Педагогика // Тема дня

Возвращение царя Соломона

Митинги в России – это, увы, в первую очередь вопрос безопасности, а не политики.

Возвращение царя Соломона
Фото: nicstyle.ru

Дитя между тупостью родителей и подлостью обстоятельств

История про то, как прокуратура хочет лишить родительских прав семейную пару, которая пришла на несанкционированный митинг 27 июля с малышом в коляске, у всех на устах, гневных устах. Особо смакуется то, что отец якобы прикрывался младенцем, чтобы выйти из оцепления. Обстоятельства дела не прояснены, но общественность уже поляризировалась в своих оценках, которые больше напоминают приговор без обжалования. Бесспорно, события, в контексте которых случилась эта история, придают ей особую мрачность. И этот как раз тот случай, когда профессиональным психологам и педагогам, а также педагогическим СМИ просто нельзя промолчать. Потому что это сегодня самая драматичная весть образования.

Свое отношение к случившемуся я выразил в заголовке, можно было бы больше ничего не писать. Хотя и властной (прокурорской) глупости здесь хватает, причем «с последствиями». Согласен с главой СПЧ Михаилом Федотовым, что это – опасный прецедент, да и в Совете Федерации сочли требование прокуратуры перебором градации жесткости. Согласен с Евгением Бунимовичем.

Увы, нынешние дети растут в опасномокружении (если не сказать – круговой осаде) взрослых, которые не просто не способны гарантировать им нормальное детство. Как в известной притче про царя Соломона, они готовы разорвать ребенка во имя своих политических пристрастий. А до этого – поставить на кон в политических играх, где одна сторона поигрывает краплеными.

А теперь давайте, как говорила одна воспитательница в детском саду малышам, по большому!

По «гамбургскому» счету. Сколь бы безответственны ни были родители, ответственность за порядок на митинге несет власть и ее стражники. В том числе и за безопасность задержанных, к которым не может применяться сила сверх той, что требуется для задержания. Ребенку мог быть «нанесен физический ущерб», утверждают прокуроры. Кем? На фоне – защитная стена полицейских.

Очевидно,что в скафандре может прятаться подростковое озлобленное, зверьковое сознание. Экипированные мальчишки молотили дубинками с патологическим сладострастием своих сверстников в маечках и шортиках, крутили руки девчонкам. У них был «мандат» – приказ из «взрослых» кресел, но в конце концов молодым полицейским придется самим отвечать за свои действия. Перед мамой, детьми, совестью, Богом.

В любом случае политизированное родительское недоумие – не основание лишать ребенка папы и мамы. Наказать собираются их, а накажут первую в этом деле, самую беззащитную жертву, нанеся травму на всю жизнь.

У глупых (пускай) родителей нет власти, нет дубинок в руках, нет кресел под пятой звездной точкой. Есть только ребенок. И тем более у ребенка есть только они – это самое главное. И пусть все взрослые скрепы и антискрепы горят синим пламенем!

Утрата доверия ребенка к миру

Еще «протестным» летом 2012 года я написал для газеты «Первое сентября» заметку «На трехколесном велосипеде перед ОМОНом», которая вызвала двойственное отношение у некоторых участников протестов. Но эта заметка – выжимка из текста побольше, который не публиковался в СМИ. Считаю уместным воспроизвести весь текст.

Митинги в России – это, увы, в первую очередь вопрос безопасности, а не политики. А психологически – лишний раз швырнуть детей в противостояние взрослых, смысл которого дети (да и не все взрослые!) не способны ухватить, просто опасно.

Хотя детская безопасность – начало начал политики любого государства, которое построено для человека, а не против. Это лишь часть того, что Александр Асмолов называет политикой детоцентризма. Политика, ориентированная на человеческое развитие, а через это – и на сохранность «человеческого в человеке», она придает устойчивость общественно-государственному целому.

Все просто: любое решение, принятое в пользу ребенка, не может быть бесполезным и тем более вредным для общества, государства и граждан.

Другой, куда более сложный вопрос, как обеспечить такую политику экономически, организационно, социально. Но сейчас речь не об этом. А о том, как обеспечить «связь времен», которую очень легко порушить на уровне взаимоотношений детского и взрослого сообществ.

Самое страшное, что может произойти в детстве – утрата доверия ребенка к миру взрослых, который еще для него не поделен на «власть» и «оппозицию». Без такого доверия он не сможет полноценно взрослеть. В этом ключевой тезис профессионального психолога, поэтому я и взялся писать этот текст. Мы рискуем стать обществом неполноценных несмышлёных взрослых, без кавычек!

