Качество образования // Тема дня

Детский сад: взгляд раньше глаз

27 сентября в России отмечается День воспитателя и всех дошкольных работников. В канун этого праздника Татьяна Волошко поговорила с доктором психологических наук, профессором, автором образовательной программы дошкольного образования «Тропинки» Владимиром Кудрявцевым о многом, что волнует родителей и педагогов. Главное – о детях.

Детский сад: взгляд раньше глаз
Джоанна Сперл. Фребель, первый детский сад

– Владимир Товиевич, дошкольному образованию уделяют заметно меньше внимания, чем общему и высшему, разве что волнуются в контексте подготовки к школе. Это несправедливо минимум по двум причинам: во-первых, в детском саду тоже масса «больных» мест, а во-вторых, дошкольное образование – первая и очень (если не самая) важная ступень в формировании и развитии человека. В чем причина этого недовнимания?

– Тут можно было бы поспорить. Не так давно я был в одной из процветающих европейских стран, где дошкольное образование считается очень хорошим. В тамошнем садике я наблюдал типичную, в общем-то, картинку: дети рассосредоточились по участку в одиночку или группками, каждый предоставлен самому себе. Север Европы, на дворе апрель, местность ветреная, а один мальчик, уставший, почти засыпая, лежит на холодном песке – у них закаливание в приоритете. Никаких групп со спальнями, только диванчик, чтобы прилечь отдохнуть. Замечу, это сад с полным, а не с кратковременным пребыванием детей. На один сад всего одна комнатка для продуктивной деятельности – рисования, лепки, аппликации. Время от времени воспитатели-молодые ребята, юноши и девушки, общаются и играют с детьми. Но, в основном, приглядывают, хотя в любой момент готовы оказать содействие, если ребенок попросит. В этой стране есть и другие сады, но этот, повторю, типичный. «Свободное воспитание» с минимальным вмешательством взрослых в детскую жизнь, а не экономия средств и сил, – это все объясняет.

Можно ли сравнивать с российскими дошкольными учреждениями? Вот и коллеги из университета той страны, приехав к нам с ответным визитом, были поражены разнообразием детско-взрослой жизни в одном из садиков, с которым я сотрудничаю.

А еще больше их удивило то, сколько денег государство выделяет на поддержание этого разнообразия.

К волонтерству на Западе привыкли, но не по «основному виду деятельности». А наших педагогов они и вовсе сочли подвижниками. И в чем-то были правы: российские «дошкольники» – действительно, образовательные подвижники.

Много или мало внимания к «дошколке» в России? Это – с какой позиции взглянуть.

– Чем все-таки измерять здесь «долю внимания»?

– Педагогической инициативой, хотя ее нельзя так эксплуатировать, как эксплуатируют у нас.

Не чиновники (пусть при желании помочь), не родители (при всей любви к собственным детям), а именно педагоги являются, как писал замечательный японский педагог Инуи Такаси, представителями интересов детей в обществе и государстве.

А какими правами и возможностями для этого располагает воспитатель? Это и есть сухой остаток того, чем измеряется доля внимания государства и общества к дошколке.

– Из чего, кстати, складывается зарплата воспитателя, хотя, понятно, «не ею единой…»? И является ли сегодня обязательным наличие высшего образования?

– Как и везде – базовый оклад плюс надбавки. Базовый оклад не у всех одинаков. К нему применяются повышающие коэффициенты, в зависимости от квалификации педагога (высшая категория – 40%, первая – 25%, вторая – 15%), наличия званий категорий «Отличник» и «Почетный работник» (20%) и наград (при получении государственной награды – 12%), стажа работы педагога (после 3 лет – 5%, от 5 до 10 лет – 10%, больше 10 лет – 25%). Отдельная строка – образование. Заодно отвечаю на второй вопрос. Семь лет назад необходимость высшего образования для воспитателей действительно обсуждалась в законодательных верхах.

На данный момент высшее профессиональное образование в детском саду педагогу не требуется, но среднее профессиональное обязательно.

Так что, сертификат о прохождении курсов в формате переподготовки дверь в садик уже не откроет. Но в высшем образовании заинтересован сам воспитатель – это повышает базовый оклад на 40%. А если в детский сад пришел кандидат наук, он может претендовать на прибавку в размере 87%.

В отличие от базового оклада, надбавки относятся к дополнительной деятельности педагога. Они могут начисляться за организацию праздников, концертов, утренников, экскурсий, за организационные встречи с родителями и участие в профессиональных конкурсах.

