Качество образования // Интервью

«Мы слышали очень много драматичных историй о том, как им приходилось бороться за школу и всё делать самим»

О школах, которые стали успешными вопреки всему.

«Мы слышали очень много драматичных историй о том, как им приходилось бороться за школу и всё делать самим»
Фото: centr-crm.ru

Есть школы, которые совсем не видны на фоне активных федеральных и региональных инновационных площадок, гимназий и лицеев, авторских школ и победителей различных рейтингов. Как правило, они находятся в отдаленных районах, на депрессивных территориях с низким экономическим потенциалом, бедной инфраструктурой, ограниченными культурными и образовательными ресурсами. Школы обучают сложный контингент, в котором велика доля детей из неполных, малообеспеченных семей с невысоким уровнем образования, семей мигрантов.

Многие из них остаются в аутсайдерах. Но есть такие, которым удалось преодолеть неблагоприятные обстоятельства, выйти из кризиса и стать успешными.

О них рассказывает уникальная книга «Поверх барьеров», подготовленная сотрудниками Института образования НИУ ВШЭ. Сборник содержит 13 кейсов российских школ, сумевших добиться успеха в обучении детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Для определения таких школ появился термин «резильентные», что в переводе с английского означает «устойчивые».

География представленного опыта обширна и разнообразна – от Центральной России (Московская, Ярославская области) до Сибири и Якутии.

Сборник составлен на основе интервью с директорами, учителями, учащимися этих школ и их родителями.

Мы беседуем с одним из составителей сборника ведущим научным сотрудником Центра социально-экономического развития школы НИУ ВШЭ Мариной Пинской.

– Как возникла идея написать такую книгу?

– Мы уже около 10 лет исследуем школы, которые работают в сложных условиях. За годы исследований мы слышали столько историй – печальных или вдохновляющих, что у нас возникла потребность написать книгу.

Всё началось с проведенного нами в 2009 году анализа результатов PIRLS – международного исследования качества чтения и понимания текста учащимися начальной школы.

Стены малокомплектной школы в Сибири выкрашены в яркие цвета

Все международные исследования, и PIRLS не исключение, не просто измеряют результаты, а соотносят их с социально-экономическим статусом семей учащихся. Актуальная мировая повестка – это равенство доступа к качественному образованию независимо от тех или иных ограничений, накладываемых низким экономическим и культурным статусом семьи.

И мы тоже стали рассматривать результаты школы с учетом этого фактора.

Он очень сильно влияет на результаты учащихся: дети из благополучных семей показывают достижения более высокие, чем дети из семей социально депривированных.

И вот обнаружилось, что у нас есть школы – исключения из этого правила, потому что их ученики из неблагополучных семей показывают хорошие результаты и не уступают своим благополучным сверстникам.

Таких школ немного – около 5–7% от общего числа, но важно, что они есть!

Мы долго думали, каким термином обозначить школы, работающие в депрессивных территориях, в которых учатся дети из семей, как правило, не имеющих высшего образования, часто малообеспеченных. Их принято называть слабыми, но мы решили назвать их школами, работающими в сложных социальных условиях. А поскольку среди них, как выяснилось, есть те, кто эти условия успешно преодолевают, то к ним применим термин «резильентные», то есть устойчивые.

Рисунок в столовой. Пейзаж местных окрестностей сделал местный художник.
После этого его узнала вся школа – и у художника появились ученики

– Не является ли ошибкой нашей системы образования построение рейтингов исключительно на основе академических результатов учащихся без учета социального контекста?

– Мы много лет говорим о том, почему так делать нельзя, и всегда выступали против любых форм рейтингования, поскольку при такой системе должен победить сильнейший.

Система рейтингования, во-первых, несправедлива, поскольку она оценивает результаты, не учитывая условия, во-вторых, она никак не содействует взаимопомощи и взаимовыручке школ, когда сильные могли бы помогать отстающим, например, в рамках сетевого взаимодействия. В условиях конкуренции им это просто невыгодно.

