Качество образования // Статья

Ефим Рачевский: Заработная плата учителя – это ключевой элемент развития школьного образования

16 июля состоялась очередная планерка, организованная главным редактором ИД «Первое сентября», лидером движения «Школа – наше дело» Артемом Соловейчиком.

Ефим Рачевский: Заработная плата учителя – это ключевой элемент развития школьного образования
Фото: fxmag.ru

На этот раз обсуждалась тема сколько стоит бесплатное образование?

В дискуссии приняли участие доктор географических наук, профессор МГУ им. Ломоносова, эксперт в области социально-экономического развития регионов Наталья Зубаревич, депутат Московской городской Думы, председатель комиссии по образованию, Заслуженный учитель РФ, автор учебников Евгений Бунимович и директор московской школы № 548, народный учитель России Ефим Рачевский.

По словам Натальи Зубаревич, затраты на образование – самые большие расходные обязательства регионов, которые в среднем составляют 25–35% бюджетов субъектов РФ.

«Звучит круто, но как только начинаете мерять в рублях на каждого ребенка – это слёзы», – отметила известный экономист.

Медианное значение норматива – около 80 тысяч рублей в год на одного ученика.

Высокие нормативы установлены только в благополучных субъектах РФ: Москва – 200 тысяч рублей в год, Санкт-Петербург – 150 тысяч, но таких «богатых буратин», по словам Натальи Зубаревич, пересчитать по пальцам: кроме двух столиц, это Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, Сахалинская, Тюменская, Московская области, Республика Татарстан. Стараются достойно обеспечить школы в более бедных Новосибирской и Белгородской областях, а в остальных элементарно не хватает средств даже на ремонты.

Особая тема – дополнительное образование, которое, по мнению Натальи Зубаревич, не избаловано вниманием даже в Москве, где на эту сферу тратится только 11% от общих ассигнований на образование.

В то же время механизм нормативно-подушевого финансирования Ефим Рачевский считает более прогрессивным по сравнению с прежним.

Например, если раньше, в условиях сметного финансирования, директор школы, сэкономив деньги на стульях, мог позволить себе купить больше краски только с разрешения районного начальства, то теперь, благодаря 83-му Федеральному закону, школа получает свою субсидию в рамках госзадания и формирует собственный бюджет самостоятельно.

«В формировании этого бюджета должны участвовать родители как полноправные субъекты образования, и есть для этого нормальная законодательная база, я имею в виду управляющие советы школы, – отметил Ефим Рачевский. – И если родители видят, что, для того чтобы их детям было комфортно учиться и чтобы были достойные учителя, не хватает 15% в этом самом бюджете, то существует масса законных способов этот дефицит восполнить. Я знаю случаи, когда именно благодаря усилиям местного сообщества школа не просто сохранилась, но и подняла весь свой район».

Однако у родителей далеко не всегда есть средства для дополнительной оплаты – сверх ФГОС – образования своих детей.

По свидетельству Натальи Зубаревич, семьи с детьми – самые бедные.

Более 40% семей с детьми от 7 до 16 лет (а это как раз контингент школьников) имеют доходы ниже прожиточного минимума.

«И вы понимаете, что каждый рубль, который собирается в этих семьях, – это очень тяжёлая проблема», – подчеркнула она.

В этой связи чрезвычайно болезненной становится тема репетиторов, особенно актуальная для родителей выпускников, сдающих ЕГЭ. Почему детям не хватает знаний, полученных в школе, и они вынуждены обращаться за платными услугами «на сторону»?

«Заработная плата учителя – это ключевой элемент развития школьного образования, – убежден Ефим Рачевский. – Ведь почему обращаются к репетиторам? Из-за неудовлетворённости той педагогикой, которую даёт учитель, объясняющий сложную математическую проблему и думающий о том, а есть ли у него еда в холодильнике, чтобы накормить семью, или нет этой еды».

Это породило такое явление, как «учительский туризм», когда педагоги из других регионов приезжают на работу в Москву, где зарплаты значительно выше.

В связи с этим Ефим Рачевский предложил «установить на федеральном уровне в натуральном рублёвом выражении тот минимум, ниже которого учителю нельзя платить вне зависимости от того, в каком регионе он находится».

Евгений Бунимович привел интересный пример: в Германии, которая тратит на образование больше других стран, в том числе по сравнению с Финляндией, результаты учащихся в международном исследовании PISA не самые лучшие.

Оказалось, что важны инвестиции не в компьютеры, не в интерьеры, а в учителя, в его статус и престиж. Именно эти расходы обеспечивают максимальный эффект.

Однако у нас, несмотря на майские указы, согласно которым средняя учительская зарплата должна быть не ниже средней по экономике региона, проблема решается за счет оптимизации и укрупнения школ, а также увеличения учительской нагрузки.

Участники дискуссии пришли к выводу о том, что нагрузка в объеме 18 часов в неделю – это уже устаревшая норма, но когда ради заработка педагог начинает трудиться на полторы-две ставки – это тоже неприемлемая ситуация.

Евгений Бунимович предложил установить другое правило, при котором зарплата учителя за 22 или 24 часа (это наиболее реальная, по его мнению, нагрузка) должна быть не ниже средней по региону.

Но, по справедливому замечанию Ефима Рачевского, труд педагога не измеряется только количеством проведенных уроков, не менее важно учитывать и его внеклассную деятельность. Зачастую за счет классного руководства работа учителя становится практически круглосуточной, поэтому очень важны серьезные доплаты именно за этот вид деятельности.

Но, сколько бы денег ни вкладывалось в образование, один из ключевых вопросов состоит в том, выполняет ли оно роль социального лифта.

«Если не будет этой связки: кто лучше учится – тот лучше живет, мы не получим эффекта от образования», – считает Евгений Бунимович.

Однако другие эксперты обратили внимание на другую сторону этой проблемы.

«Во многих регионах мне жалуются, что 20–25% самых успешных выпускников их вузов уезжают за пределы своего родного края в поисках лучшей работы в Москву, Петербург или за рубеж», – сказала Наталья Зубаревич.

При этом она подчеркнула, что до тех пор, пока регион не создает спрос на специалистов с высокой квалификацией, люди будут уезжать туда, где они смогут себя реализовать и получить достойную оплату.

Отметив, что «географическая мобильность стала повсеместным явлением для тех, кто креативен и способен принимать самостоятельные решения», Ефим Рачевский предложил ввести такой индикатор эффективности работы губернаторов, как процент выпускников школ и вузов, уезжающих в другие регионы с целью получения более качественного образования или более оплачиваемой работы.

В заключение участники дискуссии обсудили роль родителей в образовании.

Евгений Бунимович констатировал, что в жизнь вошли только те реформы, которые были приняты родителями и были основаны на их запросах.

Это более глубокое изучение иностранных языков, профильные старшие классы – эти направления, по его словам, «востребованы обществом, поэтому они работают».

И чем больше родители будут проявлять свой запрос, тем больше на это будет ответ.



Новости





























































Поделиться