Пост#1 // Статья

«Работал до последнего дня и ушёл, как жил – парадоксально и неожиданно...»

Памяти Сергея Курганова.

«Работал до последнего дня и ушёл, как жил – парадоксально и неожиданно...»
Фото: vogazeta.ru. Съемка и оцифровка: А.Ю. Мельников

Игорь Соломадин написал пост об ушедшем в минувшие выходные учителе-новаторе, мыслителе, соавторе концепции Школы диалога культур Сергее Курганове. Публикуем пост с разрешения автора.

«Я благодарен Сергею Курганову за то, что он ввёл меня в мир современной педагогики, и не просто ввёл, а увлёк на самый передний ее край, причём не только теоретически, но в живом общении с ее творцами – Василием Васильевичем Давыдовым, Владимиром Владимировичем Репкиным, Феликсом Григорьевичем Боданским...

Потрясением, изменившим мою жизнь, была встреча с философом Владимиром Соломоновичем Библером – Сергей привёз меня к нему домой, мы целый вечер беседовали и даже остались ночевать у Владимира Соломоновича.

Потом мы не раз приезжали к нему и на дачу, и в Институт общей и педагогической психологии – «давыдовский» – где он тогда работал, участвовали в работе библеровских семинаров вместе с другими учителями, которых увлекли идеи Школы диалога культур.

С Сергеем трудно было дружить в обычном бытовом смысле этого слова – ходить друг к другу в гости, ездить вместе отдыхать, хотя и это все тоже было.

Но Сергей – это человек-идея, герой Достоевского в интерпретации Михаила Бахтина. Бытие-на-пороге – это о нем. Незавершенный диалог – это тоже о нем.

Скандал как форма проявления личности – и это о нем. Он жил в мире идей, в мире культуры. Помню, как однажды Галина Цукерман на вопрос о том, что сейчас делает Курганов, ответила: он мощно осваивает культуру!

Библер иногда называл его фантазером, а Давыдов как бы ненароком «путал» фамилию – «как там ваш Кудрявов?» И Библер, и Давыдов, которых Сергей безмерно чтил, уважал и любил, любили его – он это знал, хотя споры порой были довольно жесткие. Но иначе не бывает у человека-идеи. После острой полемики, доходившей до грани разрыва, что называется, «на всю оставшуюся жизнь», наступал период спокойного переосмысления, даже в некотором смысле покаяния за высказанные резкости. И вот что любопытно – я никогда в жизни не слышал от Сергея резких слов в адрес детей. Наоборот, все дети вокруг него были сплошь гениальными – художниками и художницами, футболистами, балеринами, музыкантами, поэтами... Одну из своих книг о своих же учениках он назвал «Импрессионисты».

Последний раз мы виделись с Сергеем в сентябре. Я взял его класс – это уже пятиклассники. Он спрашивал: «Ну как тебе мои дети? Ну правда же, они очень хорошие?»

Потом мы уже не виделись, только переписывались в Фейсбуке.

И вот эта новость – страшная, нелепая... 66 лет – это далеко ещё не старость. Сергей работал до последнего дня и ушёл, как жил – парадоксально и неожиданно...

Завтра мне идти на урок к его детям, к нашим детям. И так каждый последующий понедельник – "Доживем до понедельника"»...



Новости





























































Поделиться