Надо учитывать, что топовые школы, как правило, проводят отбор учащихся, принимая лучших. Они получают поддержку и от государства, и от родителей, притягивают все ресурсы, включая кадровые.

Школы, про которые мы пишем, находятся в социально неблагополучных районах, там высокая доля неполных семей, безработных родителей и мигрантов, минимум (от 2 до 12%) родителей имеют высшее образование. Туда не стремятся приходить сильные и молодые учителя, поэтому они испытывают кадровые проблемы.

Каждая зона в школе – столовая, кабинеты, холлы на этажах – выкрашены в разные цвета.
В углу коридора стоят шахматы, в которые учащиеся могут играть на перемене

Поэтому важно учитывать эти контекстные показатели, чтобы четко видеть вклад школы и семьи в образование детей. В этом случае можно определить коридор ожиданий: какие результаты продемонстрирует школа с учётом характеристик её контингента и ресурсов.

И тогда рейтинг сразу перестроится, потому что станет ясно, как школа распорядилась своими ресурсами.

Чтобы добраться до школы,
нужно пересечь железную дорогу и подняться по высокой лестнице

– Какие факторы помогают резильентным школам преодолеть «предлагаемые обстоятельства»?

– Таких факторов несколько, и мы их подробно описываем в книге. Это сотрудничество с родителями; максимальное использование ресурсов социума (будь то город или село); сотрудничество в педагогическом коллективе и целенаправленная работа по профессиональному развитию учителей; организация разнообразной внеурочной деятельности; высокие ожидания по отношению к учащимся и индивидуальная работа с ними; создание особой творческой и дружественной атмосферы в школе и, конечно, сильный лидер – директор, который всех поведет за собой.

В школе проводят исследовательские проекты,
где классы разбиваются на тематические группы

Перечисленные стратегии опираются на модель эффективной школы School Effectiveness и School Improvement (дословно – улучшение школы). Это мощное международное движение по исследованию школьной эффективности, в рамках которого разработано много инструментов, моделей, алгоритмов работы школы в сложных социальных условиях.

– Одним из факторов успеха таких школ, как вы уже отметили, является обновление педколлектива. Но ведь это всегда болезненный процесс. Приходится увольнять учителей, не готовых к переменам, особенно это касается людей пенсионного возраста.

– Надо признать тот факт, что обновление педколлектива – процесс болезненный. Но не было ни одной школы, где бы нам не сказали: слушайте, у нас такой учитель физики, ей 70 лет, а она так работает!

Субботник – социальное окружение школы имеет значение!

В то же время все школы жалуются, что у них очень мало молодых учителей. Резильентные школы проводят целенаправленную политику по привлечению выпускников педвузов. Если в школе сложилась команда, они в нее вольются, если каждый сам по себе, учителя разобщены, то молодым удержаться довольно трудно.

– У нас же действует программа «Учитель для России». Помогает ли она таким школам?

– Да, конечно, в свое время тоже рекомендовали школы для этой программы, и в некоторых из них жизнь изменилась к лучшему, когда туда пришла команда молодых учителей.

Примером может служить Каринская школа Московской области, которая совершила прорыв благодаря усилиям замечательного энергичного директора и педагогов и живёт очень яркой насыщенной жизнью.

Осенний уик-энд учащихся. Традиция школы

– Что оказалось для вас неожиданным в процессе работы над книгой?

– Первое, что поразило, – это рассказы директоров школ. Мы слышали очень много драматичных историй о том, как им приходилось бороться за школу и всё делать самим.

Мы видели очень много школ, где все сделано своими руками. В одной из школ Подольска 3D-принтер собран самими учащихся.

Но понятно, что сделать капремонт или построить новое здание собственными силами невозможно.

В рамках декады гуманитарных наук в школе старшеклассники –
члены волонтерского движения обсуждают новые проекты для школы и поселка

Вторая неожиданность – радостная. Это удовлетворение учителей от своей работы, от взаимоотношений с детьми и родителями, от сотрудничества с теми, кто старается помочь школе.

Есть такой термин – социальный капитал школы.

