Качество образования // Статья

«Заниматься очковтирательством по результатам мониторингов не имеет никакого смысла»

  • 11 декабря 2019

«Заниматься очковтирательством по результатам мониторингов не имеет никакого смысла»
Фото: stat-pulse.com

На площадке Ситуационно-информационного центра Рособрнадзора прошел круглый стол, посвященный Национальным исследованиям качества образования (НИКО). В нем приняли участие Евгений Семченко, начальник управления оценки качества образования и контроля (надзора) за деятельностью органов государственной власти субъектов Российской Федерации Рособрнадзора; Сергей Станченко, директор Федерального института оценки качества образования, а также директора и учителя школ из Подмосковья и других регионов страны.

Рособрнадзор ставит диагноз, а регионы назначают лечение

Сергей Станченко рассказал о принципах и задачах проведения НИКО.

Во-первых, исследование проводится по тем предметам, по которым нет обязательной государственной итоговой аттестации. Отсюда выбор дисциплин: ОБЖ, МХК, технологии и даже физкультура (по последним двум НИКО прошли в апреле и в октябре нынешнего года).

Во-вторых, выбор некоторых предметов связан с актуальными тенденциями. Например, самое первое исследование по качеству математического образования, проведенное в 2014 году, было связано с разработанной в 2013 году концепцией математического образования. Исследование качества образования по русскому языку, математике и окружающему миру в 4-м классе (апрель 2015 года) имело целью проследить итоги реализации ФГОС в начальной школе.

В-третьих, исследование качества образования по иностранным языкам в 5-м и 8-м классах (октябрь 2016 года) носило пропедевтический характер, поскольку его организаторы ставили задачу проверить знания школьников перед введением обязательного ЕГЭ по этому предмету.

Задания составляют разработчики КИМ ГИА, методисты, авторы учебников и директора школ – один из них принял участие в обсуждении по видеосвязи. Это Алексей Голубицкий, директор «Школы будущего» поселка Большое Исаково Калининградской области.

Результаты оставляют желать лучшего

Результаты исследований подвергаются всестороннему анализу: прослеживается их связь с текущими и годовыми оценками учащихся, с результатами ЕГЭ, с мотивацией школьников, с социально-экономическими факторами (учитываются расположение образовательной организации и даже объем внутреннего регионального продукта).

В силу понятных причин Сергей Станченко не мог детально представить результаты исследований, но в общих чертах он охарактеризовал их как отрицательные. Например, в НИКО по качеству математического образования, проведенном в 5-х, 6-х, 7-х классах, наблюдалось снижение результатов от класса к классу. Похожая картина повторилась при проведении ВПР по математике в течение трех лет подряд в 4-х, 5-х, 6-х классах, когда количество двоечников увеличивалось год от года.

По информатике в 8-х и 9-х классах, по словам другого участника дискуссии – Евгения Семченко, результаты были фактически одинаковыми. И это несмотря на то что восьмиклассники еще не приступали к изучению этого предмета, а девятиклассники уже осваивали его в течение года.

«Более того, у некоторых восьмиклассников результат выполнения практикоориентированных задач был выше, чем у девятиклассников, – отметил Евгений Семченко. – То есть целый год работает система, у нас десятки тысяч преподавателей по информатике, вроде бы происходит процесс обучения, а результат оставляет желать лучшего».

Не порадовали специалистов результаты по МХК, недостаточный уровень знаний показали школьники и по иностранным языкам. Что касается предстоящего в 2022 году обязательного экзамена по этому предмету, то от нынешнего по выбору он, скорее всего, будет отличаться значительно более простыми заданиями.

По образовательной области «Технологии» ученики испытывали наибольшие трудности, отвечая на вопросы практической направленности, что свидетельствует о слабой работе школ в этом направлении.

По физкультуре результаты неплохие, но вызывает тревогу тенденция снижения числа школьников, занимающихся в основной группе (то есть имеющих нормальные показатели здоровья) – от 80% в 5-м классе до 72% в старших классах.

Последние два года Рособрнадзор включил в НИКО учреждения СПО, и здесь оценки тоже никого не порадовали.

Впрочем, Сергей Станченко отметил, что выводы по итогам НИКО делать преждевременно – для этого нужны лонгитюдные (многолетние) исследования по каждому предмету, а НИКО проводится с 2014 года.

В то же время, отвечая на многочисленные вопросы директоров школ о том, надо ли готовиться к НИКО, Сергей Станченко категорически высказался против такого подхода, поскольку это нарушает режим исследования. По его мнению, это все равно что охлаждать или нагревать тело больного перед тем, как измерить его температуру.

Также он заверил, что никаких санкций по результатам НИКО для школ и педагогов не было, нет и не предвидится.

(В отличие от ВПР, но об этом ниже.)

Модератор дискуссии, обозреватель «Комсомольской правды» Александр Милкус, продолжая ассоциации с медициной, назвал НИКО «мягкой процедурой, которая нужна для постановки диагноза, причем диагноз ставит Рособрнадзор, а регионы назначают лечение».

Конечно, организаторы мониторинга тоже принимают участие в оздоровлении образовательной системы: они составляют рекомендации. Но часто сами педагоги и региональные управленцы, не дожидаясь указаний с федерального уровня, выявляют дефициты, которые есть, например, в работе учителей, и направляют их на курсы повышения квалификации.

