Качество образования // Тема дня

Почему учебный год в Японии начинается в апреле, что такое «Школа репетиторов» и чем московская система образования восхитила японских учителей

Заместитель руководителя ДОНМ Татьяна Васильева – о поездке в Страну восходящего солнца и выставке EDIX, на которой был представлен стенд системы образования Москвы «Город образования».

Почему учебный год в Японии начинается в апреле, что такое «Школа репетиторов» и чем московская система образования восхитила японских учителей

Татьяна Викторовна, очень хочется просто послушать Ваши впечатления и наблюдения, но я всё же буду перебивать Вас встречными вопросами. Расскажите о характере и маршруте Вашей поездки.

– Так традиционно сложилось, что одним из направлений работы системы образования Москвы стало не только знакомство с зарубежным опытом, но и представление своего опыта за рубежом. Для того чтобы развиваться и идти вперед, нужно знать о тех, кто идет рядом с тобой, с какой скоростью и с помощью каких технологий они это делают. Один из самых ярких примеров представления опытов – образовательные выставки. Мы с вами хорошо знаем Bett, Didacta...

Ещё одной из таких выставок и одной из возможностей – и других посмотреть, и себя показать – стала японская образовательная выставка EDIX, которая проходила в Токио. На этой выставке был представлен стенд системы образования города Москвы «Город образования».

И, конечно, мы всегда просим организаторов показать нам систему образования принимающей стороны. Это, как правило, параллельный маршрут в дополнение к выставке. Это важно, потому что мы видим, как технологии, которые демонстрируются на выставке, выглядят в реальном образовании страны, в которой мы находимся. Так было и в Токио.

– Что по возвращении Вы рассказывали своим коллегам и друзьям в первую очередь?

– Вы знаете, самое яркое впечатление связано с большим количеством технологий вокруг тебя, когда ты находишься в Токио, и с минимальным количеством технологий для образования как таковых. Даже на выставке очень заметно, что большая часть технологических новинок связана с таким «околообразованием». Это могут быть какие-то системы демонстрации, системы рекламы, системы видеотрансляции, и ни одна из них почти не имеет дидактической направленности, и сама технология не наполнена дидактическим содержанием. Это, конечно, было несколько необычно, в том числе по сложившейся у нас традиции.

Если какая-то технология приходит в школу, то она обязательно несёт в себе ещё и содержательную часть, как это применяют с точки зрения методики преподавания предмета, педагогики и психологии, чем это наполнить с точки зрения предметного содержания.

И эта же традиция хорошо прослеживается на традиционных выставках – на Bett, на Didacta. А в Японии просто показывают технологии, а уж чем их наполнить, решит тот, кто это купил. Вы можете купить технологию, и вам расскажут, где и как её можно применить, а всё, что касается дидактического содержания в приложении к образованию, это уже ваше решение. И в этой связи стенд «Города образования» пользовался каким-то необыкновенным успехом и популярностью, потому что, приходя на стенд, посетители ожидали увидеть технологию, а видели целиком образовательный продукт от оболочки и технологии до мельчайших подробностей содержания. Это вызывало восторги, неподдельное удивление и в какой-то мере зависть японских педагогов. По выходу со стенда и на интервью они говорили: «Это просто класс, когда технология целиком приходит в школу и приходит не только как техническая часть, но и с контентом для учителя!».

– О чём Вас чаще всего спрашивали японские коллеги на выставке?

– Неужели это всё бесплатно и это всё в государственных школах? Этот вопрос задавали представители Департамента образования мэрии Токио и технических корпораций, учителя, другие участники выставки… Все говорили: «Да, это классно, но, наверное, это только для частных школ». Мы им объясняли, что это городской стандарт для государственной школы. Ещё их интересовало, где это всё можно купить, на что мы отвечали, что ничего покупать не надо. Достаточно открыть App Store или Play Market и скачать приложение.