Надбавки предусмотрены и за работу с особым контингентом детей, нуждающихся в коррекции и реабилитации – от 20% до 25%. Педагоги, которые работают с дошкольниками в интернате дополнительно получают 15-20%.Но здесь нужно быть готовым к выходу в ночную смену. А вот заманчивое когда-то совмещение должностей сейчас больше 10% не даст.

Кроме того, при расчете зарплаты учитывается категория дошкольного учреждения образования и характер основной работы воспитателя. Есть «образцовые» садики, где, по результатам государственной аттестации, все отвечает всем требованиям образовательного стандарта дошколки или превышает их. Все работники (не только воспитатели) имеют прибавку 15%. Если же образовательные достижения садика, «выдерживающего» соответствие стандарту, характеризуют одно или несколько направлений работы, – 10%.

Существуют также региональные инструменты материального стимулирования. Поэтому при средней зарплате российского воспитателя детского сада 32840 руб. (на текущий год), педагоги ДОО Москвы и Питера могут получать свыше 50.000 руб. и выше. Профессора федеральных вузов в столицах столько не получают. Видимо, стоит поступить на дошкольный факультет. Дело-то я знаю…

– Что изменилось за последние 25–30 лет в системе дошкольного образования?

– Изменилось очень многое. Концепция дошкольного воспитания, разработанная ВНИК «Школа» под руководством В.В. Давыдова и В.А. Петровского (1989 г.) повлекла за собой инновационный взрыв в дошкольном образовании, который пришелся на 1990-е и по мощности, пожалуй, даже превышал тот, что наблюдался тогда в школе. Его энергия, безусловно, копилась годами, десятилетиями. В сфере науки и мыслящей практики. Уже на стыке двух столетий ДОУ официально работали по 12 комплексным базисным, 25 парциальным, 2 специальным (для детей с нарушениями речи) образовательным программам. Кроме того, в соответствии с Приложением 3 к приказу Министерства образования РФ от 22 августа 1996 г. № 448, в российском образовательном пространстве получили «прописку 3 категории и 6 видов ДОУ. Поиск и самостоятельный выбор конкретных форм образовательной работы стал нормой деятельности педагогов.

Торжествовала идея вариативности в образовании, которой мы обязаны Александру Григорьевичу Асмолову.

В 2013 г. в новом Законе об образовании «дошколка» приобретает официальный статус уровня образования. И как за любым таким уровнем, за ней закрепляется собственный образовательный стандарт, созданный А.Г. Асмоловым с коллегами (2014 г.). В соответствие со стандартом приводятся или заново разрабатываются дошкольные программы. Сегодня выбор представлен более, чем двадцатью комплексными и парциальными программами, которые предлагает практикам навигатор ФИРО. Детский сад открылся в мир, в широкий мир взрослых – в первую очередь, для родителей, ставших активными участниками детсадовской жизни. И даже ее онлайн-наблюдателями. Все это совпало с ликвидацией всероссийской очереди в детские сады. В СССР новых детских садов не строили в таких масштабах и темпах – в основном, по мере застройки новых городских микрорайонов. Правда, недавно выяснилось, что программа строительства реализована лишь на треть.

С принятием и освоением стандарта бум вокруг дошкольного образования поутих. Возможно, просто началось время спокойной, но от этого не менее энергичной работы.

Что не изменилось? На превращение «дошколки» в самостоятельную образовательную ступень возлагались надежды. Одновременно в связи с этим прогнозировались и некоторые риски. Во-первых, дошкольное образование – фундамент образовательной системы – обделено многими правами, которыми наделена «надстройка», в первую очередь школа. Во-вторых, фундамент начал заметнее оседать под давлением «надстройки». Школа ужесточила, хотя и в обход закона, требования к детскому саду, de facto перебрасывая туда ряд своих задач (ЧиПиСчи – формирование умений читать-писать-считать). Это ужесточение поддерживается и родителями, отчасти, поневоле. Одно дело – закон, другое дело – учитель начальных классов со своими требованиями к вашему ребенку.

При очевидной образовательной ценности специфических эффектов развития в дошкольном детстве, она понятна, в основном, специалистам.

