Что происходит? // Статья

Действительно ли передача номеров машин, телефонов и карт «Тройка» – это нарушение закона и что делать с давно удалёнными сотрудниками

Юристы разбирают новый указ Собянина.
  • 8 октября 2020
  • 7000

Действительно ли передача номеров машин, телефонов и карт «Тройка» – это нарушение закона и что делать с давно удалёнными сотрудниками
Фото: infoq.com

На фоне роста заболеваемости Covid-19 и угрозы второй волны пандемии мэр Москвы Сергей Собянин вновь вводит жёсткие ограничения. Среди них – требование для работодателей перевести треть сотрудников на удалёнку и еженедельно сообщать властям номера телефонов, автомобилей, а также карт «Тройка» и социальных карт сотрудников. За несоблюдение им грозят штрафы.

По мнению юристов, мэрия переложила на бизнес сбор информации для контроля за передвижением жителей, но не объяснила возможные риски: например, как выполнить требования и не нарушить закон «О персональных данных» и что случится, если сотрудник будет против.

Чего требует указ мэра и чем грозит нарушение

С 5 по 28 октября работодатели должны перевести на удалёнку как минимум треть сотрудников, а также всех работников старше 65 лет и страдающих хроническими заболеваниями. Но компании могут оставить тех, чьё присутствие на рабочем месте критически важно.

Начиная с 12 октября бизнес должен каждую неделю отчитываться о переводе не менее чем 30% сотрудников на удалённый режим работы.

На каждого дистанционного работника в отчёте должны быть:
  • Номер мобильного телефона.
  • Регистрационный номер автомобиля.
  • Номер проездных карт «Тройка» и «Стрелка».
  • Номер социальной карты и номер месячного проездного билета без лимита поездок и с лимитом 70 поездок, временного единого социального билета и временного льготного билета.

Передавать данные работодатели должны в электронном виде через личный кабинет на сайте мэра и правительства Москвы. Если не перевести как минимум треть работников на удалёнку и не отчитываться об этом, мэрия грозит наказанием по статье 20.6.1 КоАП России (Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или её угрозе):

  • Для предпринимателей – штрафы от 30 тысяч до 50 тысяч рублей. Если из-за нарушений кто-то пострадает, штраф будет выше – от 500 тысяч до 1 млн рублей.
  • Для компаний – от 100 тысяч до 300 тысяч рублей, а если кто-то пострадает – от 500 тысяч до 1 млн рублей.
  • Для предпринимателей и компаний – приостановка работы на срок до 90 дней.

Можно ли избежать штрафа

Так как власти нечасто обращают внимание на небольшой бизнес, маленькие предприятия смогут избежать последствий, полагает руководитель юридической практики B&B Андрей Бодиловский.

Юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян считает, что требования мэрии нарушают права москвичей – на своей странице в Facebook он пообещал предпринимателям помочь обжаловать штраф за несоблюдение требований, если его выпишут. Он также заявил, что организация готовит иск по обжалованию указа Собянина от 6 октября.


Саркис Дарбинян, юрист «Роскомсвободы»:

Очевидно, всё это надо собянинской администрации лишь для того, чтобы следить за сотрудниками и нахлобучивать бизнес, если по данным геоаналитики, технологий распознавания лиц удалённые сотрудники вдруг окажутся в своих офисах.

Помните, что вы в ответе за тех, кого наняли. Все полученные от вас данные будут использованы против вас и ваших коллег. И рано или поздно они, конечно же, попадут на чёрный рынок.


Что из указа непонятно

Надо ли получать согласие сотрудников на передачу данных

У юристов нет единого мнения по этому вопросу. Андрей Бодиловский и Саркис Дарбинян считают, что скорее всего придётся получить согласие каждого сотрудника, иначе есть риск нарваться на штраф за нарушение закона «О персональных данных».

Другая точка зрения у юристов из бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры» и фирмы «Клифф»: они не отрицают, что запрашиваемые московским правительством сведения можно признать персональными данными, но считают, что есть обстоятельства, которые освобождают от наказания за их обработку не по правилам.

Почему согласие может понадобиться

В указе мэра написано, что сведения о работниках нужно предоставлять без персональных данных. Видимо, текст указа исходит из того, что набор номеров без полного имени не признаётся персональными данными, но это не совсем так, рассуждает Бодиловский.

По мнению юриста, номер телефона или социальной карты вместе с местом работы можно признать персональными данными. Так же считают в юрфирме «Клифф»: в совокупности эти данные позволяют определить человека.


Андрей Бодиловский, руководитель юридической практики B&B Андрей Бодиловский:

Таким образом, сам указ не нарушает ФЗ «О персональных данных». Это ведь работодатель, в конечном счёте, принимает решение, какой объём данных предоставить.

Но если работодатель предоставит персональные данные без согласия работника, то он нарушит пункт первый статьи 6 ФЗ. А мэрия разведёт руками и скажет: «Ну, мы же тебе написали "без персональных данных", что ж ты наделал».