В советские времена у школ всегда были шефы, теперь – спонсоры и партнеры. Школы сами их находят.

Это могут быть современное предприятие, или звероферма, или музей, другие социальные, культурные объекты, учреждения дополнительного образования. Иногда волонтёры, иногда меценаты.

Музей, который строят учащиеся вместе с директором и учителями

Они проводят в школах профориентацию, помогают организовать проекты, исследования, кружки, даже помогают в создании школьного телевидения.

– И все-таки примеров поддержки школ со стороны органов управления образованием в вашем сборнике я на обнаружила, за исключением региональной программы, действующей в Карелии. Может ли служить ориентиром зарубежный опыт и что конкретно делается у нас?

За рубежом есть разные формы финансовой поддержки таких школ. Система образования ищет разные способы: от повышающих коэффициентов к зарплатам учителей до ваучеров для родителей, которые увеличивают материальные возможности школы. Также за счет бюджета финансируются конкретные школьные программы.

День здоровья – общешкольный праздник

Есть специальные центры, которые отвечают за School Improvement, есть адресные программы для директоров, работающих в школах, находящихся в кризисном состоянии, предлагаются технологии работы со сложными детьми.

Что касается России, то еще несколько лет назад, когда мы только начинали работу со школами, региональных программ поддержки было совсем немного. «Процесс пошел» недавно: первым примером финансовой поддержки школ стала программа развития образования Московской области. Начиная с 2016 года, в рамках Федеральной целевой программы развития образования регионам выделяются субсидии на реализацию мероприятий по повышению качества образования в школах с низкими результатами и в школах, функционирующих в неблагоприятных социальных условиях. С 2018 года средства на эти цели предоставляются на конкурсной основе по государственной программы «Развитие образования». И теперь уже десятки регионов получают деньги на развитие школ, которым предстоит пройти путь от неблагополучных до успешных. Вот и в этом году фактически в это время мы ожидаем подведения итогов очередного конкурса по отбору регионов. Но надо признать, что объем данной поддержки не вполне соответствует масштабу проблем. Было бы важно, чтобы и реализуемый в рамках национального проекта «Образование» федеральный проект «Современная школа» помог данным школам. Он предусматривает выделение данных школ при реализации целого ряда мероприятий: по созданию материально-технической базы для реализации основных и дополнительных общеобразовательных программ цифрового, естественнонаучного и гуманитарного профилей в школах, по формированию новых условий реализации предметной области «Технология» и других предметных областей. Хочется верить, что эти намерения не останутся на бумаге.

P.S.

Примечательно, что во многом благодаря государственным программам стала вызревать идея сетевого сообщества резильентных школ в виде некоммерческой организации. Это будет ассоциация «Поверх барьеров». В состав учредителей приглашены ректоры институтов развития образования из Красноярска, Ярославля, Новосибирска, других городов. В настоящее время идут юридические процедуры оформления ассоциации и составление устава.

В числе задач, которые ставит перед собой новое объединение школ: оказание взаимопомощи, обмен опытом, защита и лоббирование интересов школ, действующих в сложных социальных условиях, на всех уровнях – от муниципального до федерального и международного, и не только внутри системы образования, но и за ее пределами.

Основным содержанием деятельности ассоциации станут совместные проекты, в числе первых – проведение инвентаризации школ и их успешного опыта, а по итогам – выпуск методических материалов.

Таким образом, главным ресурсом профессионального развития становятся новые формы межшкольного взаимодействия: наставничество, кураторская методика, создание профессиональных сообществ.

Но есть еще один важный аспект, на который обращают внимание авторы книги «Поверх барьеров».

Эти успешные вопреки обстоятельствам школы стали такими, как правило, благодаря собственным усилиям. Директорам и педагогам потребовалось особое мужество для преодоления многочисленных препятствий. При наличии внимания со стороны местных органов управления образованием, других служб, героизма им потребовалось бы меньше, а хороших школ, в которых неблагополучные дети получили бы свой шанс на успех, было бы больше.



Новости





























































Поделиться