– Расскажите подробнее о содержании московского стенда. Что он собой представлял?

– Стенд демонстрировал концепцию московской школы. Там были представлены, с одной стороны, проект «Московская электронная школа», можно было посмотреть мастер-класс, пообщаться с создателями контента; специалисты могли рассказать, как этот контент создаётся, и даже что-то попробовать создать вместе с участником выставки. Контент – это одна часть стенда. Вторая часть показывала систему независимых диагностик, причём не только с точки зрения демонстрации презентации, но и в виде ВИАР-диагностики. В МЦКО очень много интересных ВИАР-диагностик, и мы выбрали одну из самых ярких, связанных с астрономией – ты видишь планеты, удаляешь, приближаешь их к Солнцу… Образовалась целая очередь посмотреть это всё. И ещё внутри стенда была часть, связанная с предпрофессиональным образованием – интерактивные экскурсии по предпрофессиональным классам в московском образовании.

– А дополнительное образование было представлено?

– Дополнительное образование представлено внутри каждого элемента стенда. Предпрофессиональное образование – это же не только урок, связанный с химией и биологией, физикой, это ещё и кружок, это и дополнительные курсы. Всё это внутри экскурсии было показано.

Дополнительное образование для нас с вами – данность. Мы привыкли, что после школы ребёнок идёт в какой-то кружок по интересам. Это возможно, доступно, вариативно, и не попасть на дополнительное образование практически невозможно.

Когда мы бываем за рубежом и знакомимся с опытом коллег, для многих вообще непонятно, о чём мы спрашиваем, какое такое «дополнительное образование»? Начинаешь рассказывать, что это кружки, в которые дети идут после школы и так далее.

«У нас есть платная школа репетиторов», – говорят нам зарубежные коллеги. – Это оно?» «Нет, это не репетиторы, – отвечаем мы, – это кружки по интересам». «Это петь в церковном хоре?» – уточняют они. «Можно и в хоре, в школе или специально организованном месте, Дворце творчества», – объясняем мы.

В общем, дополнительное образование вызывает неподдельный интерес и непривычное непонимание. За рубежом всё – большие затраты семьи, и об этом как-то голова не болит ни у школы, ни у системы образования. Это история про бизнес.

– А в частности у японцев что считается дополнительным, пусть даже платным, образованием?

– Вообще «дополнительное образование» как дополнительное образование для них непонятная сентенция. У них есть школы чайных церемоний, куда можно записаться за деньги. Или вечерние школы репетиторов, которые там очень популярны, и все их посещают, потому что то, что ребёнок не усвоил в школе – это его проблемы. Это платная история, собственно, как и старшая школа, тоже платная.

– Предлагаю выйти за пределы выставки и поговорить о японской системе образования. Собственно, мы уже начали. Многое в ней кажется непривычным и странным: учебный год начинается в апреле, летние каникулы длятся всего месяц… Кстати, как Вы считаете, успевают дети отдохнуть?

– Не только японское образование, но и вообще японский менталитет как-то очень мало внимания уделяет отдыху. Такого понимания, как перегруз у ученика (СанПиН, какое-то трепетное отношение к количеству домашних заданий, свойственное нашей системе образования), там отсутствует. А каникулы летом вообще только потому, что в это время необыкновенно жарко и ходить в школу тяжело физически. Кондиционера в школе скорее всего не будет.

– То есть летние каникулы – это, скорее, необходимость?

– Совершенно верно. А учебный год начинается в апреле, весна – начало нового жизненного цикла, цветет сакура, все очень символично. Всё начинается весной. Правда, японские коллеги рассказали, что на уровне правительства уже рассматривается возможность изменения начала учебного года, потому что Япония не попадает в мировой учебный цикл. А учёба – это ведь не только школа, это последующий приезд в университет, это выпуск из университета… и всё с таким началом учебного года немножко выбивается из общего ритма.