«Инфантилизация» подрастающего поколения, о которой сегодня твердят не только психологи и педагоги, – прямое следствие дефицита ответственных, мыслящих, понимающих, заинтересованных, свободных, позитивно решительных взрослых рядом.

Ответственной взрослости как таковой. Дефицит этот не всегда в состоянии компенсировать даже мамы и папы. Остающиеся для своих детишек просто очень любящими «старшими братьями» и «сестрами». Сами всласть не наигравшиеся. А потому не устающие играть: кто – во «власть», кто – в «оппозицию», кто – во что-то еще.

Приходилось быть свидетелем: в ответ на приглашение принять участие в обсуждениях острейших проблем образования, детства, его социальной защиты, даже на высоком уровне, из числа представителей родительской общественности откликались единицы. А ведь вместе мы могли бы кое-что решить. Очень трудно отстаивать интересы детей перед властью в отсутствии родителей. Но родителям это, видимо, скучно. Другое дело – митинги: там весело, там «экшн», да и не надо думать, на кого оставить детей. Думать надо! На то и взрослые.

Мой добрый друг Весна Яневич-Попович, психолог из Белграда, рассказывала: во время натовской бомбежки сербской столицы поглядеть на налет выходили семьями. Возвращались не все. А не столь экстремальные семейные «гуляния» москвичей (везет же на «перформансы» этой закормленной первопрестольной!) 91-го и 93-го годов? И это та взрослость, на которую дитяти можно опереться в жизни? Или на ее образ в себе, взрослом, когда тех взрослых уже не станет? Взрослые из 45-го победили ради того, чтобы ни одна бомба, ни одна пуля больше никогда не попала в ребенка. А взрослые из 2012-го пишут мне: ограждая детей от «экстремальной» политики, вы работаете на ЕР. Тут ЕР, там Госдеп. А мы ведь – о детях…

Хотите, чтобы ребенок вырос свободным и честным – являйте на его глазах ежедневные примеры того и другого в ситуациях, которые ему близки и понятны.

Со временем самостоятельно перенесет и на остальные. Достаточно того, что явите их вы – человек, роднее и важнее которого для него во всем мире нет. Самый главный «политик» и «президент». Пусть он вас запомнит таким на всю жизнь. Чтобы стать для кого-то еще «главнее».

И ни в коем случае не навязывайте ему своих политических убеждений – пусть даже самых прогрессивных. Ведь чем прогрессивнее убеждение, тем большего труда собственной мысли требуется, чтобы оно стало твоим. Труда и опыта. Опять же – демонстрируйте поступками, для совершения которых не всегда требуется штурмовать ряды ОМОНа, да еще и с «детьми полка».

Мои родители не ходили на митинги. В советское время конституционной свободой шествий пользоваться было «не принято».

Необычайно мягкие, нежные, любящие мама и папа в воспитании были безнадежными «либералами». Но с непререкаемой жизненной позицией, которую отличала безоговорочная нетерпимость к любой несправедливости и готовность не раздумывая встать на защиту слабого. Трех-четырех случаев проявления этого, которые я застал в детстве, хватило, чтобы и потом – по мере сил – держаться вполне определенных нравственных маяков. Без бесед и разъяснений: в нашем доме демагогии не признавали. Папы и мамы давно нет, но я и сейчас учусь у них. Сам – они-то в меня своего «учения» не вбивали. Просто жили в согласии с ним.

Всегда выступал за свободу «детства, семьи и школы» от взрослой политики. Тем более – российской, которая очень часто напоминает полуигру-полувойну. Взрослых – с самими собой.

Власть и воля

На этом текст 2012 года завершается. А нынешний – завершу коротким размышлением о власти и воле.

Что такое власть? Власть – это прежде всего вынесенная вовне воля.Только в определенных исторических обстоятельствах, особенно если их рассматривать в горизонте политических событий, власть способна стать протезом ампутированной в этих обстоятельствах воли. Этот протез обычно крепится к культяпке, состоящей из наиболее примитивной формы воли – воли к власти.В этом смысле завтра может случиться ситуация безграничного всевластия и абсолютного безволия.

Потому что таков сегодня современный взрослый, необязательно облеченный государственной властью.



Новости





























































Поделиться