Дословно // Расшифровка

Владимир Путин: Учебники стали бизнесом, а потом уже учебной литературой

  • 18 декабря 2018

Владимир Путин: Учебники стали бизнесом, а потом уже учебной литературой
Фото: globalsib.com

Мы публикуем отрывок стенограммы заседания СПЧ, на котором академик РАО, член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Александр Асмолов поднял вопрос о формировании Федерального перечня учебников.

Александр Асмолов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Я хочу поднять еще один вопрос, который беспокоит, это вопрос о гарантии права на выбор и на качественное образование наших детей. Ситуация заключается в следующем. В образовании работает своеобразная формула, которую я передал бы словами «а за контент ответим». И в этой ситуации невероятно важно, что происходит с контентом образования, особенно с содержанием образования, особенно когда все меняется столь быстро, и гонка за изменениями становится практически перманентной.

В этой ситуации резко изменяется и портрет поколения наших детей. Сегодня каждый ребенок, по большому счету, я могу образно сказать, каждый сам себе Гугл и каждый сам себе Яндекс. И в этой ситуации меня очень беспокоят следующие вещи.

У нас в последнее время, в последние семь-восемь лет, приняты новые поколения федеральных стандартов, они проходят испытания, начальная школа, уже то, что приняты новые стандарты, дала суперпозитивные результаты, мы неожиданно оказались, к нашей радости, рядом с ведущими странами мира, даже сегодня все называют, как правило, две страны – Финляндию и Сингапур. По «началке» мы не просто не отстали, а получили первые места по международным критериям.

И в этой ситуации у меня следующая просьба, на которую стоит обратить внимание.

Очень бы хотелось, чтобы в образовании наши замечательные ведомства не действовали по формуле Владимира Высоцкого: «Я на десять тыщ рванул, как на пятьсот, и спекся». Все время идет какой-то спринт в принятии решений. Мы приняли стандарты совсем недавно, и тут же надо их менять, причем менять столь быстро и механистично, не учитывая мнения экспертного сообщества.

Буквально 7 декабря было принято решение одним из наших замечательных ведомств сократить список учебников на 37 процентов. Можно хоть на пятьдесят, хоть на шестьдесят. Дело не в том, чтобы механически сокращать, потому что, простите, вспомним замечательную фразу: учебник может быть только первой свежести, она же и последняя.

И то же самое могу подчеркнуть: сегодня учебники – это «острова доверия». И если мы эти «острова доверия» механически сокращаем, это путь, который ведет в никуда. Поэтому обращаюсь со следующей просьбой, уже не хочу размазывать кашу по столу, и завершаю.

Просьба первая: предусмотреть, чтобы любые решения в области содержания образования, федеральных стандартов и федерального перечня учебников были опосредованы серьезнейшей независимой экспертизой вузовского сообщества, РАН и РАО, а также, особо подчеркну, ассоциацией профессиональных по разным предметам учителей. Без этого очень трудно будет что-либо нам сделать.

Второе: при обновлении содержания образования у нас есть блистательные эмбрионы нового содержания в «Сириусе», у нас есть великолепные программы в «Артеке», но когда мы это делаем, как бы там – одаренные дети, а там – вся Россия. Наши одаренные дети и программа для «Сириуса» и «Артека» – это зона ближайшего развития для российского образования, которое даст ему возможность задать и получить лидирующие позиции в мире. Поэтому, если было бы возможно, любые обновления с учетом того, что сделано было на наших инновационных уникальных островах, которые у нас существуют…

И последнее: сегодня резко изменился портрет наших детей, информационный портрет. И ключевая проблема учителей очень часто, это в известном смысле даже драма, что наши учителя немножко в цифровой реальности отстают от наших детей и наших родителей. Мы в информационном мире, я про себя сейчас говорю, к сожалению, только мигранты, а наши дети уже в нем аборигены и живут совершенно по-другому. И во всей этой ситуации было бы великолепно, если бы рассмотреть вопрос любого обновления содержания с учетом серьезной психологической экспертизы, новых установок, нового портрета наших детей в условиях информационной социализации, в которой мы учимся жить, а они уже давно живут.

Огромное спасибо.

Владимир Путин: Что касается завершения Вашего выступления, согласен, но мы не мигранты, а мастодонты, скорее всего. Но мы все-таки стараемся догнать наших детей, и для этого у нас целые программы существуют переподготовки кадров, даже работа с людьми пожилого возраста. В общем, настолько, насколько государство способно, имею в виду бюджетную обеспеченность, настолько мы делаем и будем это делать дальше.

Что касается «Сириуса» и «Артека» – это разные организации все-таки. В «Артек» приезжают хорошие ребята, а в «Сириус» отбираются одаренные, они отбираются туда из спецшкол, как правило, из физико-математических, из балетных училищ, из музыкальных школ-десятилеток при консерваториях. То есть это ребята, которые уже отселектированы были спецшколами и туда отбираются отдельно. Это есть, это совсем разные заведения. Но мы не можем собрать туда всех талантливых детей, потому что на самом деле все талантливые, только живут в разных условиях, а от рождения примерно все одинаковые. Но мы сейчас стараемся создать сеть в регионах от «Сириуса» и, что самое главное, создать методику работы с этими детьми по всей стране. Вот это задача самого «Сириуса» – сопровождать потом этих ребят так, чтобы они находили место работы здесь, у нас в стране, никуда не уезжали. Чтобы их уже с раннего возраста, как это сейчас часто происходит, со школы не начинали отбирать и на гранты сажать. Со школы! Но вот задача «Сириуса» в том, чтобы этого не допускать, а, наоборот, развивать этих талантливых ребятишек у нас в стране.

Но вот первое, с чего начали Вы, – это учебники. Конечно, наверное, такая сумасшедшая унификация до одного учебника, – это, наверное, просто неэффективно будет, и разные точки зрения могут быть не учтены. Только все-таки, как Вы сказали, контент-то должен быть соответствующий, иначе будет то, о чем Сванидзе сказал: не знают ничего, ни о войне не знают, ни о репрессиях не знают – ничего не знают. Стыдно иногда даже слушать, что отвечают. Иногда, когда слушаю, мне кажется: такого не может быть, этого нельзя не знать. Но не знают. А это все откуда? И знаете откуда? Оттого, что учебник – это не просто пособие для получения знаний, это бизнес, огромный бизнес.

И прежде всего это стало бизнесом, а потом уже учебной литературой.

Вот от этого надо избавиться. Но как это сделать? Наверное, не унификацией – все в одном учебнике. Но надо подумать. Вы правы, надо посмотреть. Посмотрим еще, ладно? Обязательно. Спасибо, что обратили на это внимание.



Новости





























































Поделиться