– Вы коснулись третьей ступени среднего образования – старшей школы. В Японии начальная школа обязательна для всех, средняя – тоже, а старшая? Для кого она и на что похожа?

– Старшая ступень образования не обязательна. Хотя по статистике, которую нам дали коллеги в мэрии Токио, почти 95% выпускников средней школы идут учиться на старшую ступень. Она платная.

Платная для всех даже в муниципальных и государственных школах.

Если семья хочет, чтобы ребёнок получил более углублённое образование, она выбирает себе, например, частную школу или школу с какими-то особенностями. Вместе с тем старшая ступень немножко похожа на нашу старшую школу тем, что ориентирована на будущее обучение профессии, на будущую учёбу в университете. Но если наши школы, особенно в последние годы, взаимодействуют с университетами, то в Японии такого прямого взаимодействия нет. Это задача семьи – определить, к какому университету, в какой школе репетиторов будут ребёнка готовить.

То есть школа не берёт на себя ответственность за результат, с которым ребёнок выйдет из нее и потом сможет поступить в университет.

Более того, это может быть и мало связано между собой. Да, он выучится и поступить в университет сможет, только закончив старшую школу. Для того чтобы туда поступить, он должен заниматься в "Школе репетиторов".

– Серьёзно. И никто не протестует против такого подхода?

– Об этом не было сказано, но количество учащихся в школе репетиторов (старшая школа длится три года) растёт из года в год, то есть в первом классе старшей школы 45%, во втором классе – 65%, в третьем классе 85% учеников старшей школы посещают "Школу репетиторов". Они туда идут сразу после школы, не заходя домой, и даже в субботу, а это не учебный день, дети в школьной форме с утра идут в школу репетиторов.

– Как преподаватель истории, Вы наверняка обратили внимание на то, как изучают историю японские школьники…

– Такой предметной разбивки, как в нашей школе, там нет. Перечень учебных дисциплин иной.

Японцы очень уважительно относятся к своей истории и языку, изучают японскую литературу. История тоже во многом построена на японских традициях. Передвигаясь по Токио, мы видели организованные группы детей, которые куда-то шли после школы. Оказалось, что у японских школьников есть внешкольная активность – учебные выходы и выезды. Они связаны прежде всего с интересными и знаковыми местами Токио с точки зрения истории, с точки зрения развития японской культуры, традиций. Это, наверное, проектная или экскурсионная деятельность школьников.

– А как обстоят дела с учебниками? Ими вообще пользуются школьники?

– Во-первых, на выставке учебников представлено не было, и это тоже удивительно, потому что обычно на образовательных выставках представлена учебная литература. У ребят есть учебники, которые они носят в портфелях.

На школьных уроках совершенно чётко видно, что к этому учебнику есть рабочая тетрадь, та самая, про которую у нас идёт огромный спор, ими активно пользуются.

Учитель что-то говорит, дети в тетради пишут. Кроме этой рабочей тетради у них есть обычная тетрадь, но рабочая тетрадь – это главный элемент, где тренируются в выполнении заданий школьники. Так что и учебник, и рабочая тетрадь у японских школьников есть.

– Не обратили внимания на толщину портфеля?

– Это достаточно большой портфель, и его школьники носят с собой.

– А ящичками школьными пользуются?

– Ящички есть, но какой-то активности возле них я не увидела, пока мы были в школе. Наверное, там что-то лежит.

Вы отметили большое количество технологий вокруг и минимальное количество технологий для образования как таковых. Чем учитель и дети пользуются на уроках? Разрешены ли планшеты, электронные панели и т.д.?

– На встрече в школе директор показал нам класс информатики с компьютерами, сказал, что есть класс с планшетами, на уроках мы увидели проекторы, интерактивные доски.

– Есть что-то такое особенное в японских школьниках, или дети – они и есть дети?

