Что происходит? // Интервью

Министр образования Астраханской области: «Искусственно уводить детей на каникулы или на «дистанционку» мы не собираемся»


Министр образования Астраханской области: «Искусственно уводить детей на каникулы или на «дистанционку» мы не собираемся»
Фото: forum.asu.edu.ru

С министром образования и науки Астраханской области Виталием Гутманом мы беседовали летом, когда родители региона жестко протестовали против введения дистанта в новом учебном году, да и сам он наглядно выразил свое отношение к этой форме обучения.

Что изменилось за прошедшие месяцы? Какие меры планируется принять в школах региона в ближайшее время в случае распространения коронавирусной инфекции? Об этом в своем интервью «Вестям образования» рассказывает Виталий Гутман.

– В Москве эпидемиологическая ситуация тяжелая, дети отправлены на внеплановые каникулы с 5 по 18 октября. С 19 октября ученики 6 −11 классов будут учиться дистанционно в течение двух недель. Планируется ли перевести школы Астраханской области на дистанционный формат обучения?

– Если только повторятся обстоятельства весны, связанные с распространением инфекции. Никаких решений по переходу на дистанционное обучение пока нет и не было. Весной мы перешли на «дистант», как Вы помните, из-за ситуации с вирусом, потому что был введён карантин на федеральном уровне.

В настоящее время ситуация в Астрахани достаточно стабильная. У нас на карантине только две школы. Причём одна по ОРВИ, вторая по COVID-19. Дети в этих школах учатся дистанционно, во всех остальных же занятия проходят очно. Я посмотрел статистику прошлого года, когда никто не подозревал о существовании этого вируса. Оказалось, что количество детей, не посещавших школы из-за болезни в прошлом году, абсолютно сравнимо с аналогичными цифрами нынешнего года. Так что ничего трагичного, катастрофичного в Астраханской области не происходит. Мы соблюдаем предписания Роспотребнадзора, и учебный процесс идёт.

– Но все жалуются на то, что выполнить требования Роспотребнадзора сложно?

– Да, сложно. В больших школах на 1,5 тысячи учащихся это практически невозможно сделать. Да, дети болеют, но намного меньше, чем это было весной. Да, асинхронное расписание, проверка температуры на входе в школу. Но если мы сейчас закроем школы на каникулы (в Астрахани сейчас температура воздуха +20 и солнечно), мы понимаем, где будут дети – они все будут на улице. Риск заболеть будет гораздо выше. Равно как и в торговых центрах, и на спортплощадках. Поэтому мы не планируем пока, если только не произойдёт что-то такое из ряда вон выходящее, ни закрывать школы, ни объявлять досрочные каникулы, ни уходить на дистанционное образование.

Школьное образование, живое, с контактом педагогов и детей между собой, не заменит ничего. Я хотя и сторонник цифровизации образования, но цифровизация и «дистант» – это абсолютно разные вещи. Мне хотелось бы, чтобы это все понимали.

Использовать все возможности информационных технологий – да, использовать их из школы – да, но из дома – это была вынужденная мера в сложившихся обстоятельствах.

Будет вторая волна вируса, будут приняты решения в масштабах региона, в масштабах страны – тогда и будем решать проблемы по мере их поступления.

– На Ваш взгляд, школы сейчас лучше подготовились к дистанционному обучению по сравнению с весной?

– У нас и тогда не было серьёзных проблем с организацией дистанционного образования. Я уверен, что система образования Астраханской области справится, если будет вторая волна вируса.

– Что вселяет такую уверенность?

Мы работаем планово, а не «пожарной командой», простите за такой тон. Информатизацией образования мы занимаемся уже не первый год, принимая участие в проектах «Цифровая образовательная среда» и «Успех каждого ребенка» в рамках нацпроекта «Образование». Отрабатываем методологию использования всех возможностей образовательного интернет-пространства. У нас меньше возможностей, чем у некоторых других регионов страны, но wi-fi в школе мы провели еще 10 лет назад. Потом пришлось от него отказаться из-за ряда ограничений внешних и финансовых, но факт остается фактом. И учителя у нас умеют работать с дистанционными технологиями, повышение квалификации в этом направлении у нас проходит постоянно. Мы единственный регион в стране, который даже конкурс «Учитель года» в этом году провел онлайн – и педагоги, и дети с удовольствием в нем участвовали.

