Качество образования // Тема дня

Всеволод Луховицкий: «Отменить в 2020/2021 учебном году ВПР и ОГЭ, а ЕГЭ оставить только для поступающих в вузы!»


Всеволод Луховицкий: «Отменить в 2020/2021 учебном году ВПР и ОГЭ, а ЕГЭ оставить только для поступающих в вузы!»
Иллюстрация: minervaco.com

Деятельность Минпросвещения в период пандемии вызывает все больше нареканий со стороны экспертов.

15 октября бизнес-омбудсмен Амет Володарский жестко высказался о том, что Минпросвещения не подготовило «необходимые ресурсы для более эффективного дистанционного образования», а «губернаторам и мэрам приходится принимать самостоятельные решения».

По его словам, «родители устали от дистанционного образования и от самоизоляции, но в сентябре разрешать очное обучение в школах было просто нельзя», поскольку из-за этого учителя были поставлены в ситуацию, связанную с очевидными и неоправданными рисками. Тем более если учесть, что средний возраст педагогов в России – 50+, а молодые специалисты в школы работать не идут или их очень мало в педколлективах.

В то же время обвинять министерство в полном бездействии тоже было бы неправомерно. Еще весной по инициативе ведомства был запущен онлайн-марафон «Домашний час», организовано движение «Волонтеры просвещения», с 1 сентября запущен проект по «Цифровой образовательной среде», разработаны методические рекомендации для работы в формате дистанционного обучения.

16 ноября были опубликованы «Практические рекомендации (советы) для учителей и заместителей директоров по учебно-воспитательной работе в образовательных организациях, реализующих образовательные программы начального, общего, основного, среднего образования с использованием дистанционных технологий».

В документе даются рекомендации по составлению расписания, указаны предельные затраты времени на выполнение домашних заданий, педагогам советуют проводить с детьми онлайн физкультминутки и гимнастику для глаз. Однако есть большие сомнения, что соблюдение этих полезных советов пойдет на пользу. Ведь каждый учитель обязан не только пройти учебную программу в рамках ФГОС, но и подготовить детей к ВПР, ОГЭ и ЕГЭ, которые, судя по заявлениям руководителей федеральных образовательных ведомств, они отменять не намерены.

Между тем родители жалуются на ухудшение физического и психологического здоровья детей из-за долгого времяпрепровождения за монитором, что приводит к сколиозам, падению зрения, стрессам и другим неблагоприятным последствиям.

Но в период дистанта еще более тяжелая нагрузка и ответственность легли на плечи учителей, которым, как уже отмечалось выше, приходится выбирать между соблюдением СанПиНов и прохождением контроля со стороны органов управления образованием всех уровней, который в это время не ослабевает.


Всеволод Луховицкий: «Мы не рассчитываем получить ответ от министерства, но надеемся, что оно хотя бы прислушается к нашим предложениям и составит на их основе рекомендации, которые станут руководством для всех регионов».

17 ноября 2020 года профсоюз «Учитель» направил в Министерство просвещения предложения по срочным мерам, которые необходимо принять в период перевода школ на дистант. Мы попросили прокомментировать эту инициативу сопредседателя профсоюза Всеволода Луховицкого.


– Всеволод Владимирович, чем продиктовано ваше обращение?

– Осенью этого года с началом роста заболеваемости коронавирусом значительная часть образовательных учреждений, отдельных классов и учеников перешли на дистанционное обучение. Второй месяц учителя и родители живут в ситуации крайнего напряжения, а Министерство просвещения РФ и региональные министерства делают вид, что ничего не происходит и обучение во время эпидемии – это то же самое, что обычное обучение.

С одной стороны, мы наблюдаем протестное движение родителей, выступающих за полный отказ от дистанционного обучения, с другой – опасения значительной части общественности за здоровье детей и как следствие – поддержку онлайн-занятий как единственного выхода в нынешних условиях.

Профсоюз «Учитель» занимает позицию золотой середины: мы не поддерживаем повсеместное введение дистанционного обучения в российских школах на постоянной основе. Но в условиях эпидемии эта форма допустима как вынужденная и временная.

В первых двух пунктах нашего обращения мы признаем, что российское образование не готово к переходу на дистанционное обучение детей в массовом порядке по причине отсутствия технических средств, дефицита кадров и методик преподавания. Все эти факторы не позволят большинству школьников освоить в нужном объеме образовательную программу. Даже в тех регионах, где не введено дистанционное обучение, классы эпизодически уходят на карантин, учителя проводят много времени на больничных, растет дефицит кадров из-за увольнения тех педагогов, кто не готов работать в сложных условиях эпидемиологических ограничений.

Поэтому мы предлагаем ряд мер, которые в этой вынужденной ситуации могут облегчить жизнь учителям, родителям и детям. Прежде всего нужно отменить в 2020/2021 учебном году ВПР и ОГЭ, а ЕГЭ оставить только для поступающих в вузы.

– Вы предлагаете разрешить школам (по решению управляющего совета, педсовета и директора) изменять и сокращать учебные планы, чтобы уменьшить количество онлайн-уроков и объем учебного материала. Не обвинят ли вас в том, что вы лишаете детей знаний в рамках, гарантированных ФГОС?