– Мне кажется, дети везде дети. Они очень любознательные, открытые, весёлые. Видели мы, будучи в школе, отрабатывающего свои долги старшеклассника, который после уроков занимался, что-то переписывал на последней парте с выражением страдания на лице. Рядом с учителем занимались те, у кого были дополнительные вопросы и уточнения, то есть школьная жизнь во многом по форме похожа.

– А что с системой отметок, ими наказывают или поощряют?

– Вообще у меня сложилось такое впечатление, что школьная жизнь у японцев очень конкурентна.

Ты или первый, или не оправдал ожиданий.

И это во всём: и в отметках, и в отношении родителей при формировании этих ожиданий. Современные японские психологи говорят, что уровень тревожности школьников из-за этой завышенной системы ожиданий их очень беспокоит. Они видят рост каких-то деструктивных настроений среди школьников по отношению к себе. Японское общество очень традиционно по менталитету и по отношению к себе, к миру и к себе в этом мире… Но сегодня они пытаются, пусть очень медленно, но как-то двигаться к либерализации взглядов (какая-то наружная реклама на эту тему есть), учить молодёжь отстаивать свою позицию. Если ты младше, это не значит, что ты не можешь быть прав, если ты уверен, что прав, ты можешь учителю это доказать, хотя в традиции восточной это вообще невозможно. Они очень медленно к этому идут, пытаясь преодолеть планку завышенных ожиданий по отношению к детям.

– Когда мысли о первенстве зарождаются в японских детях? Им уже в детском саду объясняют, что стране нужны лидеры?

– В дошкольной ступени вряд ли. Дошкольная ступень – это вообще отдельная история, и она связана прежде всего с тем, что там огромный дефицит того, что мы называем детскими садами или дошкольными группами.

Поэтому задача семьи не в том, чтобы выбрать какой-то детский сад, где будут формировать лидеров, а вообще найти детский сад, куда примут ребёнка на половину дня, – а традиционный день – это с 9 и до 14 часов, – и ты сможешь работать, иначе ты не работаешь, а сидишь с ребёнком.

Это платно, но есть муниципальные сады, куда можно попасть, отстояв большую очередь, и то вероятность не очень большая. Они тоже платные, но они будут чуть дешевле, чем частные.

– То есть электронной очереди, как у нас, не существует?

– Об этом напрямую нам не было рассказано, но, общаясь с нашими русскоязычными коллегами, которые там живут, с гидами и с теми, кто работал с нами вместе на стенде, мы поняли, что электронной очереди нет. Муниципалитет ведёт сам очередь, и ты не очень видишь, как ты попадаешь, куда ты движешься, какие у тебя шансы.

– Как Вам показалось, считается ли в Японии профессия учителя престижной?

– Удивительное дело, но когда мы встречались в мэрии с представителем департамента образования, одна из частей его выступления была посвящена тому, что в Японии не хватает учителей, и молодёжь очень неохотно идёт работать в школу. С чем это связано? Прежде всего с тем, что уровень заработной платы в школе несколько ниже, чем можно найти себе на свободном рынке труда, и молодежь, придя в школу, не будет получать достойную заработную плату до тех пор, пока не отработает 15 лет, в зависимости от выслуги лет. По его мнению, там есть огромные перегрузки с точки зрения занятости японского учителя. Не так много желающих, как хотелось бы. И все думают, как привлечь учителей в школы, их не хватает. Да, у них есть программа по развитию кадрового потенциала, то, что мы называем повышением квалификации. В Японии обязательное повышение квалификации один раз в 10 лет. В общем, много разного.

– Это касается всей страны или всё-таки отдалённых городов?

– Мы были в Токио, и это ситуация Токио. Если это ситуация Токио, то она более-менее показывает ситуацию, или она будет чуть лучше, чем ситуация где-то.

– Вам удалось пообщаться с учителями?

