно-научных умозаключений. Ваше сердце подсказывает вам тот ансамбль добродетелей и достоинств, которые для вас ценны. Конструирование такого человека, общение с ним – это и есть счастье».

Когда взрослые пытаются представить, кого они хотят воспитать, получается «портрет идеального дошкольника XXI века» с определенной социальной, гражданской, патриотической позицией. Но стоит немного изменить угол зрения и спросить: «Какие добродетели и достоинства вы бы хотели видеть в любимом вами человеке – любимом друге, любимом ребенке?», на первый план выходят совершенно другие вещи. Личность описывают не установки, а ценностные черты и характеристики.

По этому направлению идет педагогика достоинства. Понятие ввел Александр Асмолов в общении с писателем Владимиром Тендряковым в конце 60-х годов.

Педагогика достоинства предполагает, что взрослый не транслирует детям готовые ответы и формулы адаптации к любым условиям жизни, а раскрывает добродетели, которые позволят выбирать из множества возможностей переменчивого мира.

Библия педагогики достоинства – книга педагога-гуманиста Януша Корчака «Как любить ребенка». Корчак понимает любовь именно как разрешение ребенку сделать выбор. «Человек делает выбор, а выбор делает человека, формирует личность», – заключает Александр Асмолов.

ФГОС дошкольного образования также подчеркивает важность уважения личности ребенка, его выборов. Кстати, откуда в нем эти идеи?

ФГОС дошкольного образования: при чем здесь Руссо и Гете?

«Ключевая миссия воспитания – это привести в действие дар каждого человека».

Установки ФГОС дошкольного образования включают в себя пункты про сохранение уникальности и самоценности личности ребенка, личностно-развивающий и гуманистический характер взаимодействия взрослых и детей и т.д. Это читали все педагоги, но мало кто задумывался, откуда в государственном стандарте столько эмоциональных понятий и духа свободы.

А между тем эти идеи мы находим в «Общественном договоре» Жан-Жака Руссо: «Если бы каждый и мог совершить отчуждение от самого себя, то он не может этого сделать за своих детей; они рождаются людьми и свободными; их свобода принадлежит им, и никто кроме них не вправе ею распоряжаться. Отказаться от своей свободы – это значит отречься от своего человеческого достоинства, от прав человеческой природы, даже от ее обязанностей».

Установки ФГОС не дидактические, не нравоучительные. Они лишь заостряют внимание на ключевой миссии воспитания, которую почти исчерпывающе сформулировал философ Мартин Бубер в труде «Путь человека»: «Каждый в мире сем неповторим и нов, и свойство свое должен довести до совершенства… Эта Единственность и Неповторимость как раз и есть то, что каждому поручено развить и привести в действие. Каждый таит в себе некий дар, которого нет у другого».

Эволюция в своей первооснове – это процесс движения к разнообразию, к уникальности. Обезличивание, по мнению Александра Асмолова, – это «обезрадование».

Подобная идея встречается и у Гете: «Великий закон, проходящий через всю жизнь, более того – являющийся основой жизни и всех ее радостей – закон востребованного разнообразия».

Для педагогов это значит, что нельзя и не нужно воспитывать усредненного «правильного человека». Нужно дать возможность ребенку стать самим собой. А излишняя опека и контроль могут привести даже к негативным последствиям.

«Пеленочный детерминизм» и выученная беспомощность – синдромы ошибок воспитания

«Воспитание – это социальное страхование рисков детства».

Иногда педагог так старается защитить детей, с которыми работает, от опасностей и рисков окружающего мира, что напрочь лишает их самостоятельности, индивидуальности, а иногда и желаний.

Александр Асмолов рассказывает: «Есть такой термин – “пеленочный детерминизм”. Когда вас настолько спеленывают, что шаг в сторону рассматривается как побег, а прыжок на месте – как попытка улететь. Если ребенок с самого начала связан, он вырастает пассивным. Это один из рисков жесткого авторитарного воспитания».

Где-то рядом с пеленочным детерминизмом в списке ошибок воспитателя стоит гиперконтроль. «Каждый раз, когда мы говорим, что все должны сделать за ребенка, мы лишаем его индивидуальности и хотим навязать ему другую жизнь», – обращает внимание профессор. В результате гиперконтроля возникает выученная беспомощность – ощущение, что от твоих действий ничего не зависит. А если это так, то и действовать не нужно.

Стасис Красаускас в иллюстрации к книге Э. Межелайтиса «Эра» воплощает образ, к которому стоит стремиться в воспитании: руки взрослых, из которых вырастает ребенок. Они не закрывают его от мира, не сжимают в кулак. Руки взрослых как бы обнимают ребенка, поддерживают его и придут на помощь в случае необходимости.

Какую образовательную программу вы больше любите?

Бывает, что педагоги грешат излишним дидактизмом: они выбирают программу, по которой работают, и четко придерживаются ее инструкций. Но основной принцип подбора программ в дошколке: «инвариативность ценностей при вариативности средств» – то есть любая методика нацелена на воспитание примерно одних и тех же качеств, ценностей и достоинств маленького человека.

Почему же тогда они разные? Александр Асмолов говорит: «Это не дети разные, а вы разные. В каждой программе есть то важное, что помогает открывать в человеке человеческое». Нужно стараться брать лучшее из каждого подхода, самое удачное для решения конкретных задач. Это поможет открыть новые грани профессии, выйти за рамки привычного процесса работы.

Черпать новые идеи, вдохновляться можно также, читая книги из списка, приведенного ниже. Он подобран Асмоловым как раз для педагогов, которые не останавливаются в профессиональном поиске.

Книги для тех, кому «больше всех надо»:

  • Януш Корчак. «Как любить ребенка»
  • Николай Поддьяков. «Психическое развитие и саморазвитие ребёнка-дошкольника. Ближние и дальние горизонты»
  • Владимир Тендряков. «Покушение на школьные миражи. Уроки достоинства»
  • Мария Тендрякова. «Игровые миры»
  • Людмила Петрановская. «Всё-всё-всё о воспитании детей», «Тайная опора»
  • Дима Зицер «Любить нельзя воспитывать», «Свобода от воспитания», «(Не)зачем (не) идти в школу»

Елена Головачева



Новости





























































Поделиться