– Но неужели не было никаких проблем?

– Да, проблемы были. Но это индивидуально. Были проблемы у тех родителей, у которых не хватает средств, чтобы покупать каждому ребенку по компьютеру. Но это тоже решаемо. Мы отдали компьютеры из школ. Были проблемы с сетью. Но и это решаемо. Нам сейчас одна из крупных компаний передала 300 телефонов. Просто подарила. У нас проект с одним из российских банков по внедрению образовательной маркет-платформы. Не буду называть, чтобы не делать рекламы.

– Догадываюсь, что это проект Сбербанка.

– Заметьте, не я это сказал.

– В этом году ВПР проводились с целью выявления пробелов в знаниях учащихся, накопленных за период дистанционного обучения и летних каникул. Что показали результаты этих работ в Астраханской области?

Они показали то, что они показывали год назад. Где в школах учат, там и результаты хорошие. А где в школах, простите, забыли о том, как учить детей, там стабильно низкие результаты. У нас абсолютно совпали данные Рособрнадзора с нашими данными по количеству школ и по наименованиям школ, дающих стабильно низкие результаты.

– То есть стабильно низкие результаты и по ЕГЭ, и по ОГЭ, и по всем диагностикам?

– Да, эта картина, к сожалению, из года в год не меняется. У нас 17 школ – в Астрахани и в сельских районах, где уровень образования низкий по разным причинам – от социальных до управленческих. Но это не имеет никакого отношения к «дистанту». Там, где детей учили, учили и в дистанционном режиме. Результаты ВПР это показали.

– Вы будете этим слабым школам помогать?

– Почему будем? Мы это делаем.

– А каким образом?

– Учим педагогов прежде всего, включаем в самые разнообразные проекты. Кстати, в проект Сбербанка многие регионы включили лучшие школы, а мы включили как раз отстающие. Потому что это дополнительные возможности для педагогов и для детей.

– Теперь самая сложная тема. В вашем регионе наибольшую активность проявили родители – жесткие противники «дистанта». Изменилось ли к лучшему их отношение к этой форме обучения за прошедший период?

– Оно разное. Те, кто до этого считал, что COVID-19 заслан к нам инопланетянами, наверное, и сейчас продолжают так считать. Этих людей невозможно, да и не надо переубеждать.

Когда все письма противников онлайн-обучения написаны как под копирку, но рассылаются с разных IP-адресов, то здравый смысл подсказывает, что это не самостоятельное творчество. В этом я убеждён. Письма все одинаковые. Если говорить о каких-то единичных случаях недовольства, то хочу напомнить: у людей есть право выбора. Если ты не хочешь, чтобы твой ребёнок посещал школу, переводи его на семейное образование и учи сам.

Кстати, сейчас увеличилось число таких родителей, которые оформили перевод детей на семейное образование. По всей видимости, это те, кто испытывает опасения по поводу нахождения их детей в коллективе. Опасения таких мам и пап понятны: школьники сталкиваются друг с другом и взрослыми, поэтому, наверное, родители считают, что угроза заболеть присутствует. Как результат – достаточно много обращений о переводе на семейное образование. Это абсолютно законный метод, и родители имеют на это право. Мы обязаны пойти навстречу.

– Что бы Вы хотели сказать в заключение?

– Я думаю, что надо спокойно жить и работать. Да, если свалится на нас вторая волна вируса, какие-то решения будут приниматься. Но искусственно уводить детей на каникулы или на «дистанционку» мы не собираемся. Мы работаем в плановом режиме, а не в режиме «пожарной команды».



Новости





























































Поделиться