Новая родительская газета // Статья

Это было большое бедствие – например, война или земля взорвалась

Мы попросили детей из разных мест рассказать о том, что они знают (и знают ли вообще) о Холокосте, Большом терроре, войнах, репрессиях и других сложных и болезненных темах нашей истории. Вот какая картина получилась.
  • 23 ноября 2018

Это было большое бедствие – например, война или земля взорвалась
Фото: historyworlds.ru

Артем (11 лет, Москва):

Я слышал про Большой террор. Это было большое бедствие – например, война или земля взорвалась.

Концлагеря – это где пытали людей, работать заставляли, еды не давали, отнимали у них всё что есть, убивали.

Дети там были. Огромное количество людей в одной камере, и только одно ведро, чтобы для испражнений. Это было или в Америке, или у немцев. Нам про это немного рассказывали в школе. Мама про это говорила несколько слов.

Полина (10 лет, Москва) не слышала и не знает.

Анна (13 лет, Хельсинки):

Я учусь в Хельсинки в финско-русской школе.

Я не совсем знаю все эти слова, потому что история у нас на финском. Холокост мы будем скоро проходить. Про Анну Франк, про евреев я уже слышала. Мы были в Музее Анны Франк в Голландии с семьей, и в школе уже об этом упоминалось и будут нам рассказывать более подробно.

Про Большой террор мы недавно проходили, про Сталина, 1936–1938 год. Про Сталина нам рассказывали, про разные его проекты – как коллективизация, как рабочих отправляли на совместные совхозы-колхозы, а их территории и имущество забирали власти, а они делали на общей территории работу.

Нам рассказывали про тюрьмы. Про лагеря, про ГУЛАГ. И еще тех, кто не слушался, посылали на общую территорию в колхоз, их называли «кулаки».

Но вообще неделю назад я намного больше всего знала, к контрольной все выучила…

Жанна, 10-й класс:

Я думаю, что нужно четко разграничивать народ и государство. Народ – обычные люди, как я, как вы, и мы все нуждаемся в любви, благополучии, счастье. А государство… А кто его знает? То, что говорят по телевизору, и то, что есть на самом деле, быть может, совершенно разные вещи. Но я не хочу никого осуждать, я хочу сказать про человека. Может, это прозвучит глупо, но человек (вне зависимости от национальности или пола) и хочет, и не хочет войны одновременно. Вот даже взять детей: хотят иметь много друзей, но при этом любят ссориться по пустякам. Так и во взрослой жизни.

Илья, 10-й класс:

Война – это обыденность, а точнее инстинкт человека. Человек без войны – не человек. И как показывает горький опыт мировой истории, чем дольше промежуток, тем дольше и ожесточеннее война.

Мой сосед прошел Афган, получил травму, после чего, вернувшись в Россию, он не получил от государства ничего, кроме наградного штык-ножа с гербом.

Валерий, 9-й класс:

Да, знаю о репрессиях, это были 30-е годы. Они были оправданы, это была государственная необходимость.

Перед войной Советский Союз был окружен кольцом врагов, они были заинтересованы в том, чтобы ослабить нашу страну. Необходимо было произвести чистку. Сталин хотел укрепить государство и усилить обороноспособность страны. Иначе войну было не выиграть. В итоге мы, русские, победили в войне.

Анна-Мария, 10-й класс:

Не существует достойных крови идеологий. Не существует достойных крови религий. Не имеет никакого смысла отдавать высшую ценность – Жизнь – за то, что будет стерто Вечностью.

Вместо того чтобы помнить о зверствах нацистов, о том кошмаре, что они стремились принести всему миру, всей планете – мы ударяемся в веселье и парады, забывая о том, чего нам удалось избежать стараниями наших родных и близких.

Мы забываем. А память надо чтить.

Чтить память надо достойно. День Победы должен быть днем скорби, а не буйным торжеством. Ведь победа далась такой ценой, что впору было закрывать лицо рукой и тихо выть от горя.

Считаете ли вы достойным то, что партии георгиевских лент перед раздачей освящают на специальных молебнах? Их заплетают в косы и даже используют вместо шнурков, а потом просто бросают в урны. Считаете ли настоящей памятью то, что магазине водка и майонез обмотаны георгиевскими лентами? Есть ли разум у людей, чьи машины стоят на тротуаре с наклейкой «Спасибо деду за победу!», «Можем повторить» и «На Берлин»?

Самое страшное то, что наша власть и наши СМИ изменили восприятие войны в обществе. В сознании людей война была наихудшим сценарием из того, что может случиться. Теперь она стала чем-то вроде спортивных состязаний или компьютерной игры. Теперь она стала поводом для новых парадов и поводом пригрозить нашим врагам – Америке, Европе и кому угодно, чей язык и уклад жизни хоть немного отличается от нашего. А чем это отличает нас от тех, кто нас же убивал?

Света, 7-й класс. Про Холокост ничего не слышала, про Большой террор не знает. Про концлагеря рассказывали в школе, они были в Германии во время войны. Там были пленные или заключенные, с ними плохо обращались. Советские войска их освободили.

Катя, 10-й класс:

После того как в 9-м классе я прошла Вторую мировую войну, я окончательно поменяла свое отношение к ней. До того как я хорошо узнала, кто такой Гитлер, я еще легко могла пошутить таким образом: – Адольфик, вставай на войну! – Мне ко второй.

А сейчас даже страшно произносить его имя… Абсолютно то же самое и со Сталиным. Сколько человеческих жизней унесли эти люди! Как можно вообще Великую Отечественную войну называть «Великой»? Как война вообще может великой?

Это люди великие, а война – это лишь разлука, боль и смерть.


Новости





























































Поделиться