– Я видела их на стенде, но поговорить не удалось. Тем не менее я видела их, когда они общались с нашими коллегами на стенде и обсуждали, допустим, как работает Московская электронная школа.

Что это? А что учитель? Где он видит? А как материал формируется? А как я этим на уроке могу пользоваться?

Цитата: «Я завидую вашим учителям, здесь всё готово, я могу взять и работать».

– Так можно же подгружать со всего мира и пользоваться. Они заинтересовались МЭШ?

– Я думаю, что заинтересовались, потому что и визитки, и ссылки, и скачивание приложения на стенде делали. Для кого-то из японских учителей МЭШ – это вообще новая история. Всё-таки они заняты своей работой и тем, что вокруг неё. А Россия довольно далеко от повседневной работы японского учителя.

– Какой он – японский учитель? Можете в двух словах его описать?

– Если визуально, я могу сказать, что в школе я видела больше учителей-мужчин, чем женщин, в возрасте старше 40 лет, но это уже была вторая половина дня, это где-то 4 часа, они всё ещё были в школе.

– Как насчёт формы для учителей и детей?

– Вообще нельзя говорить о форме по отношению к японцам и нельзя не говорить о ней, потому что отношение к дресс-коду там традиционно более жёсткое, чем у нас.

Это касается всего японского общества.

То есть выглядеть так, как от тебя ожидают и, самое главное, не раздражать своим внешним видом тех, с кем ты будешь встречаться, – это одно из сложившихся правил поведения.

– А в организации учебного процесса что-то понравилось до такой степени, чтобы Вы, уезжая, подумали: «А вот это надо обязательно применить у нас»?

– Скорее нет, потому что теоретически и информационно систему образования Японии мы посмотрели внимательно. Сказать, что что-то там есть, а у нас нет, и надо срочно взять, нет, не скажу. Наверное, есть какие-то вещи, которые они ситуационно себе ставят как задачу сегодняшнего дня, которую надо решать. Допустим, они пытаются сейчас сделать более эффективным изучение английского языка. Потому что идёт тяжело. Для того чтобы было чуть лучше, в каждом классе, где изучают английский язык, есть англоговорящий ассистент. Он стоит, слушает, и если видит какие-то недочёты учителя, себе отмечает, а потом учителю говорит, что было не так.

Скорее это показатель такого ситуационного решения задачи, которая стоит перед системой.

Возникла задача с английским языком, придумали, что надо решать так. Но в принципе, когда есть вызов, любая система отвечает решением по-своему. А так школа, в которой классы очень большие, наверное, в районе 40 человек, один учитель с ними работает. Школьники транслируют то, что они или прочитали, или запомнили, или выучили. Это не диалог и не спор, и не доказывание, отстаивание своей позиции, но японцы пытаются сейчас внедрять в систему образования, чтобы воспитывать умение доказывать и отстаивать свою точку зрения вне зависимости от возраста, статуса и учить лидеров.

– А какова функция японского учителя?

– Учитель – транслятор знаний.

– Спасибо, Татьяна Викторовна, за интересный рассказ. Может быть, Вы ещё что-то хотите сказать, о чём я не спросила Вас?

– Это, наверное, не связано с образованием. Это, скорее, общее впечатление от увиденного. Когда ты посещаешь незнакомую страну, ты себе чётко определяешь, насколько будет интересно другим её посмотреть и можно ли рекомендовать эту страну с туристической, деловой и ещё какой-то точки зрения.

На мой взгляд, и Токио, и Япония – это очень интересная точка для путешествия и для деловой командировки.

Для тех, кто не сможет выехать (это достаточно далеко), найти информацию по Японии, по японской истории, культуре, изучить и познакомиться с Японией – тоже очень полезно. Я освежила и вспомнила все свои знания из истории Японии и ещё раз убедилась, что это одно из самых интересных с точки зрения государства и развития общества место на Земле. Поэтому всем рекомендую обновить знания по Японии.



Новости





























































Поделиться