Качество образования // Тема дня

Почему проект Примерных рабочих программ – это реальная угроза


Почему проект Примерных рабочих программ – это реальная угроза
Иллюстрация: behance.net

Минпросвещения собрало и проанализировало больше 1400 предложений, поступивших за первые 20 дней на горячую линию от родителей, учителей и всех, кто заинтересован в улучшении качества образования.

В числе наиболее волнующих тем – совершенствование процедуры проведения ЕГЭ, безопасность образовательного пространства, корректировка внедрения цифровой образовательной среды.

Среди предложений, уже запущенных в проработку департаментами Министерства, также методическая памятка учащимся и преподавателям на случай периода дистанционного образования из-за чрезвычайных обстоятельств (например, в период пандемии и др.), предложенная аспирантом НИЯУ МИФИ и прошедшая общественную экспертизу на портале preobra.ru. Памятка посвящена особенностям работы «дистанционных систем», а также описывает трудности, с которыми могут столкнуться обучающиеся при использовании дистанционных технологий, и пути их решения.

На сайте Института стратегии развития образования РАО опубликован проект «Примерных рабочих программ» по предметам. Этот проект – думается, одна из финальных итераций «многоходовочки», описанной мною в статье «Распределяем по годам обучения».

Идея проекта в том, что содержание образования нужно регламентировать жёстким распределением тем по классам и часам внутри класса. Насколько эта идея абсурдна, особенно хорошо понимает любой практикующий учитель, который работал последние два года в школе: мы увидели, насколько такой подход, во-первых, абсурден, а во-вторых, неизбежно превращается в имитацию и обман либо на бумаге (в электронном журнале), либо в учебном процессе. (Я даже молчу о том, что такой подход игнорирует все педагогические новшества и тенденции последних лет – концепцию «больших идей», модульный подход, персонализацию и индивидуализацию, работу с укрупнёнными учебными целями. Тут не до «больших идей», тут абсурд бюрократической регламентации.)

Конечно же, этот документ не является нормативным актом: даже если он будет принят, по закону образовательная программа школы разрабатывается «с учётом Примерных программ» (ФЗ «Об образовании в РФ»).

Однако понятно, что в условиях бюрократического рвения (особенно региональных структур) по внедрению в качестве ограничительно-запретительной любой мягкой нормы этот документ может превратиться в нелегально обязательный. И тут кроется серьёзная опасность.

В чём она, почему мне кажется это таким важным сюжетом?

Во-первых, для учителя.

Проект скукоживает пространство учебной программы до одной-единственной версии предмета (даже консервативные учителя в разговорах со мной часто соглашаются, что не самой лучшей – хотя мне кажется, что попросту самой плохой и методически непродуманной).

Учитель лишается любого пространства для манёвра – в выборе порядка изучения тем, выборе учебника, выборе подходов к разным ученикам.

Учитывая, что выбранная программа (здесь говорю уже только про литературу, про которую знаю хорошо) разрабатывалась в 1970-е годы, учебный предмет архаизируется, отрывается от современных практик, герметизируется. Все новейшие методические поиски как будто бы нарочито игнорируются (это и новые программы, и УМК, «тексты новой природы», и другие форматы творческой работы, и подходы к изучению текста, базирующиеся на проблемном изучении и медленном чтении, включение в программу современной литературы и ориентация логики программы, её тематического членения, на школьника-субъекта, читателя и его диалог с текстом – и многое другое). В последние годы в методике преподавания литературы наблюдается мощнейший прорыв – во многом благодаря сообществу «Методическая копилка словесников» (более 8500 учителей) и его кругу. Предлагаемый проект выкидывает достижения этих лет, отбрасывая методику в состояние полувековой давности, а прогрессивное и творческое учительство – делает маргинальной частью профессионального сообщества.

А явная ориентация проекта на тотальное внедрение ежегодных ВПР по всем предметам превращает учителя из творца в мелкого чиновника, который исполняет поручения и только боится постоянных проверок. Потому что это программа не доверия, а контроля.

Во-вторых, для управления образованием.

В образовательном поле появляется опасный прецедент – принятие системного и смыслового документа вне общественного договора и прямо в пику ему (напомню, что действующая Примерная программа стала итогом непростой и долгой работы специальной согласительной комиссии, которая проходила под эгидой Совета Федерации).

В-третьих, для ученика. Изучение предмета, сводясь к «прохождению тем» и подготовке к ВПР, к негибкой программе, неизбежно становится делом беспросветно скучным и формальным. Школа становится пространством тотальной имитации.

Итак, Гильдия словесников опубликовала своё заявление.

Что, на мой взгляд, стоит попробовать сделать? Можно поделиться этим текстом и материалами для того, чтобы создать публичный фон профессионального обсуждения, которое очень хотят сделать непубличным. Можно оставить официальный или личный отзыв на сайте ИСРО РАО. Можно, набравшись смелости, выступить официально от лица организации, опубликовав свой отзыв на какие-то из проектов программ.

Думаю, что надо попробовать сопротивляться, пока школа не превратилась в царство Снежной королевы.



Новости





























































Поделиться