Родители // Колонка

«Ей к ЕГЭ готовиться надо, а она себе ноги бритвой режет!»

Звонок на телефон доверия: «Здравствуйте, мы хотели бы с ребенком прийти к психологу. Дочери шестнадцать, а она как тетеха – вечно настроение кислое, в себе не уверена... А ведь ей скоро ЕГЭ сдавать, поступать!»

«Ей к ЕГЭ готовиться надо, а она себе ноги бритвой режет!»
Фото: w-dog.ru

Пришли. Говорила в основном мать. И говорила много, громко, нещадно выставляя претензии ребенку: «У нее все время плохое настроение, все ее что-то не устраивает, и музыку вот бросила. Сочиняет все время, что плохо себя чувствует. Вон, ноги себе бритвой порезала! Как уже мы ей только ни объясняли, что к экзаменам надо готовиться, а не дурью маяться! Что нам делать-то?».

Те, кто работает с проблемами суицида, знают, что порезы не на открытых частях тела, например не на кистях, а на бедре или на животе – очень тревожный симптом.

Дочь поначалу робко пыталась возразить матери, но та просто игнорировала ее, и девочка замолчала. Они сидели рядом – мама с прямой спиной, уверенно жестикулирующая, и ребенок, забившийся в угол кресла. Сидели рядом, но друг друга, кажется, даже не видели.

Описывая свое состояние, девочка бледнела, покрывалась пятнами, у нее тряслись руки. Все симптомы панической атаки налицо. Девочка рассказала, что ничего не может поделать с плохим настроением, а паническое состояние наступает внезапно, и ей трудно справляться с ним и хоть как-то себя контролировать. Насте было страшно – ведь она в такие моменты действительно чувствовала себя очень плохо.

При этом девочке очень хотелось соответствовать маминым ожиданиям. Но на это попросту не было сил.

А мама не верит...

А мама продолжала гнуть свою линию: невнимательная, рассеянная, к учебе охладела, не слушается, в облаках витает. «У них ЕГЭ на носу, все к репетиторам ходят, а Настя у нас – “особенная”, Насте у нас ничего не надо!».

«Вы видите, что сейчас происходит с вашим ребенком?» – внезапно прервала распалившуюся женщину психолог.

«А что?» – мама наконец повернулась к дочери. Девочка сидела, опустив плечи, лицо покрылось красными пятнами.

«Ну дак я же вам и говорю – малахольная какая-то стала! Что происходит-то? И ведь я же ей все время помогаю, с детства она на кружках, и в музыкалке учится. Я и уроки с ней делала все время. А сейчас-то вот что началось?»

Психолог объяснила маме: симптомы, которые описывает Настя, не выдумка. Ребенок действительно страдает от панических атак, от депрессии. К тому же ситуацию усугубляют подростковые гормональные изменения. Мысли о суициде посещают девочку уже полгода, и они становятся все более предметными. Насте нужна помощь не только психолога, но и психиатра.

Мама замолчала. После долгой паузы она смогла сказать ребенку: «Прости!».

На следующую встречу мама пришла одна.

«Знаете, меня в прошлый раз будто пробило… Я так отчетливо вспомнила себя – маленькую. Как в первом классе не хотела идти к стоматологу. Видела бормашину – и сразу паника, я даже в обморок падала. Маму тогда вызвали с работы. Она пришла и, убедившись, что со мной все в порядке, стала кричать, чтобы я прекратила прикидываться… Я так хорошо помню ее холодные глаза! И свою обиду: меня не понимают, мне не верят... А ведь такое в моем детстве бывало не раз: в стрессовых ситуациях мне было страшно, действительно страшно, до тошноты, до головокружения. Но мама говорила: не выдумывай, не накручивай, немедленно возьми себя в руки! И я научилась не замечать, что мне плохо. Стала игнорировать свои чувства и поступать так, как надо, а не так, как хочется».

К сожалению, так бывает часто.

Если человек очерствел, стал равнодушным к своим потребностям и желаниям, он перестает видеть и чувствовать окружающих.

Загнанные в дальний угол эмоции уже не откликаются на переживания другого человека. В контексте решения поставленных задач они не важны, а значит не нужны.

Но в тот момент, когда мы теряем эту чувствительность, мы теряем и связь с миром. Теряем контакт с близкими, любимыми людьми. Теряем ориентиры – туда ли я иду, свои ли задачи решаю?

Когда мы перестаем чувствовать и сопереживать, мы также перестаем понимать, почему люди ведут себя не так, как нам кажется разумным и правильным. А наши дети, теряя эмоциональный контакт с родителями и не получая поддержки, пытаются вернуть себе чувствительность бритвой.



Новости





























































Поделиться