Учителя // Интервью

«Меня всегда грело то, что я могу закрыть дверь в класс прямо перед носом бюрократического чудовища»

Павел Владимирович Волчик – учитель биологии и ОБЖ петербургской школы «Унисон», нейробиолог, писатель – задает себе вопросы о своем романе «Четыре месяца темноты», который он писал в течение 5 лет, и отвечает на вопросы. Героями произведения стали учителя общеобразовательной школы, где автору довелось поработать, её ученики и их родители.
  • 13 февраля 2019
  • 849

«Меня всегда грело то, что я могу закрыть дверь в класс прямо перед носом бюрократического чудовища»

Кто же написал роман: учитель, писатель или ученый?

Прежде всего писатель, которому посчастливилось попасть в общеобразовательную школу в двадцать пять лет. Об этом опыте нельзя не написать! Кажется, что о школьном мире все знают, но на самом деле далеко не все могут рассказать, что творится внутри этих стен.

Я сразу оказался между молотом и наковальней. В роли молота выступало подрастающее поколение, в роли наковальни – современная система образования, государственная школа со всем набором главных персонажей: завучей-надзирателей, изможденных учителей, одаренных детей, беспощадных подростков и их родителей, которые всегда знают лучше, как нужно учить.

Выбирая тему для новой книги, я руководствовался безотказным правилом: писать о том, в чем хорошо разбираешься. Сначала я собирал небольшие истории, записки, детали, а потом они вылились в роман «Четыре месяца темноты».

Что означает название книги?

Темнота – главный лейтмотив произведения. Она и отсутствие света, и долгая зима, и невежество, и равнодушие, и все страхи человеческие. Ей, как принято, противостоит свет, наполненность, мудрость, чувство юмора, милосердие.

Анонс моей книги звучит так: «Скоро наступит зима – и в Городе Дождей начнутся четыре месяца темноты. Четыре месяца темноты проверят человека на прочность. Четыре месяца холода проберут до самых костей. Счастлив тот, кто пережил их. Девочка-Землеройка, Монгол, одаренный мальчик Кротов, Черная Стрела, неопытный учитель, Железная Дама – такие разные, они сойдутся вместе в обычной школе, чтобы пережить самое холодное время года. Каждому придется искать свое “место под солнцем”».

Несмотря на кажущуюся мрачность названия, эта история написана по принципу «смех сквозь слезы». Именно так мы смотрим на проблемы, которые, несмотря на боль, можем преодолеть. Вот и меня молот и наковальня не расплющили, а закалили.

В книге довольно много персонажей…

И каждого я пытался сделать особенным, узнаваемым. Главы книги названы именами конкретных героев. Мне хотелось, чтобы читатели увидели школу глазами абсолютно непохожих людей, вынужденных взаимодействовать в тесном мирке.

И вражда здесь не самое главное. Особое место я уделил дружбе ученика и учителя. Дружбе двух первооткрывателей. О ней так часто забывают, рассказывая о школе.

Город Дождей – вымышленное место?

Много лет я искал книгу, в которой бы ожила моя реальность: блочные дома, старинные фасады, машины в пробках, серые тучи над Петербургом. Где герои – не Федьки и Машки, не покрытые пылью Евграфы Антиповичи, а похожие на моих знакомых люди, неоднозначные, хлебнувшие горя и готовые бороться за счастье. Люди, которых хочется узнавать, даже когда они раздражают тебя. Такую книгу я не нашел – и написал свою. Так родился Город Дождей с его жителями, школа, похожая на ту, в которой учился каждый.

Получается, эта книга написана для взрослых?

Среди читателей довольно много подростков, хотя изначально я рассчитывал на взрослых. Часто роман читают всей семьей. Ирония судьбы – книга, повествующая о хрупких мостах между детьми и взрослыми, сама по себе стала этим мостом, общей темой, которую могут обсудить все члены семьи.

Мне бы очень хотелось обратить на книгу внимание общества, читателей, так как у многих людей совершенно неверное представление о месте, где учатся их дети.

Как поменялась ваша жизнь после публикации романа?

Когда пишешь о том, что болит, находишь многие ответы на беспокоящие вопросы. Меня всегда грело то, что я могу закрыть дверь в класс прямо перед носом бюрократического чудовища. Все эти тонны пустых бумажек остаются в прошлом, здесь и сейчас идет урок, и мы с ребятами свободно исследуем мир, полный загадок. В одних школах это чудище по-прежнему стоит во главе угла. В других центр внимания – дети, а не отчетность. Я рад, что сейчас работаю в школе, в которой на первом месте ребенок. «Унисон» в этом плане – уникальное место.


Вы уже получали отзывы на книгу?

Да, на обратную связь мне грех жаловаться. Книгу читали журналисты, книжные блогеры, преподаватели из Литературного института им. Горького, учителя и другие читатели, не связанные тесно с миром литературы. Некоторые люди писали письма и в них отмечали, что иначе восприняли школу и профессию учителя после прочтения романа.

Но самым ценным для меня был отзыв двенадцатилетней девочки, которая рассказала о романе в одном журнале.

Она написала: «Там реальные детские проблемы. Вот вечером прочитала книгу, утром проснулась, пришла в школу – и ощущение, что очутилась в книге. Очень жаль, что книга закончилась».



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться