Образовательная политика // Статья

«Данный подход противоречит положениям Конвенции ООН о правах ребенка»

Сообщество российских некоммерческих организаций обратилось в Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, к члену Совета Александру Асмолову и председателю Совета Валерию Фадееву, с просьбой оценить разрабатываемые поправки к Конституции РФ, касающиеся защиты семьи и детства. Публикуем их обращение.
  • 5 марта 2020

«Данный подход противоречит положениям Конвенции ООН о правах ребенка»
Фото: barnaul.bezformata.com

Уважаемые Валерий Александрович и Александр Григорьевич!

Мы, сообщество некоммерческих организаций, обращаемся к вам с просьбой дать свою оценку разрабатываемых поправок в Конституцию Российской Федерации, касающихся защиты семьи и детства, и поддержать нашу обеспокоенность предложенными формулировками.

Конституция – основной документ, закрепляющий базовые ценности и принципы, которые закладывают основу всего федерального законодательства, определяющий стратегические цели государства, и крайне важно в Основном законе закрепить основные понятия для достижения стратегических целей. Ряд вынесенных на рассмотрение формулировок вызывает серьезную обеспокоенность экспертного сообщества.

В первую очередь это касается новой статьи 67.1, которая содержит следующие положения (формулировка актуальна на 04.03.2020):

«Дети являются важнейшим достоянием России. Государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим. Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, принимает на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения».

Данная формулировка вызывает серьезные опасения по следующим причинам:
  1. Государство не может принять на себя обязанности родителя в силу самого определения понятия «родитель». Родитель выполняет свои обязанности непосредственно, главное, что он дает ребенку – отношения заботы и привязанности. Государство может предоставить учреждения для воспитания детей, может защищать права на всех уровнях власти. Но удовлетворить эмоциональные, психологические потребности ребенка государство как система не может. Кроме того, родительские обязанности предполагают в полной мере ответственность, включая уголовную, за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, понятно, что это невозможно распространить на действия государства, поэтому невозможно говорить об «исполнении обязанности родителей» в юридическом смысле. Также внушает опасение, что такая формулировка сделает не только допустимой, но и более распространенной практику размещения детей в интернатных учреждениях разных типов, потому что только в такой форме государство может исполнять обязанности родителя. Кроме того, в соответствии с буквальным толкованием данной нормы жизнеустройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, завершается с передачей государству обязанностей родителя. И данную формулировку не может исправить даже дополнение указанием на приоритет семейного воспитания, так как в данном случае совершена попытка объединить две противоречащие друг другу идеи: о приоритете семейного воспитания и императив о передаче государству обязанностей родителя. В результате данное предложение стало внутренне противоречивым и не сможет быть реализовано на практике. Кроме того, данный подход явно противоречит базовым положениям Конвенции ООН о правах ребенка и формирующейся в последние годы государственной политике профилактики социального сиротства, содействия семейному устройству и деинституционализации. А в свете необходимости России в ближайшее время представить в Комитет ООН доклад о реализации Конвенции, внесение в Конституцию норм, противоречащих ключевым положениям Конвенции, нанесет большой вред имиджу России.
  2. Предложенная формулировка по «духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим» в последней части сводит все многообразие человеческой личности к трем качествам. Если учесть, что государственные стратегии, в частности Стратегия национальной безопасности и другие стратегические документы, определяющие цели воспитания молодежи, указывают такие российские духовно-нравственные ценности, как милосердие, справедливость, ответственность и многое другое, то не ясно, почему в проект поправок вошли именно указанные выше цели воспитания детей. Что касается цели воспитания уважения к старшим, то представленная формулировка также вызывает сомнение, так как не понятно, кто подразумевается под «старшими» (насколько старше они должны быть), а также почему это ценность или цель исключительно для детей? С одной стороны, очевидно, что нужно уважать старших, с другой – данная ценность может конфликтовать с необходимостью – в некоторых случаях – защищаться от незаконных действий указанных «старших», например, в случае насилия с их стороны. На наш взгляд, перечень приоритетов не выглядит исчерпывающим.
  3. Данная формулировка именует детей достоянием России. Однако это некорректно как с точки зрения логики и русского языка, так и с позиции гражданского законодательства: понятие «достояние» традиционно трактуется как «вещь», «имущество», «собственность». Но дети не могут быть собственностью государства или кого-либо еще. Мы понимаем, что данная формулировка является результатом попытки указать особую значимость и ценность ребенка в системе приоритетов государства, но в данной редакции эффект оказался неоднозначным.

Учитывая представленные выше замечания и при этом полностью поддерживая инициативу по включению в Конституцию специальной нормы, направленной на защиту прав и интересов детей, предлагаем сформулировать часть 3 предлагаемой статьи 67.1 следующим образом:

«Государство защищает право каждого ребенка на жизнь, здоровье, развитие, образование, право жить и воспитываться в семье. Государство обеспечивает приоритет семейного жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей».

В этой формулировке определен приоритет семейного воспитания и роль государства в качестве защитника прав ребенка. В таком изложении поправки ясна обязанность государства по отношению к детям. Сохранено важнейшее право – а на самом деле витальная потребность каждого ребенка – жить и воспитываться в семье. Современная практика семейного устройства и результаты научных исследований показывают, что только семья является благоприятной средой для развития ребенка. Мы считаем крайне важным указать в данной норме понятие «семья», так как семья является обязательным условием для обеспечения полноценного детства в обществе, в котором дети являются ценностью. В текущей формулировке указание на семью отсутствует, есть только связка «ребенок-государство», и это крайне странно и может создать потенциальную угрозу с точки зрения реализации задачи государства по профилактике социального сиротства и содействия семейному устройству. Роль родителей и семьи в целом является ключевой, и это должно быть отражено.

Мы, нижеподписавшиеся, руководители некоммерческих организаций, просим вас дать отзыв на поправки в Конституцию в текущей формулировке и в предлагаемой нами редакции, направленной на поддержку детей и семей.

С уважением,
Исполнительный директор
Ассоциации «Все Вместе» Смирнова К.В.

К обращению Ассоциации «Все вместе» присоединяются:
  1. Аксенова Марина, директор благотворительного фонда «Солнечный город»;
  2. Альшанская Елена, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»;
  3. Битова Анна, председатель правления РБОО «Центр лечебной педагогики»;
  4. Воронцова Нина, исполнительный директор фонда «Старшие братья, старшие сестры»;
  5. Леонова Яна, директор фонда «Измени одну жизнь»;
  6. Новожилова Наиля, председатель правления благотворительного фонда «Арифметика добра»;
  7. Пензова Варвара, директор благотворительного фонда «Дети наши»;
  8. Слабжанин Николай, исполнительный директор фонда «Детские деревни SOS».


Новости





























































Поделиться