Без рубрики // Аналитика

Как создают дружественное к детям правосудие

У нескольких десятков тысяч подростков, ежегодно попадающих на скамью подсудимых, появится шанс избежать колонии. Минюст разработал законопроект о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс.
  • 16 ноября 2017

Как создают дружественное к детям правосудие
Фото: vladtime.ru

В нем говорится, что к судопроизводству по делам несовершеннолетних следователи будут подключать примирителей. Цель новых участников судопроизводства — примирить малолетнего подозреваемого или обвиняемого с потерпевшим. В случае успеха оступившийся подросток сможет рассчитывать на смягчение наказания и даже прекращение дела. Документ уже в декабре будет передан в правительство РФ.

Изменения в УПК — это необходимый шаг к формированию дружественного к детям правосудия. Но разработанный в Минюсте законопроект вызвал ряд вопросов у юристов и правозащитников. Главная претензия в том, что «мировую» встречу будет проводить следователь, а это противоречит принципам медиации. Однако в ведомстве «Известиям» сказали, что проект закона дорабатывается с учетом поступивших замечаний и предложений.

День грядущий

Проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ» (документ есть в распоряжении «Известий») — часть плана по воплощению Концепции развития сети служб медиации до 2017 года. Эта концепция была утверждена правительством РФ в 2014 году для реализации восстановительного правосудия в отношении детей.

В Минюсте «Известиям» сообщили, что законопроект планируется внести в правительство РФ в декабре этого года. Сейчас он находится на межведомственном согласовании.

В документе говорится, что примиритель — это новый участник судопроизводства, обладающий «специальными» знаниями. По решению следователя или дознавателя он допускается к участию в производстве по уголовным делам о преступлениях, которые совершили подростки. Также следователь может привлечь примирителя для проведения допроса.

Примирительную встречу следователь проводит по собственной инициативе или по ходатайству подростка, оказавшегося на скамье подсудимых, его законного представителя, адвоката, самого потерпевшего или примирителя. В процессе примирения составляется протокол, в котором указываются результаты встречи, включая условия, на которых достигнуто примирение, если оно состоялось.

В соответствии с нынешним вариантом законопроекта примиритель может участвовать в судебном заседании: давать показания и предоставлять доказательства. Суд, в свою очередь, вправе допросить примирителя по вопросам, касающимся проведения процедур примирения.

«Предлагаемые изменения направлены на минимизацию последствий общественно опасного деяния, совершенного несовершеннолетним, и исключение наказания, способного негативно повлиять на дальнейшую жизнь ребенка», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

«Примиритель — не стукач»

В отличие от адвоката, который, как правило, пытается договориться с пострадавшей стороной, цель медиатора — наладить конструктивное взаимодействие между озлобленными на фоне преступления людьми, помочь им осознать свою ошибку и исправить ситуацию. Например, если подросток угнал и разбил машину, но при этом отлично разбирается в технике, то он сам может ее починить.

Однако член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), федеральный судья в отставке Сергей Пашин считает, что разработанные изменения в УПК противоречат принципам медиации.

— Примиритель работает не в интересах следователя, а в интересах обвиняемого и пострадавшего. При этом всё, что было сказано в ходе примирительной встречи, должно быть конфиденциально, — сказал Сергей Пашин «Известиям»

Он подчеркнул, что следователи не заинтересованы в примирении сторон — для них важно, чтобы суд вынес приговор. А прекращение дел портит показатели работы.

— Если медиатор дает показания в суде и суд его может допросить о процедуре примирения, то это уже стукач, — заявил Сергей Пашин.

С мнением Сергея Пашина солидарна руководитель программы восстановительного правосудия по уголовным делам общественного центра «Судебно-правовая реформа» Людмила Карнозова. Она подчеркнула, что примиритель не имеет никакого отношения к действиям, направленным на установление или опровержение виновности человека. Его задача — примирять.

По мнению адвоката Анатолия Кучерены, участие следователя в процедуре примирения — очень тонкий вопрос.

— Предполагаю, авторы новеллы имели в виду, что следователь имеет право принимать процессуальные решения в плане допуска к делу. Например, адвокату для участия в деле необходимо иметь ордер, — сказал эксперт.

В то же время он отметил, что если примирителя выбирает законный представитель несовершеннолетнего или суд, то такой специалист может вступать в дело без разрешения следователя, ограничившись лишь его уведомлением. Этот вариант позволит избежать возможных противодействий со стороны органов следствия или дознания.

Где конкретно будут числиться примирители, пока неясно. Но вероятно — при комиссиях по делам несовершеннолетних. По крайней мере об этом говорится в поправках к 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», которые также разработал Минюст.

Признал вину и извинился

Сейчас подготовкой медиаторов и разработкой учебных программ для них занимается общественный центр «Судебно-правовая реформа». При поддержке этой организации территориальные службы примирения созданы уже в 20 регионах. В основном они действуют на базе психолого-педагогических центров и центров социального обслуживания. А в Москве, например, эта служба организована сотрудниками школы закрытого типа для детей с девиантным поведением «Шанс».

— Мы 20 лет занимаемся медиацией, но в проектах, практически на уровне самодеятельности, — сказала Людмила Карнозова.

Она добавила, что в ряде субъектов медиация закреплена в региональных нормативных актах. Наиболее развиты службы примирения в Пермском крае, Архангельской области, Казани и Череповце.

