Директор // Тема дня

Как мотивировать детей в дистанте и как готовить к ОГЭ и ЕГЭ


Как мотивировать детей в дистанте и как готовить к ОГЭ и ЕГЭ
Фото: moskva.bezformata.com

«Школа будущего» – нетипичная сельская школа. В ней обучается около 2000 детей, действует множество кружков, трудятся квалифицированные педагоги.

Однако переход на дистанционный формат обучения и для этой школы оказался непростым. О том, как мотивировать учащихся к занятиям в таком формате, как организовать подготовку к ОГЭ и ЕГЭ, поддержать учителей и родителей, и о многом другом рассказывает Алексей Голубицкий, директор «Школы будущего» поселка Большое Исаково Калининградской области.

– Алексей Викторович, какая ситуация сейчас в Калининградской области?

– Очень спокойная. Единичные случаи ОРВИ и очень серьёзное отношение губернатора: перекрыты границы, ответственное отношение к карантинным мероприятиям, к самоизоляции. В магазинах всё есть, транспорт работает. Но значительно стало меньше людей на улицах, особенно в торговых центрах. То есть люди стали более осознанно относиться к своим перемещениям и в целом понимают процессы. Паники нет. Спокойно всё происходит, на мой взгляд, как надо, как должно быть.

Как организуется дистанционное обучение в вашей школе, какими ноу-хау Вы можете поделиться?

– Прежде всего мы воспользовались нашим правом и передвинули каникулы на неделю раньше, потому что мгновенно «перевести стрелки» с очного на дистанционный формат в большом механизме под названием «школа» нам показалось затруднительным.

Каникулы как раз пришлись на период свободного посещения с таким не до конца понятным и продуманным форматом, вызвавшим огромное напряжение в родительском коллективе. Кто-то отпускает детей в школу, кто-то оставляет дома. Как в этом случае дать одинаковое качество в условиях двойной нагрузки на учителей – это большой вопрос. Сначала отведи очные уроки, потом в дистанционном режиме работай? Всё это показалось нам достаточно непростой ситуацией, и мы просто воспользовались нашим правом: не дожидаясь каких-то особых инструкций, перенесли каникулы раньше срока.

Благодаря этому у нас появилось время для того, чтобы спокойно изучить ситуацию, собрать лучшие практики, выработать нашу персональную модель онлайн-обучения и обучить педагогов.

Новую модель мы обсудили в дистанционном формате в программе Zoom – сначала с учениками, потом с педагогами и после этого с родителями. Рассказав всем перечисленным участникам о наших планах, мы совместными усилиями выработали завершённую модель, по которой будем действовать, начиная с 25 марта.

– В чем заключаются особенности вашей модели?

– Очень важно подчеркнуть, что она состоит из двух частей – базовой и продвинутой, каждая из которых рассчитана на определенный уровень компьютерной грамотности педагогов.

Базовый электронный пакет включает задания Российской электронной школы для объяснения нового материала. Соответственно, платформа «Якласс» позволяет выполнять задания, выставленные в тестовом режиме, и автоматически получать отметки в электронный журнал. То есть это можно использовать как инструмент проверки и контроля знаний. И Zoom как инструмент дистанционных онлайн-уроков. Создали Google-среду в качестве инструмента мобильного, подвижного расписания, где все видят онлайн, как может меняться расписание. Кроме того, мы уменьшили количество уроков и сократили их продолжительность до 30 минут, и, опираясь на эти инструменты, мы предъявили базовую модель.

Что же касается продвинутого электронного пакета, то заинтересованные педагоги в программе CORE и в ряде других, сложных и многофункциональных, готовы разрабатывать свои уроки с объяснением нового материала и записывать видео в режиме «Перевёрнутый класс».

– Какие интерактивные формы работы с учениками могут быть использованы при дистанционном режиме обучения?

