Блоги // Статья

Послепраздничные рассуждения о том, как важно уметь правильно читать нормативные акты

Долгие зимние праздники позади, с чем вас, дорогие педагоги, и поздравляю. Пора приступать к работе. Которой много. И даже очень много. А сколько именно – не знает никто, потому что разобраться в системе учета и оплаты педагогического труда трудно. И даже очень трудно.

Послепраздничные рассуждения о том, как важно уметь правильно читать нормативные акты
Кадр из К/Ф «Доживем до понедельника»

Но мы все-таки попробуем (с помощью действующих нормативных актов: Раздела IV. «Рабочее время» Трудового кодекса РФ № 197-ФЗ от 30.12.2001, главы 5 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» №273-ФЗ от 29.17.2012 , оба – в актуальной редакции от 29.12.2017, приказа № 1601 от 22.12.2014 и приказа № 536 от 11.05.2016 Министерства образования и науки РФ, а также не имеющих нормативного характера, но важных для понимания документов Министерства образования и науки РФ: письма от 15.10.2015 № 08-ПГ-МОН-37849 и некоторых других документов).

s01e01_Normatives

Каждый учитель знает...

...что платят ему за часы

Спросите педагога о нагрузке, и вам могут ответить конкретно: «19 часов» или «32 часа», а могут обобщить: «чуть больше ставки» или «почти две ставки». И практически всегда невесело пошутят вдогонку: «Если работать на ставку, то есть нечего, а если на две – то некогда».

Сакраментальная «ставка» – это норма часов педагогической работы за единицу заработной платы. Порядок ее расчета был установлен в незапамятные времена и сегодня с трудом поддается расшифровке. Любопытствующие могут заглянуть в пару документов для ознакомления с историей вопроса: Декрет Совета Народных Комиссаров Российской Республики от 26.06.1918 «О нормах оплаты учительского труда» и Постановление СНК СССР, ЦК ВКП(б) от 09.04.1936 «О повышении заработной платы учителям и другим школьным работникам».

Конечно, если порассуждать, то можно найти логичное объяснение тому, что сегодня (как и 80 лет назад) норма часов за ставку заработной платы составляет 18 часов в неделю для школьных учителей и педагогов дополнительного образования, а также преподавателей педагогических колледжей, при этом для прочих преподавателей колледжа установлена норма 720 часов в год (кстати, это одно и то же, если пересчитать в одинаковых единицах). Гораздо сложнее понять, почему логопедам назначена норма за ставку 18 часов в неделю, учителям-логопедам – 20, концертмейстерам – 24, а инструкторам по физической культуре – 30. И вовсе не поддается никакому рациональному объяснению нормирование педагогического труда воспитателей и их более опытных коллег – старших воспитателей, поскольку кроме нормы часов за ставку (30 или 36 часов в неделю) существует иной вариант нормирования их труда – продолжительность рабочего времени (которая тоже составляет 30 или 36 часов, что запутывает все окончательно и бесповоротно).

Распутывать начнем, пожалуй, с продолжительности рабочего времени, поскольку этот параметр упоминается сразу в двух федеральных законах.

Ст. 47 ФЗ «Об образовании в РФ» сообщает: «5. Педагогические работники имеют следующие трудовые права и социальные гарантии:

1) право на сокращенную продолжительность рабочего времени».

В то время как в ТК РФ статья 333. Продолжительность рабочего времени педагогических работников (в ред. Федерального закона от 30.06.2006 № 90-ФЗ) гласит: «Для педагогических работников устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 36 часов в неделю».

Читать нормативные акты – особое искусство, ведь каждая буква закона несет юридический смысл. Что же означают фразы двух законов «работник имеет право» и «для работников устанавливается»? Как минимум разную ответственность сторон. Работник может требовать от работодателя сокращенного рабочего времени. А работодатель обязан обеспечить работнику условия соблюдения его прав. На практике это означает, что никакие нормативные акты образовательной организации не могут лишить педагогического работника возможности работать меньше по сравнению с иными (непедагогическими) работниками той же организации. Кто же мог подумать, что благое намерение обеспечить педагогам щадящий режим труда приведет к противоположным последствиям!

Однако вернемся к нормативке. В 2014 году был издан приказ Минобра №1601, в котором прямо сказано: «1. Продолжительность рабочего времени (нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы) для педагогических работников устанавливается исходя из сокращенной продолжительности рабочего времени не более 36 часов в неделю».

Примечание 1: Обратите внимание, в этом приказе фактически отождествлены понятия: «продолжительность рабочего времени» и «норма часов педагогической (это важно!) работы за ставку заработной платы». Вернемся к этому обстоятельству позже.

Пункт 2 приложения 1 к названному приказу № 1601 гласит, что в зависимости от занимаемой педагогическим работником должности устанавливаются:

  • либо фиксированная продолжительность рабочего времени, составляющая 30 или 36 часов в неделю,
  • либо нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы, составляющие 18, 20, 24, 25, 30, 36 часов педагогической работы в неделю за ставку заработной платы.

В то время как в пункте 2.8 собственно приказа уточняется, что «за норму часов педагогической работы за ставку заработной платы педагогических работников, перечисленных в подпунктах 2.8.1 и 2.8.2 настоящего пункта, принимается норма часов учебной (преподавательской) работы, являющаяся нормируемой частью их педагогической работы (далее – норма часов учебной (преподавательской) работы)».