Примирительная процедура может проводиться по всем категориям преступлений, совершенных несовершеннолетними. В случае небольшой или средней тяжести обвиняемый может рассчитывать на прекращение дела. Если речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях — на смягчение наказания.

Грише Н. 18 лет, он живет в Казани. Однажды на улице на него напали неизвестные, облили бензином и подожгли. С тех пор большая часть лица парня покрыта шрамами. По этой примете в прошлом году его нашли полицейские — через пару недель после того, как он с другом Динаром украл у молодой женщины кошелек.

В Казани медиаторами выступают сотрудники центра социального обслуживания детей и молодежи «Доверие». Психолог Гульнара Рахимкулова рассказала «Известиям», что родители Гриши в разводе. Формально он живет с отцом, но весь прошлый учебный год провел в детском доме, где и познакомился с Динаром. Вместе они вытащили кошелек со 140 тыс. рублей из сумки молодой женщины по имени Лиана.

— Сумку потерпевшая забыла в ресторане торгового центра. Поэтому мальчики воспринимали ситуацию не как воровство, а как искушение, — рассказала Гульнара Рахимкулова.

Лиана сообщила медиатору, что украденные деньги накопила из пенсии, которые получает ее ребенок-инвалид. В день кражи она собиралась купить ему подарок на день рождения.

— Лиана не хотела строгого наказания для Гриши и Динара, но чувствовала обиду, поскольку ни ребята, ни их законные представители не предприняли никаких попыток извиниться, — сказала медиатор.

Но на первой же встрече с примирителем Гриша признал вину и готов был извиниться. Его отец согласился выплатить половину украденной суммы. Однако деньги парень должен был «отработать»: прочитать 15 книг и пересказать их своему отцу.

Сложней всего медиаторам было найти контакт с Динаром и его матерью (парень воспитывался в многодетной семье без отца). В конечном итоге выплатить вторую половину суммы женщину уговорил отец Григория.

Эта история закончилась прекращением дела за примирением сторон.

«Я упустил Егора»

При совершении тяжких и особо тяжких преступлений примирение сторон будет являться смягчающим обстоятельством. Добиться этого сложно, но можно.

В Липецкой области в результате драки подростков и молодых людей из двух деревень погиб 33-летний мужчина. Жители сел ополчились друг против друга. Примиритель организовал встречу «мстителей» с матерью погибшего. Женщина рассказала им о своем заявлении следствию. В нем было написано, что претензий мать жертвы не имеет, так как конкретное лицо не установлено и погибший был пьян.

— В процессе общения с матерью острота и накал чувств у молодых людей стали снижаться. До них дошло: если мать нашла силы простить, то кто они такие, чтобы судить и мстить, — рассказал Дмитрий Бондин из липецкой «Службы медиации».

Но такой шанс есть не у всех подростков. Сергей Б. из города Усолье Сибирское Иркутской области, отец несовершеннолетнего заключенного Егора, ничего не слышал о примирителях. В 2015 году его сын получил четыре года колонии после драки с подвыпившими взрослыми, в результате которой погиб 40-летний мужчина.

Пока шло следствие, он сам пытался поговорить с матерью погибшего, дал денег на похороны, но к взаимопониманию стороны так и не пришли.

— Я ее прекрасно понимаю. Она за свое плакала, мы плакали за свое. Наш ребенок виноват, мы за него в ответе, — сказал Сергей. — Но если бы была возможность снизить срок заключения, я бы, конечно, ею воспользовался. Ведь чем дольше ребенок в неволе, тем выше вероятность, что он выйдет блатным. Я этого не хочу.

Егор провел в воспитательной колонии уже два года. Есть опасения, что остаток срока он будет отбывать во взрослой тюрьме, и для родителей это катастрофа. Недавно его и еще несколько мальчиков перевели из Иркутской области в Тюмень. Родителям сказали, что это было сделано для предотвращения бунта в колонии.

— Я упустил Егора. Всё было в порядке, он ходил в школу, на тренировки, у него второй разряд по плаванию. А потом я ушел из семьи, сыну было тогда десять лет, — рассказывает Сергей.

После того как мальчик оказался в колонии, Сергей вернулся к жене, общее горе сблизило. На днях Сергей поедет в Тюмень, чтобы показать сыну: «папа не забыл, не бросит». Мама Егора уже собрала гостинцы, теплую одежду, бабушка связала для него носки.

Окажись рядом с ними два года назад медиатор, возможно, Егор был бы уже с семьей, а не в колонии.

Несмотря на то что законопроект, по мнению юристов, достаточно сырой, никто не сомневается в его необходимости.

— Отрадно, что процедуры медиации всё больше набирают популярность. Еще несколько лет тому назад мало кто верил, что они приживутся в нашей стране, — говорит адвокат Анатолий Кучерена. — Только очень бы хотелось, чтобы примиритель выполнял свои специальные функции, а не дублировал работу психологов, которых привлекают при проведении допроса или очной ставки с участием несовершеннолетних.

По словам Людмилы Карнозовой, в тех регионах, где работают медиаторы, примерно половина уголовных дел, возбужденных в отношении несовершеннолетних, заканчивается примирением. А это означает, что у этих детей появляется шанс на нормальную, а не искалеченную зоной жизнь.



Новости





























































Поделиться