– Во-первых, интерактивность обеспечивается непосредственно на онлайн-уроке. Любой ребёнок может, как и на традиционном уроке, поднять руку, высказать свою точку зрения или принять участие в онлайн-дискуссии. В этом смысле достаточно всё подвижно, и никаких проблем в этом плане нет, если под интерактивностью мы подразумеваем возможность обратной связи и активного участия. Во-вторых, если мы строим урок не в формате монологичной речи учителя, а в формате проектов, отдельных заданий, которые ученики вместе выполняют, то там, в этой среде, вполне возможно объединение и по группам, и общение, и предъявление каких-то результатов. То есть возможностей море.

– Ключевым фактором дистанционного обучения является его техническое качество. Как его обеспечить с учетом того, что все педагоги и дети находятся дома, и интернет у всех разный, и компьютеры, может быть, не у всех есть?

– У каждого нашего педагога есть свой рабочий ноутбук, компьютеров в классах нет. И уже больше десяти лет наши педагоги могут оставить ноутбук в классе, могут взять с собой домой, могут работать, находясь в транспорте по дороге из школы домой и обратно. То есть это уже их зона ответственности и комфорта, когда они работают с ноутбуком там, где им удобнее.

Что касается учеников, то, поскольку мы детей не отбираем, у нас много ребят из малообеспеченных семей. Им мы всегда выдавали ноутбуки – делали это раньше, продолжаем это делать и сейчас.

Но в этом году мы пошли ещё дальше и стали покупать для них флэшки с модемами и обеспечиваем их интернетом. То есть у нас все дети находятся в одинаковых условиях, независимо от своего социального положения.

После окончания карантина они вернут в школу полученные ноутбуки.

А в случае крайней необходимости мы подготовили для каждого класса специальный стеллаж прямо на входе в школу, куда они могут приносить выполненные задания. Но мы постараемся, чтобы этаких случаев не возникало.

– Вам удалось провести оперативную подготовку тех учителей, которые, например, слабо готовы к введению дистанционного обучения?

– Конечно. Но надёжнее всего учиться на практике. У нас в каждом методическом объединении есть лидер, который владеет мастерски этими технологиями, и педагоги обращаются к нему за помощью. Если возникают какие-то технические заминки, у нас почти круглосуточно работают системные администраторы, готовые решить любую проблему. Мало обучить педагога, важно его своевременно поддержать.

Я как директор школы сейчас тоже возьму «под опеку» несколько учителей, чтобы вместе с ними проработать, прожить эту модель, понять, как она действует, где требует ещё достройки.

– Есть мнение, что такой формат обучения больше подходит ребятам основной и старшей школы. А как быть с младшими школьниками? Там, наверное, потребуется тотальный контроль со стороны родителей? А могут ли они его обеспечить, если они работают, например?

– Я бы слово «контроль» заменил словом «поддержка». Тотальная поддержка, да, безусловно. Поддержка нужна со стороны родителей, без них малыш может и растеряться. Но у нас предполагаются очень игровые и мультимедиа-насыщенные занятия, которые увлекательны для детей этого возраста. При этом мы понимаем, что не только первоклассники, второклассники будут нуждаться в поддержке, но также их родители. Для них каждый день с 16 до 17 часов будет открыта «горячая линия» с директором школы, системными администраторами, которым можно будет задать конкретные вопросы по организации и применению этой модели.

– Будет ли осуществляться подготовка к ОГЭ и ЕГЭ?

– Да, безусловно. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Один из самых успешных сервисов по подготовке к ЕГЭ и ОГЭ, по мнению самих выпускников – Фоксфорд, который раньше за очень существенные средства предоставлял свои услуги, и ряд других сервисов, которые тоже были платными, сейчас открыли бесплатный доступ для школьников, студентов, преподавателей. То есть мы, кроме своей школьной модели, планируем дополнительно привлекать мощнейшие ресурсы, которые раньше были доступны только для состоятельных семей.

