Педагогика // Новость

Ушел из жизни педагог и образовательный политик Евгений Борисович Куркин

Скорбим и в память о нем, публикуем его статью «Метаморфозы стандартизации» об образовательных стандартах, напечатанную в «Первом сентября» в 2002 году.​
  • 22 апреля 2020
  • 1000

Не исключено, что уже к концу этого года Дума во втором чтении утвердит проект государственного образовательного стандарта. Однако внутри профессионального сообщества существуют самые различные точки зрения насчет вводимых стандартов. Можно ли соединить стандарт и индивидуальность, теорию и педагогическую практику, что скрывается за понятием «образовательный минимум»? Для многих специалистов открытым остается и один из основополагающих вопросов: можем ли мы сегодня говорить о наличии самой образовательной цели, без которой, как известно, невозможно реально осуществлять какую бы то ни было модернизацию системы образования?..

Именно об этом говорили педагоги, психологи, философы, собравшиеся за «круглым столом» «ПС».

А откуда вообще взялась идея о введении стандартов? С чего все началось? Ведь часто бывает так, что благой порыв, светлый замысел, погуляв по чиновничьим и академическим коридорам, преображается до неузнаваемости, до полной своей противоположности. Давайте попробуем благодаря статье Е.Б. Куркина проследить этот извилистый путь образовательных стандартов, которые должны были стать гарантом безопасности творческих учителей в борьбе с начальственным произволом, а стали грозным оружием в руках любого проверяющего.

Не знаю, каяться мне или оправдываться – ведь хотелось, как лучше, а получилось, как всегда...

Было это в самом начале 90-х, точнее, в 1991 году. Ко мне, тогда заместителю министра образования, пригласили интересного человека Б.Н. Науменко, к образованию не имевшего никакого отношения, – он и предложил идею стандартизации. Со схемами и теоретическими выкладками идея выглядела не только привлекательной, но и, что особенно важно, теоретически обоснованной. Стандартизация всей отрасли – дело хлопотное и многотрудное, поэтому решили начать с малого: создать при министерстве отдел стандартизации.

Отдел создал ВНИК и начал разработку, как тогда казалось, самого необходимого стандарта; для простоты назову его стандартом справедливости. Предполагалось разработать несколько книг для каждого класса и для каждого предмета (представляете, какая работа). Одна книга для ученика, другая для родителей, третья для учителя. Каждый мог бы проверить, насколько его представления о справедливой оценке совпадают с общепринятыми. Например, в книге для ученика – по определенной теме 3–4 задачи разного уровня сложности. Решил самостоятельно первую – значит, ты усвоил тему на «отлично», первую не решил, зато решил вторую – «хорошо» и т.д.

Для родителей, желающих убедиться в достоверности школьных оценок, а заодно вникнуть в суть школьных проблем ребенка, книга особая, с дополнительными разъяснениями, что является подоплекой школьного знания, что стоит за тем или иным умением, или, как скажут сейчас, «компетенцией» их чада.

Для учителя, конечно, самая сложная книга с уровневыми описаниями программного материала и технологиями его использования при оценивании учеников. Здесь предполагалось разместить массу заданий, тестов, дидактических опросников и т.д.

Напомню еще раз: это был 1991 год, когда все – ученики, их родители, общественность и даже заместители министра – жаждали справедливости.

Не скрою, моей потаенной надеждой была возможность ориентироваться на стандарты в предполагаемом море учебников, которых пока еще не было, и в школах учились по старым просвещенческим, с зарисованными портретами вождей пролетариата. Но это море должно было вот-вот появиться, ведь мы отменили монополию издательства «Просвещение» на учебное книгоиздание. Мы боялись, что конкуренция заставит издателей делать учебники более примитивными, упрощенными по содержанию и тем самым более привлекательными для неопытных покупателей. Время показало, что эти опасения были не напрасны.

Кстати, я только сейчас, проработав в издательстве более пяти лет, до конца представляю, насколько сложную задачу мы ставили перед вновь созданным отделом. Здесь сработало обаяние личности автора идеи и вера в его безграничные возможности. Однако судьба распорядилась по-своему. Вскоре Б.Н. Науменко не стало – инфаркт. А идея выродилась в то, что мы с вами обсуждаем уже не первый раз.

Тогда, 10 лет назад, наверное, впервые в истории министерство предусматривало ограничение собственной власти и создавало стандарты как систему противовесов чиновничьему произволу. В этом смысле некий объективный, утвержденный властями документ, некий кодекс – священное писание, книга книг, к которому мог бы обратиться обиженный в поисках защиты, казался незаменимым.