Слабое звено

Такой пример привел в своем выступлении Евгений Семченко: в одном из регионов Институт повышения квалификации разработал несколько специальных программ по разным предметам для педагогов по объективному оцениванию учащихся, потому что различные исследования выявили такую проблему.

Правда, немало случаев, когда ИПК годами работают по давно устаревшим программам и по этой причине не пользуются спросом среди учителей. Особенно это видно на примере тех регионов, где учителям выдаются сертификаты с правом выбора организации для повышения квалификации. И тогда ИПК оказываются неконкурентоспособными. Но тут, по словам Семченко, возникает другая проблема: выбор педагогов нередко падает на частные структуры, предлагающие дистанционное обучение сомнительного качества с последующей выдачей столь же сомнительного диплома об окончании таких курсов.

Зачем нужны НИКО, если есть PISA?

В ходе круглого стола звучали вопросы о том, чем НИКО отличается от PISA и TIMSS и зачем школам участвовать в PISA, если есть НИКО.

Сергей Станченко объяснил, что каждое исследование решает те или иные конкретные задачи. Так, PIRLS проверяет грамотность чтения в начальной школе. TIMSS исследует более классическую, академическую школьную подготовку по математике и естественно-научным дисциплинам. Но TIMSS проводится раз в четыре года, и это достаточно редко. Выборка TIMSS – это обычно 6000 обучающихся, небольшое количество школ, и там выводы делаются в основном в целом по России. В отличие от международных исследований, в НИКО выборка существенно больше – 40–50 тысяч, и, как правило, анализируются разные группы регионов.

Как подчеркнул Сергей Станченко, НИКО имеет свою тематику и не пересекается с PISA и другими международными исследованиями.

По его словам, сейчас специалисты стремятся включать в ВПР задания нового типа, более практикоориентированными становятся и задания ОГЭ.

Число проверок уменьшилось вдвое

Но легче ли от этого становится груз контроля, который ложится на школы?

Евгений Семченко рассказал о том, что количество проверок школ сократилось. Если раньше каждую школу проверяли раз в три года, то теперь ее должны проверять не чаще, чем раз в пять лет. В два раза уменьшилось число внеплановых проверок. Кроме того, Рособрнадзор нацеливает свои региональные подразделения находить необходимые сведения на сайтах образовательных организаций.

Наконец, огромная база данных собрана по итогам уже проведенных за последние годы исследований и ГИА – всего это 50 млн человеко-экзаменов (вдумайтесь в эту цифру!) по разным предметам, по которым можно судить о качестве образования.

Выборочные проверки проводятся только в тех школах, которые показывают необъективные результаты по ВПР.

Существует около 2000 муниципальных образований – городов, районов, региональных столиц, в школах которых нет ни одной «двойки» или «тройки» за ВПР. Такие школы сразу попадают в зону пристального внимания контрольно-надзорных органов.

Для учащихся таких школ проводится контрольная процедура по той же генерации КИМ, что ВПР, и результаты сравниваются с оценками, которые выставляли учителя. Чем больше разница, тем больше вопросов к коллективу школы.

Семченко рассказал, что на одном из недавних совещаний он поблагодарил директоров тех школ, в которых… был выявлен большой процент «двоек». Он пояснил, что похвалил руководителей не за «двойки», а за объективные оценки.

«Мы все понимаем, через что должен пройти каждый учитель, завуч, директор школы, чтобы не побояться занести в систему такие оценки», – сказал он.

Однако наказывают директоров не за низкие оценки, а за «нарисованные» высокие: как известно, по этой причине в ноябре нынешнего года уволили директоров нескольких школ в Иркутске.

«Но люди начинают понимать, что заниматься очковтирательством не имеет смысла, миллион проблем видны из ВПР и из НИКО уже в начальных классах. Если их решение отложить, запустить, они будут расти как снежный ком год от года», – констатировал Евгений Семченко.

Ольга Дашковская

Национальные исследования качества образования (НИКО) – общероссийская программа по оценке качества среднего образования, начатая в 2014 году по инициативе Рособрнадзора. Исследования проводятся на выборке школ из различных субъектов РФ по отдельным учебным предметам на конкретных уровнях общего образования и включают в себя проведение диагностической работы и анкетирование.

В рамках НИКО уже были проведены мониторинговые исследования: качества математического образования в 5-м, 6-м и 7-м классах (октябрь 2014 года); качества начального образования по русскому языку, математике и окружающему миру в 4-м классе (апрель 2015 года); качества образования в области информационных технологий в 8-м и 9-м классах (октябрь 2015 года); качества образования по истории и обществознанию в 6-м и 8-м классах (апрель 2016 года); качества образования по иностранным языкам в 5-м и 8-м классах (октябрь 2016 года); качества образования по основам безопасности жизнедеятельности (ОБЖ) в 6-м, 8-м и 9-м классах (апрель 2017 года); качества образования по химии и биологии в 10-х классах (октябрь 2017 года); качества образования по литературе и мировой художественной культуре в 6-м и 8-м классах (апрель 2018 года); качества образования по географии в 7-м и 10-м классах (октябрь 2018 года).



Новости





























































Поделиться