Что происходит? // Статья

Учитель будет писать объяснения на каждый оскорбленный чих

  • 19 ноября 2020

Учитель будет писать объяснения на каждый оскорбленный чих
Иллюстрация: liberationist.org

Совет федерации предложил избавляться от учителей, разжигающих религиозную, расовую и социальную рознь. Отдельная «тяжкая статья» – антиконституционные призывы. Однако общественность отнеслась к идее скептически. В недоумении даже те, чьи права, казалось бы, сенаторы решили защитить.

Комиссия Совета Федерации по защите государственного суверенитета от внешнего вмешательства намерена внести в Госдуму законопроект, который позволит увольнять учителей, если они на занятиях «побуждают» учеников к нарушению Конституции. Об этом заявил глава комиссии, сенатор от Пермского края Андрей Климов.

«Предлагается предусмотреть возможность увольнения педагога в случае использования им образовательной или просветительской деятельности для разжигания социальной, расовой и религиозной розни, а также побуждения к иным действиям, противоречащим Конституции», – заявил он.

И вроде бы прекрасная инициатива. Школы наконец-то избавятся от профнепригодных учителей, которые детей ничему не научат, только психику искалечат или, того хуже, к преступлению подтолкнут.

Однако инициатива Совета федерации удивила даже священнослужителей, которые, казалось бы, должны быть довольны перспективой увольнения злостных атеистов. Но что-то пошло не так.

Священнослужитель и блогер Александр Данилов признается, что его школьная учительница истории была убежденной атеисткой, и свое мировоззрение она навязывала детям при любом удобном случае. Для ребенка из верующей семьи это крайне неприятно, и современные школьники до сих пор сталкиваются с подобным давлением. Александр не отрицает, что учитель должен нести ответственность за свои высказывания. Нельзя, например, призывать детей совершать преступления, допускать провокационные межэтнические или религиозные высказывания. Но это касается всех без исключения людей, не только учителей. К тому же нельзя забывать, что жертвой закона могут стать ни в чем неповинные люди.

«Я даже не сомневаюсь, что подобная инициатива – широкое поле для доносов и сведения личных счетов с неугодными учителями. Инициатива очень спорная, ее нужно обсуждать, тщательно выверять и продумывать. Иначе рано или поздно дело кончится массовыми репрессиями, и мы придем к тому, что в школах учителей не останется», – считает священнослужитель.

Александр Данилов также отмечает, что нужно четко разграничивать, когда учитель говорит о религии или национальных вопросах в рамках учебной программы, а когда делится своим субъективным мнением.

«Если моему ребенку на уроке будут рассказывать о крестовых походах или зададут прочитать Сказ о Попе и работнике его Балде – да ради Бога. Это часть культуры и истории. И, прежде чем принимать такой закон, нужно четко понять, какая информация является приемлемой, а какая нет», – подчеркивает Данилов.

В учительском сообществе уверены, что эта инициатива криминализирует профессию, переводит ее в разряд опасных. Будто в педагогике других опасностей нет.

По мнению столичного учителя словесности Антона Скулачева, теперь педагоги будут чувствовать себя под постоянным полицейским надзором. А авторы инициативы, кажется, забыли об истинном предназначении школы.

«Школа – это пространство сложностей, в котором обсуждаются неоднозначные тексты и темы. Мы учим детей жить в сложном и неоднозначном мире. Школа не может быть стерильной. Эта инициатива – настоящая катастрофа.

Цитаты из литературных произведений, например, можно вырвать из контекста, родители разнесут их по чатикам и все – улика против учителя готова. И таких вещей, которые можно проинтерпретировать вне контекста, в школьной программе миллион», – считает Скулачев.

Педагог считает, что, если закон вступит в силу, сумасшедшие или просто озлобленные люди начнут попросту сводить личные счеты с не угодившими им педагогами. Есть ли, например, гарантия, что обиженный на «двойку» школьник не станет мстить учителю за отметку?

«Учитель будет писать объяснения на каждый оскорбленный чих. Надеюсь, что эта инициатива все-таки не станет законом, потому что она является частью цепи, которую я называю «Политикой недоверия». У нас все не доверяют всем. Ученику, который на входе проходит через металлоискатель, родителю, которого в школу не пропускают, учителю, слова которого теперь будут анализировать лингвисты на предмет какого-то мифического протеста против конституции. Это очень страшно. Вместо того, чтобы строить школу как пространство доверия, у нас пространство сыска и доносов», – подчеркивает Антон Скулачев.

В учительских пабликах к инициативе отнеслись то ли с насмешкой, то ли с недоумением. Кажется, педагогов уже ничем не удивить.

Только учителя-гуманитарии справедливо задаются вопросом: как учить детей литературе, истории, обществознанию, если теперь буквально каждая тема в действующих программах становится ходьбой по минному полю и риском с позором вылететь из школы.

«То есть если я преподаю Право, то высказывания по поводу последних изменений в конституции – автоматически приведут меня к увольнению?», – задается вопросом педагог Роман Романов.

Учитель начальных классов Ольга Смирнова в свою очередь отмечает, что теперь, похоже, придется исключить любые обсуждения литературных произведений.

«Во втором классе читали с детьми сказку о рыбаке и рыбке. Полкласса пожалели старуху, мол, зачем жить и уважать такого никчемного мужа, который не смог обеспечить семью за 33 года. Чем вам не социальная рознь? Тогда родители, узнав о таком необычном уроке, посмеялись. Сейчас я уже не уверена, что реакция будет адекватной», – считает педагог.

Видимо, сейчас самое время с опаской посмотреть в сторону календаря и вспомнить, что 37-ой год не за горами. История, кажется, развивается по спирали. Можно снова поругать за репрессии товарища Сталина, а за одно мысленно помолиться, что никто больше не напишет четыре миллиона доносов.

Анна Чернова



Новости





























































Поделиться