Директор // Комментарий эксперта

Он видел в человеке высоту и звал к ней


Он видел в человеке высоту и звал к ней
Фото: tekos.livejournal.com

Мне было 12 лет, когда я впервые встретила этого удивительного человека. Я была ученицей обычной сельской школы в станице Азовская, куда Щетинин приехал в 1987 году. Тогда трудно было представить, как кардинально изменится моя жизнь.

Событий, о которых хотелось бы рассказать, было очень много, и не хватило бы всех страниц всех газет… но все эти события были связаны одним общим началом – неукоснительным движением к высоте в человеке. Михаил Петрович всегда видел в человеке высоту. И звал к ней. Я бы даже сказала, требовал всегда о ней помнить.

Вся наша жизнь – это утверждение в человеке его безграничных возможностей.

Может ли ребенок раньше закончить школу? Может. И я окончила 10-й тогда еще класс в 14 лет и поступила во Владимирский пединститут. Тогда, в 1989 году, это было невероятно… Но это было. Мы, 12-летние, 14-летние, были лучшими на курсе.

Может ли ребенок, который никогда не учился в художественной школе, расписать стены? Может. И я одна из тех детей. Мне М.П. вручил кисти и краски и сказал, что он мне верит…

Так мне пришлось стать художником. В его голове нет пределов. Сидя у костра в Журавушке (это летний лагерь в ст. Азовская), мы говорили о Куликовом поле, о сопричастности к истории нашей Родины, думали, что было бы здорово там побывать… И через сутки двумя автобусами мы уже ехали по «полям задремавшей Отчизны» (это из стихотворения).

Может ли ребенок строить, плитку класть, шпатлевать, кирпичом обкладывать дом? Может. Я все это прошла лично. Это не сказка, не выдумка. Ребенок может все. И это убеждение Михаила Петровича.

На самом деле таких примеров в истории много. Мы о них просто забыли. В 19 лет Невский руководил битвой на Неве. А в 5 лет Г.К. Жуков остался с сестрой на хозяйстве, пока родители были на заработках. Если исходить из того, что в генах человека тысячелетия, то все объяснимо. Человек – это совокупный образ всех поколений. И потому очень условно определять его возраст. В этом колене столько-то…

Исследуя природу гения, М.П. пришел к выводу, что нужно заниматься всем, развиваться во всех направлениях, только в этом случае идет пробуждение человека. Не скажу, что все было легко, радужно. Трудностей было много. Они были разные. Психологические, физические, когда нужно было одним нагретым чайником воды и постирать, и вымыть голову, и искупаться… Это учило нас ценить все, что мы имеем.

Когда нужно было из очень ограниченного перечня продуктов приготовить вкусней обед или завтрак, картошка в мундирах с растительным маслом и солеными огурцами казалась райским наслаждением…

Сегодня это даже трудно представить. Но я вам скажу, что это было счастливое время. Мы жили в комнатах по 10–18 человек. Учились выстраивать отношения друг с другом. Учились учитывать интересы других, учлись договариваться.

Конечно, люди разные, дети разные, не всем подходит такой образ жизни. Но ни для кого, я уверена, Текос, школа М.П. не прошли бесследно.

Вчера журналистка Радио «Свобода» спросила, почему некоторые называют школу сектой. Я попробую ответить на этот вопрос. Эти обвинения тянутся еще из Азовской… Возможно, это потому, что в школе, передаваясь от одного поколения учеников к другому, существует привычка со всеми здороваться. Это многим кажется странным. Возможно, потому что мы слушаем классическую и народную музыку и считаем опасным для здоровья человека тяжелую «современную». Возможно, потому что девушки наши не красятся, а парни не курят и не пьют. Но это возмущает и не даёт покоя всем недоброжелателям.

Наверное, самым странным кажется наше отношение к Михаилу Петровичу. Его авторитет в глазах всех детей, безграничное уважение по отношению к нему. Отсюда домыслы, что он гипнотизер, что ему все поклоняются… Я понимаю, это трудно объяснить, понять. В принципе, величайшее уважение к учителю всегда было свойственно русскому человеку.

Но такое отношение появляется не на пустом месте. Оно отражает глубокое уважение самого М.П. к ребенку. Мы все с малых лет хотим, чтобы к нам относились серьезно. В школе дети, возможно, впервые ощущают себя значимыми. Их мнение имеет реальную силу. Отсюда ответная благодарность.

Скажу еще, что за 30 с лишним лет моей работы с Михаилом Петровичем многое в школе изменилось. Учителя, учащиеся, отношение к тем или иным процессам, условия жизни.

Неизменным осталось одно – отношение к ребенку. Высокое отношение.

Мы сами стали учителями, у нас у самих появились дети. И я сегодня глубоко убеждена в том, что принципы, лежащие в основе всей педагогической деятельности М.П. Щетинина, – правильные принципы.

Я бесконечно благодарна ему как учителю за все, что было в моей жизни. За привитую любовь к Родине, за умение не бояться трудностей, за веру в человеческую высоту, за понимание, что не всё в жизни идеально и наша задача в том и состоит, чтобы всё совершенствовать, улучшать своими делами, мыслями. Считаю, что мне посчастливилось жить и трудиться рядом с выдающимся человеком эпохи.



Новости





























































Поделиться