Говорите, без воображения, способности общаться, умения быть самостоятельным, а значит – хозяином своего поведения, желания проявлять инициативу, которые формируются в дошкольном возрасте на внеучебном содержании, нельзя освоить школьное учебное? Возможно, но как это отразить в показателях, которые могла принять школа вместе с ребенком? Отмахиваясь от них, она создает себе массу проблем. Точнее, не себе, а ребенку. Потому что школьные задачи очень часто можно решать без воображения и включения в сотрудничество, под внешним диктатом чужой воли… По правде говоря, это свидетельство того, что в школе ребенку подсовывают совсем не учебное содержание, а «ЧиПиСчи». Об этом много говорил мой учитель В.В. Давыдов. И когда мы четверть века назад вместе намечали контуры дошкольной ступени системы развивающего образования, написали: никаких упрощенных аналогов учебной деятельности (даже по Эльконину – Давыдову) там быть не должно.

– Мне всегда было интересно, как понять, выполняется или не выполняется дошкольным учреждением ФГОС (Федеральный государственный образовательный стандарт)? Проверочные работы же нельзя провести...

–Тем не менее, все проводится. Оцениваться ведь, по замыслу самих разработчиков дошкольного ФГОСа должны не дети, а условия для их развития, создаваемые взрослыми. Скажем, в садике важно не только выстроить игровую среду, необходимо, чтобы воспитатель мог где-то инициировать игру, где-то включиться в нее, подхватив детскую инициативу. Чтобы он умел общаться и воображать в игре. Взрослых ведь сегодня приходиться буквально учить играть по-детски (уникальная практика такого обучения была создана Еленой Кравцовой и ее последователями). Не способные играть взрослые – это колоссальная проблема для детского сада, и не только. А умение педагога играть – условие детского развития. Это поддается оценке, для которой выработаны вполне определенные критерии. Так и с остальным.

– Так называемые «открытые» занятия – моя личная претензия к детским садам. Хорошо помню, как воспитатели отбирали самых лучших = удобных детей, а остальных нянечка уводила в спальню или на прогулку. С чем связано это стремление показать идеальную картинку вместо реальной? С рейтингом педагога, детского сада?

– Да, сейчас за всем этим – стремление повысить рейтинги и категории, в конечном счете, решить «материальной вопрос», который для работников ДОО, весьма нелегок. Но и в советском детском саду частенько демонстрировали открытую показуху. Для всякого рода комиссий.

Один мой знакомый рассказывал историю. Когда Сереже (а так зовут моего знакомого) было 6 лет, и он посещал садик, почил Л.И.Брежнев. В те дни воспитатели устраивали поминальный политпросвет среди детей. Спрашивали, кто такой Леонид Ильич, чем славен и т.п. А за правильные ответы награждали маленького отличника политической подготовки – смех и грех! – конфеткой. Репетировали встречу тетенек из РОНО. И вот очередь дошла до Сережи:

– Так кто же такой Леонид Ильич?

Сережа задумался.

– Сереженька, Леонид Ильич – это наш вождь!

И тут Сережу прорвало:

– Мы что – индейцы? Леонид Ильич – не вождь, а генеральный секретарь ЦК КПСС! А ведь, как точно заметил умный мальчик. Вождизм – это раннеязыческое. Вождь – это из чего-то, пусть не самого пещерного, но явно родоплеменного. Дальше только вожак. Но что до того, когда завтра может свалиться проверка! Генеральный секретарь – да, но сверху обязали выучить слово «вождь», чтобы от молочных зубок отскакивало. «Генеральный секретарь» – это ведь не очень доступно для детского понимания, да и произнесения. Сережа явно выпадал из этого круга.

– Учителя сетуют на то, что на курсах повышения квалификации их учат примерно тому же, чему учили 10 лет назад, вместо того, чтобы учить компетенциям и навыкам XXI века. Есть ли эта проблема у воспитателей?

– К счастью, нет, и это лишний довод в пользу того, что «дошколка» кое в чем обогнала школу. Сейчас на разных базах и платформах проводятся семинары и вебинары, где авторы рассказывают о своих новейших наработках в сфере дошкольного образования. Можно спорить о свежести и вообще характере этих наработок, но это – другой вопрос. Дело в том, что авторские семинары имеют очень хороший спрос, не только в обмен на сертификат. Воспитатели мотивированы содержанием. Достаточно послушать отзывы и пробежаться по чатам в YouTube. А главное – это сразу «идет в дело»: услышанное вчера вы можете увидеть на занятиях завтра, к тому же в авторизованном, переосмысленном виде. По этому каналу мне самому не раз удавалось оперативно вовлечь практиков в свои образовательные проекты.