Примечание 2: Вернемся к предыдущему примечанию, в котором была установлена тождественность продолжительности рабочего времени и нормы часов педагогической работы за ставку часов. Очевидно, что учебная (преподавательская) работа, являющаяся нормируемой частью педагогической работы, не может быть тождественна продолжительности рабочего времени. Часть не тождественна целому.

Казалось бы, ну какая разница: педагогическая или учебная? Учитель учит, ему за это платят. Логично! Вот только путаница этих юридических понятий стала основанием настоящего кошмара. По стране прокатилась волна административных инициатив: всем педагогам, независимо от занимаемой должности, вменили в обязанность 36-часовое отбывание пребывание на рабочем месте. В ответ бумерангом полетели письма-жалобы в министерство и выше, сотни подписей собирали петиции, чередой пошли публикации в самых разных СМИ. Желающие могут освежить воспоминания об эпопее, например, тут (2011), тут (2013), тут (2014) и тут (2015).

Примечание 3: Основным лейтмотивом хора возмущенных педагогов стала тема неоплачиваемых часов. Так странно преломилась в общественном сознании ненормируемая часть педагогической работы. Важно понимать, что поскольку любой труд должен быть оплачен, тарифицируемая заработная плата уже включает в себя оплату работнику за все исполняемые им обязанности (трудовые функции и трудовые действия). То есть учителю платят не только за уроки, но и за иные виды педагогической работы, перечисленные в его трудовом договоре: воспитательную, методическую, организационную и др. Кроме того, оплачиваемым рабочим временем является повышение квалификации (в любой форме).

Нешуточный накал страстей привел к тому, что в октябре 2015 года в регионы было отправлено письмо 08-ПГ-МОН-37849, разъясняющее, что «понятие “продолжительность рабочего времени не более 36 часов” не является единой для всех педагогических работников продолжительностью рабочего времени. Педагогическим работникам, замещающим, в частности, должности “учитель”, “педагог дополнительного образования”, а также другие должности педагогических работников, поименованные в пунктах 2.3–2.8 приложения № 1 к приказу № 1601, установлена не продолжительность рабочего времени, а нормы часов педагогической работы в неделю за ставку заработной платы».

Письма оказалось недостаточно, поэтому в декабре 2015 года состоялся совместный круглый стол специалистов министерства и представителей профсоюзов, на котором все стороны согласились с тем, что:

  • во-первых, требования «отсидки» 36 часов на рабочем месте не распространяются на учителей, преподавателей, логопедов, концертмейстеров и инструкторов по физической культуре (а также иных педагогических работников, перечисленных в пунктах 2.3–2.8 приложения 1 к приказу № 1601);
  • во-вторых, нужно проконтролировать, не сохранились ли злоупотребления на местах, и в случае выявления в локальных нормативных актах подобных противоправных требований применять к подписавшим их руководителям образовательных организаций меры, предусмотренные трудовым законодательством;
  • а в-третьих, следует усилить разъяснительную работу как среди педагогов, так и в органах управления образованием различных уровней.

Следующим шагом стал приказ № 536, изданный Минобром в мае 2016 года. И это было верное решение, поскольку место письма (текста с неопределенным статусом) занял полноценный нормативный акт федерального уровня, утвердивший особенности режима рабочего времени и отдыха педагогических и непедагогических кадров образовательных организаций. Особую значимость документу придавал факт его согласования с Минтрудом и Минздравом.

Черным по белому в приказе № 536 записано: «2.4. В дни недели (периоды времени, в течение которых функционирует организация), свободные для работников, ведущих преподавательскую работу, от проведения занятий по расписанию и выполнения непосредственно в организации иных должностных обязанностей, предусмотренных квалификационными характеристиками по занимаемой должности, а также от выполнения дополнительных видов работ за дополнительную оплату, обязательное присутствие в организации не требуется».

Казалось бы, все разложено по полочкам:

  • педагоги не могут работать больше 36 часов в неделю, но могут меньше;
  • что именно должно быть сделано и сколько за это будет заплачено, работник и работодатель устанавливают в трудовом договоре, который представляет собой продукт согласования позиций обеих сторон;
  • администрация не должна требовать постоянного нахождения на рабочем месте ото всех подряд.

Как бы не так! Эпопея продолжается, смотрите тут (2016) и тут(2017). Педагоги жалуются, что работают бесплатно, тут и тут(2017). И продолжают правдами и неправдами набирать вожделенные часы, а администрация их в этом поддерживает (майские указы, ага).

Почему, несмотря на то что любая проверка может выявить нарушения и наказать школу, на практике педагоги имеют полторы и более ставки? Ладно, учитель в заветные 36 часов худо-бедно вписывается даже с дважды по 18. А учитель-логопед – уже нет. А просто логопед – да. А концертмейстер – нет. И точно нет – инструктор по физкультуре. Не говоря уже о воспитателях, ах!

Разумеется, никаких последствий не будет, если руководство образовательной организации сумеет свои действия юридически грамотно оформить и тем самым прикрыться бумажным (или электронным) щитом локальных нормативных актов.

Чудеса? Ловкость рук? И никакого мошенничества?

Директора, признавайтесь, есть ли у вас в штате педагоги, работающие на две ставки? И если ответ положительный, как именно вы это оформляете? Потому что возможны варианты...

Продолжение следует.

В следующих сериях:

Каждый работник желает знать...

...сколько ему заплатят

Каждый директор может...

...быть уволен в 24 часа без объяснения причины

Каждый родитель хочет...

...добра своему ребенку

Каждый выпускник боится...

...ЕГЭ



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости































Поделиться