Образовательная политика // Статья

«Как только пандемия пойдет на убыль, необходимо срочно возвращать детей в школу»

Депутат Госдумы Олег Смолин рассказал, почему сняли с рассмотрения законопроект о дистанционном обучении.

«Как только пандемия пойдет на убыль, необходимо срочно возвращать детей в школу»
Иллюстрация: blog.poweredtemplate.com

9 декабря Госдума сняла с рассмотрения законопроект о дистанционном обучении, подготовленный членами Совета Федерации И.М. Умахановым, Л.С. Гумеровой и другими. Авторы предлагали внести изменения в ст.16 Закона «Об образовании в РФ» в части определения полномочий порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ.

В этот же день более сотни московских родителей утром пришли в мэрию столицы, чтобы лично подать обращения с требованием отменить дистанционное обучение и вернуть детей в школу. Возглавил «поход на мэрию» депутат Госдумы Валерий Рашкин (КПРФ).

Именно депутаты Госдумы от КПРФ настояли на снятии с рассмотрения данного законопроекта с повестки заседания. Инициативу поддержал председатель Госдумы Вячеслав Володин, предложивший обсудить законопроект с родительской и педагогической общественностью.

Мы попросили прокомментировать ситуацию первого зампреда комитета ГД по образованию и науке Олега Смолина.

– Этот законопроект практически не имеет отношения к интересам родителей, детей и педагогов и лишь перераспределяет полномочия между федеральными ведомствами – Минпросвещения и Минобрнауки.

Он не решает проблемы, связанные с применением дистанционных технологий в образовании, но и не влияет на ухудшение ситуации в этой сфере. Тем не менее родители собрали 26 тысяч подписей против законопроекта.

На самом деле в отношении дистанционного обучения следует принять во внимание несколько тезисов.

Во-первых, в Законе «Об образовании в РФ» нет понятия «дистанционная форма обучения». В нем содержится упоминание об электронном обучении как о способе реализации образовательных программ, а также о дистанционных технологиях, когда учитель и ученик находятся на расстоянии друг от друга.

Во-вторых, 90% родителей, которые выступают против вытеснения «живого» образования дистанционным, правы по нескольким причинам.

Прежде всего, не все дети обеспечены условиями для использования онлайн-технологий. Хорошо известны факты, когда ученики забирались на дерево или на пожарную каланчу, чтобы войти в ZOOM.

Но проблема заключается еще и в том, что во многих семьях либо нет компьютеров, либо один компьютер используется всей семьей, если родители на удаленной работе.

Кроме того, надо понимать, что онлайн-обучение не согласуется ни с какими СанПиНами.

Даже сделав скидку на реальные условия, академик РАО Марьяна Безруких – один из лучших специалистов в области физиологии и школьной гигиены – заявила, что максимум времени, которое позволено проводить ребенку у компьютера, составляет не более 5 часов в день.

Если у детей 7 уроков плюс домашнее задание с применением дистанционных технологий – получается от 8 до 10 часов.

Понятно, что это вредно для глаз, для мозга, для нервной системы ребенка.

Наконец, дистанционная форма обучения порождает новые формы неравенства, а именно – цифровое неравенство.

Психологи доказали, что ребята, которые высоко мотивированы, сохраняют качество обучения в условиях дистанта.

Напротив, их сверстники с низкой мотивацией сильно отстают и гораздо хуже осваивают образовательную программу, чем при офлайн-обучении.

Тем не менее надо понимать, что альтернативные решения в период пандемии тоже чреваты негативными последствиями.

Например, решение о внеочередных каникулах приводит к безделью, которое, как известно, мать всех пороков.

Другое зло – вернуть всех детей в школы с риском заражения педагогов, самих детей и особенно старших членов семьи.

Третье зло – московская версия, когда 1–5-е классы учатся очно, а 6–11-е классы находятся на удаленном обучении.

Думаю, что применительно к некоторым городам это сейчас наименьшее из всех перечисленных зол.

Но как только пандемия пойдет на убыль, необходимо срочно возвращать детей в школу.

В заключение хочу напомнить, что задолго до законопроекта, внесенного членами Совета Федерации, депутаты от фракции КПРФ Сергей Казанков и Олег Смолин предложили законопроект, который содержит две основные идеи: во-первых, в обычных условиях перевод детей на дистанционное обучение возможен только с согласия родителей или других законных представителей; во-вторых, если государство в период пандемии переводит детей на удаленку, оно обязано обеспечить их всем необходимым.

По крайней мере, детей из малообеспеченных семей – компьютерами, всех детей – доступом к широкополосному Интернету и соответствующим контентом.

Наш законопроект получил отрицательный отзыв правительства, потому что он требовал дополнительных бюджетных расходов от государства. В то же время он успокоил бы родителей, которые не верят заявлениям Президента, министра просвещения и других высокопоставленных деятелей образования о том, что никто не планирует в обозримой перспективе заменить учителя дистанционными технологиями.

К сожалению, если мы откроем бюджет на 2021 год, мы увидим, что расходы на электронное обучение, в том числе на подключение школ к Интернету, сокращены по двум программам на 4 млрд рублей. Вот вам и все дистанционное обучение!



Новости





























































Поделиться