– Не могу не спросить про занятия, которым отведено приличное место в режиме дня каждой группы. С музыкальными и физкультурными всё более-менее понятно, а математика, окружающий мир, развитие речи – как их сегодня проводить?

– В соответствии со стандартом «предметная» тематика занятий должна соответствовать образовательным областям – «Физическое развитие», «Художественно-эстетическое развитие», «Речевое развитие», «Познавательное развитие», «Социально-коммуникативное развитие». Понятно, что границы между этими областями размыты, даже в традиционной школе с советских времен твердят о необходимости разрушения глухих межпредметных перегородок (хотя часто учебный предмет напоминает бункер).

Но ключевое слово тут – «развитие», и применительно к каждой из них обозначены приоритеты развивающей образовательной работы.

В их логике и должны строиться занятия. Развитие познания – это не просто «ознакомление с окружающим миром», тем более, углубление в какие-то детали, которые и школьнику часто не особо нужны.Это попытка вызвать детскую мысль и через нее сделать мир ближе и чуть понятнее. Настолько, чтобы потом в школе его можно было бы анализировать, открывая законы творящегося в нем. Вот, к примеру, мы исследуем на занятиях с детьми, что такое «есть» и что такое «нет»? Исчезают ли спрятанные вещи? Меняются ли они, когда прячутся? Куда уходит «вчера» и что от него остается? Можно ли поймать время? Кое-какие конкретные сведения при этом всплывают, но лишь в качестве ярких и парадоксальных иллюстраций состояний «есть» и «нет», переходов одного в другое.

– Некоторые дети категорически не любят детский сад. Одна из причин – «тарелка должно быть пустой». Почему это правило никуда не девается?

– Великий самообман взрослых. Классическая иллюзия управляемости через диктат – не только, заметьте, педагогическая. Внутреннее сопротивление ребенка рано или поздно себя обнаружит и, как правило, в максимально негативной форме. Примеров тому масса.

Диктат ведь подавляет не капризы, а собственную волю ребенка, способность управлять своим поведением. В итоге, от него в будущем можно ожидать чего угодно. Просто это будущее порой оттягивается, и педагог не всегда его успевает застать.

Иллюзия управляемости через диктат связна с другой – иллюзией «каквсешности».

Ряды пустых тарелок, хождение строем, все дети в кроватках во время дневного сна – порядок, который, возможно, ласкает педагогический взор взрослого. За этим внешним порядком из поля зрения выпадают сами дети, каждый из которых совсем не «упорядочивается». Скорее – наоборот. Затаивается от педагога в своих смятенных подавлением чувствах.

– Сейчас возрастает запрос на полилингвальное дошкольное образование, на полилингвальные детские сады. Как вы относитесь к этому?

– Как бы ни относиться, открытый мир не закроешь, миграционные потоки не остановишь. В этом мире все мы – немножечко мигранты, даже не сходя с места. В полилингвальности не надо видеть обузу. Равно как и целиком перекладывать задачу обучения второму языку на детский сад. Родители, конечно, ждут именно этого. Им надо объяснить, что второй разговорный язык, как и первый, усваивается ребенком, прежде всего, в семье. И ему желательно учиться вместе с родителями.

У садика задача другая – снять «языковой барьер» до изучения языка, что, конечно, не отменяет самого этого изучения.

Организовать общение детей так, чтобы у них возникло стремление найти «общий язык» для него. А дальше – можно учиться.

В полилингвальной среде скрыты колоссальные ресурсы для развития. Например, мой норвежский коллега профессор Камил Озерек из университета Осло использовал билингвальную среду в детском саду для коррекции аутизма у дошкольников. Оказалось, что нужно устранить ту самую коммуникативную доязыковую «языковую преграду», которой в обычном садике ребенок-аутист не встречает. И необходимости в поиске «общего языка» с другими детьми не чувствует.

– Сегодня в России отмечается День воспитателя и всех дошкольных работников. Что бы вы хотели пожелать своим коллегам?

– У нас всегда есть завтрашний день. И мы смотрим из него в день сегодняшний глазами детей. Раньше всех вместе взятых футурологов. Осип Мандельштам писал: «шепот раньше губ». А у наших детей – «взгляд раньше глаз», которым еще только предстоит открыться на мир. С нашей помощью, чтобы дети увидели дальше нас. Это – счастье, прозорливое счастье. Его и пожелаю.



Новости





























































Поделиться