Для подготовки к экзаменам мы делим детей на микрогруппы, обеспечивая им подготовку по выбранному направлению, снижаем общую нагрузку, так как дистанционный режим предполагает снижение общей нагрузки по другим предметам и больше самостоятельной работы. Поэтому у детей даже высвободится больше времени для подготовки к экзаменам. И, если честно, то в этом году мы ожидаем не снижения результатов ОГЭ и ЕГЭ, а их роста.

– Все ли дети готовы к такому самостоятельному обучению?

– Разумеется, нет.

– А как их можно мотивировать?

– Очень хороший вопрос. Я бы сказал, ключевой вопрос. У дистанционного образования самая большая беда – это мотивация, вернее, её утрата.

Во-первых, они мотивируются постоянной обратной связью. Как только ученик «потерялся», не вышел на контакт, не посетил онлайн-урок, не сделал домашнее задание, с ним и его родителями будет работать классный руководитель, подключится и администрация, для того чтобы вернуть в поле зрения этого ребёнка.

Во-вторых, с учителями мы договорились, что первое время обучения в дистанционном режиме мы не будем ставить никаких отметок, кроме «хорошо» и «отлично». Поэтому у нас есть гипотеза, что даже у ребят с низкой мотивацией будет уникальная возможность, не боясь получить негативную отметку, смело стараться выполнять задания.

В-третьих, часть кружков будут идти онлайн, и запускаются флэш-мобы в социальных сетях, чтобы включить детей в социальное общение. Участие в онлайн-проектах даст ученикам шанс получить дополнительные бонусные баллы для того, чтобы ещё повысить свою отметку по предметам. То есть мы проработали дополнительную систему поощрения для повышения мотивации.

В-четвертых, мы открываем курсы для учеников «Учить учиться», цель которых – научить, как работать с информацией, как легко запомнить формулы, как заставить себя заниматься, когда тебе лень.

Этот курс разработали наши преподаватели, собрав лучшее из разных ресурсов.

– Ваша школа считается сельской, но назвать ее типичной нельзя, поскольку в ней обучается около 2000 детей. Вы хорошо технически оснащены, у вас нет дефицита педагогических кадров. А что Вы порекомендуете другим сельским школам, в которых нет широкополосного интернета? Как им выходить из этой ситуации? Какие можно использовать методики?

– Это нужно решать в каждом конкретном случае: в зависимости от ситуации, где-то можно применить мобильный интернет или организовывать подвозы учеников в базовые школы. Я думаю, что и карантин не так страшен в отдалённых малонаселённых пунктах. Поэтому там в большей степени возможно организовывать работу детей в микрогруппах, чтобы избежать скученности. Поэтому тут от руководителей потребуются разумность, умеренность и взвешенный управленческий подход.

Карантинные мероприятия тоже должны соответствовать масштабу и уровню опасности. Поэтому вполне возможно, что в некоторых школах подобного рода дистанционное образование может вообще и не применяться или применяться, но ограниченно – для того, чтобы разрядить количество, плотность детей в школе.

– Какой вывод можно сделать? Подтолкнёт ли эта пандемия развитие дистанционных технологий в образовании?

– Вы знаете, нынешняя ситуация выявила как успешные, так и непригодные для занятий ресурсы. Например, мы отказались от некоторых сервисов, потому что они просто не готовы были к наплыву желающих, хотя рекламировали себя достаточно активно. Я думаю, это встряхнёт систему образования, позволит нам понять новые возможности информационных технологий. Я абсолютно уверен: если бы карантина не было, то его надо было бы придумать, потому что мы уже так долго работаем в привычном формате, а резкое изменение условий заставило нас выйти из зоны комфорта.

Наша школа живет под девизом Дейла Карнеги: «Если жизнь дала тебе лимон, надо сделать из него лимонад». То есть из любой ситуации мы должны выжимать максимум для наших детей, которых нам доверили родители. И мы постараемся изо всех сил сделать именно так.



Новости





























































Поделиться