– Дети в период дистанционного обучения вынуждены проводить много часов за компьютером, что наносит серьезный ущерб их здоровью. Если бы у меня было такое право, то я бы отказался от домашних заданий и по крайней мере от сдвоенных уроков. Мы предлагаем, чтобы каждая школа в зависимости от своих потребностей, от возможностей учителя отказалась, например, от проведения онлайн-уроков по некоторым предметам. Мы не стали указывать в обращении их список, поскольку решение должны принимать администрация, педколлектив и родители конкретной школы.

– Но на каком основании тогда платить зарплату тем учителям, которые по общему решению не будут вести дистанционные уроки?

Эти учителя будут заниматься методической и организационной работой, например, помогать классным руководителям, у которых сейчас большая нагрузка, в том числе постоянный контроль за посещаемостью онлайн-уроков, за числом заболевших детей.

Но все же речь не идет о полной отмене тех или иных уроков – возможны разные варианты: скажем, сокращение занятий или изменение расписания, поскольку сейчас в дистанте школы работают по традиционному графику, что, на мой взгляд, неприемлемо. Может, имеет смысл периодически вводить короткие каникулы. Главное – предоставить право самой школе решать эти вопросы, исходя из интересов детей и реальных возможностей педагогов.

– В вашем обращении вы предлагаете гарантировать приказом Министерства просвещения право педагогов на выбор форм и методов преподавания, использование платформы для удаленного обучения и варианта электронного журнала. Не является ли это требование избыточным с учетом того, что оно фактически закреплено Законом «Об образовании в РФ»?

– Это требование во многом связано с московской ситуацией, потому что именно в столичных школах ввели дистант для всех учащихся 6–11-х классов, и всех педагогов заставляют работать с платформой Microsoft Tеams, которая постоянно зависает.

К сожалению, воздействие на учителей оказывается через директоров школ, которых могут уволить без объяснения причин за любое нарушение предписаний сверху.

А поскольку подключение к Microsoft Teams осуществляется через единый электронный журнал, то все это легко фиксируется.

– Вы предлагаете с целью сокращения нагрузки на педагогов отказаться от систематического и обязательного проведения воспитательных и внешкольных мероприятий для детей, участия учителей в конкурсах, прохождения ими курсов повышения квалификации и прочих мероприятий, не имеющих отношения к прохождению образовательной программы. Но если говорить о первой части вашего предложения, то разве не надо воспитывать детей в период дистанта?

Обязательно надо, но имеются в виду официальные мероприятия, спущенные сверху. А если учитель по своей инициативе проводит с детьми онлайн-игры, творческие конкурсы, которые интересны детям, то это только приветствуется. Мы же получаем сообщения из регионов о проведении патриотических смотров и других акций.

Что касается курсов повышения квалификации, то очень часто они проводятся офлайн, и многим учителям приходится ездить на учебу, даже в другие города, чтобы получить очередной сертификат для аттестации.

Поэтому мы предлагаем продлить действие квалификационных категорий педагогических работников, сроки которых заканчиваются в период с 31 декабря 2020 года по 31 мая 2021 года, до 31 августа 2021 года.

Вы предлагаете Министерству просвещения обязать региональные власти обеспечить учителей необходимыми техническими и программными средствами, доступом к интернету для ведения дистанционных занятий. Это чисто региональная проблема?

– Даже не у всех московских учителей есть возможность преподавать из дома. Есть школы, в которых выдают компьютеры тем, кто в этом нуждается, есть школы, которые этого не делают. Беда в том, что нет общего решения на этот счет, и нет ответственности региона за обеспечение педагогов и детей необходимыми техническими средствами. И на уровне школы этот вопрос не всегда можно решить, поскольку, во-первых, по большому счету директор не вправе распоряжаться имуществом учредителя и в данном случае вынужден брать все риски на себя; во-вторых, не каждая школа обладает достаточными ресурсами обеспечить всех нуждающихся компьютерами и тем более доступом к интернету. Финансировать это должны регионы или федеральный центр.

– Последнее предложение касается учреждений дополнительного образования и педагогов, которые там работают. Как известно, в Москве они были закрыты приказом мэра Сергея Собянина с 19 октября. Но вы считаете возможным проведение кружков и секций в формате индивидуальной работы с учащимися и обучения в малых группах – не только дистанционно, но и очно? Насколько оправдан риск в данном случае?

– Проблема заключается в том, что организации дополнительного образования сейчас закрыты, по крайней мере в Москве. Особенно пострадали детские музыкальные и художественные школы, где преподаватели и так занимаются с детьми индивидуально. В других кружках тоже занимаются небольшие группы детей. Поэтому можно разрешить Домам творчества сократить часы занятий и их количество, составить расписание так, чтобы дети не пересекались, то есть выполнить все нормы безопасности. Это важно для того, чтобы дети могли общаться, интересно проводить свой досуг. Дело в том, что музыкальные, хореографические, спортивные занятия не укладываются в дистанционный формат.

– Вы направили свои предложения в Минпрос 17 ноября. Вы уже получили какой-то ответ?

– Конечно, нет. Во-первых, они отвечают в течение месяца, во-вторых, все ответы на наши прежние запросы, которые мы получали из министерства, сводились к тому, что нам рекомендовали обратиться… в свою школу. Министерство не желает признавать, что есть профсоюз «Учитель», который задает вопросы, важные для всей страны. Мы не рассчитываем получить ответ от министерства, но надеемся, что оно хотя бы прислушается к нашим предложениям и составит на их основе рекомендации, которые станут руководством для всех регионов.



Комментарии экспертов

Новости





























































Поделиться