ИнтерВести // Новость

Школа – она и в Африке школа. Как работает система образования в Танзании

​Белгородский велопутешественник Александр Смагин, колеся по миру, побывал в танзанийской школе и узнал у педагога-волонтёра Масона, чему и как учат африканских детей.
  • 30 сентября 2019

Школа – она и в Африке школа. Как работает система образования в Танзании
Фото: belpressa.ru

Сразу в школу

«В Танзании дети приходят в начальную школу в 3,5 года и сразу начинают учить цифры и алфавит. При этом до 6 лет все учатся вместе, в одном классе. Все предметы преподают на английском языке – видимо, поэтому 10–12-летние школьники говорят по‑английски гораздо лучше, чем взрослые. Впрочем, родной язык они тоже не забывают: в программе обязательно изучение суахили. При этом язык в разных частях страны может сильно различаться за счёт диалектов племён. Один из учеников рассказал, что они с отцом разговаривают дома на суахили, но его не понимают мама и бабушка, потому что они из другой местности Танзании. В частных школах, которых примерно столько же, сколько и государственных, учат ещё и второй иностранный язык по выбору: французский или немецкий.

Обучение в начальной частной школе стоит 50 $, в средней – 100 $ за ребёнка в месяц. Для Танзании это большие деньги: больше половины средней зарплаты по стране, поэтому в многодетных местных семьях образование получают далеко не все дети.

Школы чаще располагаются в сельской местности, поэтому нередко они работают в режиме интерната: весь семестр дети учатся и живут здесь, а на каникулы уезжают к родителям. В городах есть и обычные школы, куда ученики приходят только на занятия, а вечером уходят домой. Но интернатов больше. Мальчики и девочки учатся там вместе, а вот общежития в кампусах для них строят отдельные.

При школах есть свои большие огороды – плантация размером не менее 1 га. Школьники сами ухаживают за грядками и деревьями, собирают урожай, часть которого идёт в школьную столовую, а ещё часть – в другие школы провинции. Есть и небольшие фермы, где дети выращивают мелкий скот, птицу. Там организовано дежурство – нужно по очереди кормить животных, убирать за ними и чистить клетки и загоны. И, надо сказать, дети делают это не по принуждению, а даже с удовольствием – бегут на хоздвор наперегонки, чтобы налить воду в поилки.

Конечно, полностью этим подсобным хозяйством они себя не обеспечивают, но зато приобретают важные навыки».

Мы читали, мы считали, ели на обед угали

«Младшие школьники обедают прямо в учебных классах: еду привозят дежурные старшеклассники. Они же раздают полные тарелки, а затем собирают грязную посуду и моют.

В танзанийских школах-интернатах трёхразовое питание, иногда даже есть полдник. Школьников постарше кормят в столовых на территории учебного заведения. Повара готовят незамысловатую пищу.

Именно здесь мне довелось попробовать угали – традиционное танзанийское блюдо: кукурузную муку просто насыпают в чан, заливают кипятком – даже не варят! – а потом плошками зачерпывают из общего котла и едят. К угали обычно подают тушёные листья какой‑то местной травы, напоминающей салат. А поскольку в это блюдо не добавляют вообще никаких специй, у меня было ощущение, что я наелся пенопласта с бумагой. Но танзанийские школьники ели с удовольствием. В другой раз мне повезло больше: меня угостили рисом с бобами – этим хотя бы можно насытиться.

Интересная деталь: посреди школьного двора стоят два огромных бака с водой. На одном написано «мойте руки здесь», на другом – «питьевая вода». Глядя на это, сразу вспоминаешь, что ты в Африке, где чистая вода – главная ценность, вокруг которой в буквальном смысле всё строится».

По одному за партой

«В Танзании много частных школ оттого, что государство попросту не справляется с приростом населения, не успевает строить необходимое количество школ. Государственные школы обычно разделяются по возрасту: начальная, средняя. Частные школы обеспечивают непрерывное образование с 3,5 года и до колледжа.

Государственные отличаются даже внешне – они обшарпанные, нередко нуждаются в ремонте. Надо отдать должное: их ремонтируют за счёт государства. Но пока их приводят в порядок, частные строят абсолютно новые учебные кампусы. Здесь более удобное планирование территорий, развитая инфраструктура, можно встретить даже элементы ландшафтного дизайна.

В сравнении с нашими танзанийские учебные классы не сильно отличаются. Но, например, парты там индивидуальные, рассчитаны на одного ученика. В классе информатики к стене крепятся маленькие сейфы, где под ключом хранят планшеты. Ученики берут их на время урока, потом кладут обратно.

Школьные дисциплины такие же: математика, физика, химия, история, география и др. Но большинство учебников и учебных пособий – на английском языке. А ещё на стенах много цитат Нельсона Манделы (африканский общественный и политический деятель, борец за права человека – прим. авт.) и его портреты. Мне особенно запомнился самодельный плакат с его словами: «Образование – это самое мощное оружие, с помощью которого можно изменить мир».

Быть учителем модно

«В африканских странах, в том числе в Танзании, учитель – эталон для всех. Уважение к педагогам огромное. Это человек, к мнению которого прислушиваются, на него равняются, его авторитет в глазах местного населения непоколебим.

В Танзании доход педагогов в два раза выше среднего по стране: если обычный танзаниец получает 150–200 $ в месяц, то учитель зарабатывает 250–300 $. У многих учителей есть личный транспорт, они всегда хорошо одеваются, владеют английским. Педагоги в Танзании – это настоящий средний класс.

Преподавать в танзанийские школы нередко приезжают педагоги-волонтёры из Америки и Европы: на каждых 10–15 местных учителей приходится один приезжий. Контракты с волонтёрами заключают минимум на один учебный семестр. Жильё, питание и проезд им предоставляют бесплатно, но зарплату не назначают. Школа получает педагога – носителя языка с хорошим образованием, а волонтёр – новый необычный опыт».



Новости





























































Поделиться