Получается, работодатель между молотом и наковальней. С одной стороны штрафы за неисполнение указа, с другой стороны штрафы за распространение персональных данных сотрудников.


Почему согласие может не понадобиться

Указ мэра Москвы попадает под исключение закона «О персональных данных», считает Ирина Ахмедова, руководитель практики персональных данных юрфирмы «Клифф». Юрист ссылается на пункт второй части первой статьи 6 этого закона.

В этом пункте написано, что обработка персональных данных допускается, если это необходимо для выполнения законодательства Российской федерации, при этом о согласии на обработку не написано. Ахмедова считает, что под это определение попадают не только федеральные правила, но и региональные.

К тому же в форме передачи сведений напротив всех пунктов, кроме номера телефона, есть пометка «при наличии», а работодатель не обязан знать, есть ли у работника социальная карта, автомобиль или карта «Тройка», отметила Ахмедова.

Если есть сведения, неизвестные работодателю, согласием на их передачу будет сам факт того, что работник предоставил эти данные. В юридической практике это называется конклюдентные действия.

Скорее всего работодателей, которые выполнили требования мэра Москвы и собрали данные, не будут привлекать к ответственности за нарушение закона «О персональных данных», полагает Анна Иванова, руководитель практики трудового права адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

«В противном случае, как только произойдёт первый такой прецедент, ситуация получит огласку», – рассуждает юрист.

Что делать, если работник отказался дать информацию либо что-то скрыл

Согласие на передачу данных добровольное – сотрудник может его и не дать, напомнил Андрей Бодиловский. Об этом же предупредил Саркис Дарбинян.

В этой ситуации компания должна просить не согласие, а запрашивать информацию, считает Анна Иванова: «Это не согласие, а иная форма взаимодействия – запрос информации. Целесообразно запрашивать информацию письменно, хотя бы по электронной почте».


Анна Иванова, руководитель практики трудового права бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры»:

Должен быть внутренний документ. Например, приказ для тех, кого перевели на дистанционную работу: «В соответствии с указом мэра Москвы...прошу вас предоставить такие-то данные строго до такого-то числа. В случае если вы не предоставите либо дадите некорректные данные, то мы вас уведомляем о том, что вы можете быть привлечены к административной ответственности».

Логика в указе такая: если работодатели должны предоставить эту информацию, то очевидно, что и работники должны предоставить эту информацию работодателю. Работодателей меньше, чем работников, и спросить у них проще. То есть на работодателей возложили часть функций по сбору информации.


Если работодатель запросил информацию в письменной форме и разъяснил возможные последствия за отказ их предоставить, то он не будет нести ответственности, если работник скроет информацию, считает Иванова.

Юрист напомнила, что есть постановление пленума Верховного суда о применении Трудового кодекса. Там есть понятие «злоупотребление правом», хотя о нём говорится в другом контексте: нельзя увольнять сотрудника на больничном, но если работник скрыл больничный, то работодатель не несёт ответственности за увольнение. Потому что работодатель об этом не знал и, соответственно, действовал добросовестно.


Анна Иванова, руководитель практики трудового права бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры»:

Эту логику и регуляторы, и суды применяют в других случаях: если работодатель запросил информацию, связанную с трудовыми отношениями либо с исполнением какого-то нормативного акта или предписания, то он исходит из того, что всё, что ему дали в ответ – правда.

Если работник отказался дать информацию, значит, риски несёт он, а не работодатель


Нужно ли передавать сведения, если сотрудники работают удалённо давно

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Андрей Бодиловский считает, что если сотрудники компании работали удалённо до указа мэра и такой формат прописан в трудовом договоре, то формально перевода на дистанционный режим в связи с ограничениями не было.

«А значит и отчитываться, вроде как не нужно», – считает Бодиловский. Однако он предупреждает, что способ спорный и может не сработать.

Анна Иванова полагает, что стоит ожидать дополнительных разъяснений, но учитывать стоит всех: и тех, кого переводят на дистанционную работу сейчас, и тех, кто работает в таком формате по договору давно. «Сейчас провести чёткую грань очень сложно. А дистанционные работники могут очень активно перемещаться», – пояснила Иванова.

Что если проездной или машину сотрудника на удалёнке возьмёт кто-то другой

Картой или автомобилем удалённого сотрудника могут пользоваться родственники или друзья. Какие могут быть последствия в этом случае, тоже непонятно.


Ирина Ахмедова, руководитель практики персональных данных юрфирмы «Клифф»:

Карты «Тройка» и «Стрелка», месячный проездной билет могут использоваться всеми членами семьи или друзьями, равно как и транспортное средство. Никаких анкет при получении карт или билета не заполняется.

Но что влечёт за собой использование в метро карты «Тройка», закреплённой за удалённым сотрудником? Невозможно установить, кто использовал эту карту: удалённый сотрудник, едущий на работу, или член его семьи, работающий в обычном режиме, а может быть удалённый сотрудник решил поехать по своим делам.





Новости





























































Поделиться