Образовательный идеал и стандартизация образования

В общественном сознании на протяжении веков формируются некие общие представления о наиболее важных для жизни общества явлениях или предметах. Это идеальные модели, вырабатываемые общественным сознанием. Одной из таких моделей является образовательный идеал. Он формируется в результате взаимодействия разных представлений об образовании и образованности. Идеал – образец образованности, признаваемый обществом.

Образовательный идеал – категория историческая. Идеал образованности, например, начала XIX века, сильно отличается от идеала конца того же века. Образованный человек эпохи социалистической индустриализации не похож на современного эрудита. Переломные эпохи, безусловно, ломают сложившиеся стереотипы и вносят поправки в модели общественного сознания.

На мой взгляд, все попытки описать содержание образования и требования к образованности начиная с 80-х (эта первая попытка принадлежит группе под руководством В.Шадрикова) ничего общего со стандартизацией не имеют. Таким образом можно попробовать описать образовательный идеал современного общества или определенный уровень требования к содержанию образования или образованности вообще. Только будет ли это иметь практический смысл?

Уровень требований

Стандарт в старосоветском понимании – это уровень качественных характеристик товаров или услуг. Госстандарт определил в свое время требования для всего перечня товаров в Советском Союзе, но это никак не отразилось на их качестве. Товары и услуги потреблялись некачественными, их не хватало, и стандарты игнорировались как производителями, так и покупателями. Уровень требований определяют потребители товаров и услуг, роль государства сводится к защите их интересов и поощрению производителей качественных товаров.

В образовании, как показала практика, уровни требований или описательные характеристики качественных услуг точно так же, как и в других секторах рынка, ничего не меняют в отношениях на рынке услуг уже потому, что требовать могут только участники процесса.

Неукоснительно, например, соблюдаются требования высшей школы на вступительных экзаменах. Попробуйте сообщить родителям, что в вашей школе будут какие-то иные требования, и старшеклассники разбегутся по другим школам в тот же миг. Высшая школа – потребитель услуг общеобразовательных учебных заведений, она может диктовать свои условия, а вот требования государства еще должны быть приняты всеми участниками процесса. Даже утвержденные Думой, они должны быть признаны сторонами рыночных отношений в образовании.

Стандарт сегодня

В последние десятилетия представления о стандарте в корне изменились. На Западе давно поняли, что предъявлять требования к конечному продукту – товару бессмысленно. Если производство организовано халтурно, то товар неизбежно будет, мягко говоря, некачественным. И наоборот, производство, организованное с соблюдением всех требований технологии высококвалифицированными специалистами, никак не сможет гнать халтуру, его товар всегда будет качественным.

Поэтому существуют специальные фирмы, которые разрабатывают стандарт конкретного производства, учитывая его индивидуальные особенности. Они выдают свой сертификат при условии безусловного выполнения их требований – требований стандарта как мирового опыта организации подобного производства с учетом конкретных условий. Услуги таких фирм стоят очень дорого. Но качество ценится еще дороже, а оно в этом случае гарантируется.

В свете этих последних представлений о стандартизации стандарт в образовании – это разработка условий организации учебного процесса, соблюдение которых гарантирует качественное образование. И пресловутая аттестация – признание свершившегося факта стандартизации и ее высоких результатов. Стандартизация – это не подгонка учебного процесса под требования единого для всех стандарта, что в принципе возможно, но бессмысленно, а подгонка стандарта под особые условия каждой школы, изъявившей желание повысить качество образовательных услуг, предоставляемых ею. Предметом стандартизации в этом смысле является все, что относится к организации учебного процесса, а также всей школьной жизни, о качестве которой мы понятия не имеем. Конкретно это и квалификация кадров, и педагогические технологии, которыми они владеют, и оплата их труда, организация кооперации и конкуренции. Школьная гигиена, здоровье, расписание занятий и т.д.

Стандартизация и нужна-то, чтобы увидеть всю эту полноту, учесть колоссальный опыт качественной технологизации каждого процесса и соединить его с собственным, неповторимым. А иначе это очередная проверка, ничего никому не дающая. И стандарты – нужные только чиновникам для полноты их существования.

Сертификат соответствия стандарту – подтверждение того, что школа дает качественное образование и ее ученики не нуждаются более ни в каких аттестациях, тестированиях, могут поступать в любой вуз без экзаменов и вне конкурсов.

Евгений КУРКИН,
кандидат педагогических наук,
главный редактор издательства «Педагогика-Пресс»



Новости





























































Поделиться