Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 6 (144) от 21 апреля 2017 г. Подписка Редакция Контакты
Мне нравится, когда герой взрослеет
Дина Петрухина
Люблю книги о приключениях
Катя Пантуева
Пишу книгу в жанре фэнтези
Даня Пантуев

Чтение с авторами

«Память очень ненадежна, а это книга про память»

Как говорить с детьми о прошлом? Какие образы для этого лучше выбрать, какой язык? Наконец, каким должен быть голос рассказчика, чтобы ребенок ему поверил? Семейные истории очень быстро уходят, и не всегда есть кому о них рассказать. Но именно в истории семьи, в этой микроистории, отражается макроистория, полагают Александра Литвина и Анна Десницкая, авторы книги «История старой квартиры».
Читать полностью ...
Александра Литвина,
Анна Десницкая

Чтение в библиотеке

Торт от Питера Пэна

На малышей сыплется информация о мире со всех сторон, они все живут в каком-то невероятном потоке новой информации. Поэтому они любят читать одни и те же книжки – хоть что-то дает стабильность. Они знают, что принесут вам эту зачитанную «Принцессу на горошине», и она останется той же самой Принцессой на горошине.
Читать полностью ...
Надежда Потмальникова

Чтение с филологом

Зеленое на зеленом

Я работаю со студентами и каждый раз думаю, когда ко мне приходит дипломник: а как было бы хорошо, если бы то, что мы начали обсуждать, мы обсудили с ним на его первом курсе! А когда приходит первокурсник, я думаю: как было бы хорошо, если бы в старшей школе… В общем, надо бы начинать с самого начала – так появилась идея «Филологии 0+».
Читать полностью ...
Ольга Розенблюм

Авторский номер Ольги Канунниковой

тема

Знание-счастье от мамы с папой

Самое счастливое воспоминание моего детства: бабушка Валя (мамина мама) читает мне перед сном сказку. Неимоверное удовольствие! Я не помню, какие это были сказки, может быть, «Кот в сапогах» или про колобка. Но я помню это сладкое ощущение моей сказки, потому что мне ее читает моя любимая бабушка. Я иногда жалею, что детство закончилось так несправедливо быстро. Потому что если бы мне моя бабушка читала на ночь Толстого или Лескова, а потом Флобера или Голсуорси, я бы по-другому чувствовал литературу. Так же как я особенно ощущал войну, потому что мне папа рассказывал об окружении осенью сорок первого, о лютых морозах на Волховском фронте, о том, как брали Варшаву.
Читать полностью ...
Александр Адамский

Чтение с издателями

Что дает нам надежду?

В продолжение важного разговора о том, как говорить с детьми о прошлом, на ежегодной книжной выставке-ярмарке «Нон-фикшн» встретились детские писатели, критики, издатели, руководители школьного конкурса «Мемориала», переводчики.
Читать полностью ...

Чтение и закон

Зачем нужны возрастные маркировки?

Четыре года назад был принят закон о возрастных маркировках. Действие его направлено на детей и подростков, которые так или иначе с ним сталкиваются, беря книгу в библиотеке или покупая ее в магазине. Работает этот закон или не работает, нужно ли его менять, улучшать или отменять? Чтобы поговорить об этом, на круглый стол в рамках Нон-фикшн пригласили школьников, родителей, издателей, учителей. Правда, представители детских издательств прийти так и не смогли, но все равно разговор получился не бессмысленным...
Читать полностью ...

Чтение с художником

Однажды Пан Доктор...

Иногда из толстой книги, так утверждал Корчак, ничего человек нового не узнает, а из тонкой книги – много. В книге «Дневник Блюмки», вышедшей в познаньском издательстве Media Rodzina, всего 60 страниц. Каким предстает в ней Старый Доктор и его воспитанники? Написать еще одну книгу о Корчаке, жизнь и судьба которого уже давно известны и описаны, кажется, во всех мельчайших подробностях, – шаг довольно смелый.
Читать полностью ...
Ольга Канунникова

Чтение с внуками

Урок географии

Конец августа. Поля пустые. На желтых лысых холмах вытянули свои хоботы уже бездействующие машины...
Читать полностью ...
Екатерина Старикова

Внеклассное чтение

Это какая улица? Улица Януша Корчака!

Переименование одного киевского топонима превратилось из рядового события в целую историю, почти сказочную – как и полагается, с нелегким началом и праздничным финалом. Более чем на двадцать лет растянулась эта эпопея: еще с 1997 года киевляне начали собирать подписи, чтобы переименовать одну из городских улиц в честь великого польского педагога. Хотя нет: все началось гораздо раньше, более ста лет назад…
Читать полностью ...
Юлия Шекет

Чтение с комментарием

Сегодняшний наш фоторепортаж отсылает к главному материалу номера – интервью с авторами книги «История старой квартиры» Александрой Литвиной и Анной Десницкой. Проводниками по книге, так же как и по нашему фоторепортажу, стали дети – современники тех эпох двадцатого века, о которых они рассказывают. Предлагаем посмотреть на историю страны вместе с ними и их глазами.

Саша, Аня: – Наша история начинается в 1902 году, когда семья доктора Ильи Степановича Муромцева въезжает в новую квартиру. Это семья довольно средней руки, они живут в третьем этаже. Планировку этой квартиры мы взяли отчасти у нашего друга Пети Пастернака. Мы консультировались с Петей, у них дома отсняли все эти оконные и дверные ручки, потолки, плафоны.

Аня: – 1914 год, война. Ирину я нарисовала с фотографии моей прапрабабушки Тили, а вот этого персонажа, доктора Илью Степановича, – с фотографии моего прапрадеда Исаака Шехтеля, который был земским врачом. Илья Степанович тоже врач, но у него судьба другая, чем у моего прадеда, более трагичная, он у нас погибает во время войны при бомбежке.

Аня: – Это 1919-й год. Я не могла найти картинки, как выглядели интерьеры того года, в итоге нашла в воспоминаниях Марины Цветаевой описания их быта очень подробные. В них написано, что возле печки лежит топор и утюг, и утюгом она бьет по топору, чтобы расколоть поленья, и еще там есть окаринок, главный герой дня – в него ставят самовар, чтобы он не брызгал, а в самоваре варят картошку.

Саша: – Вот фотографии Троцкого и Ленина – в квартире теперь живет товарищ Орлик, он работает в Наркомпросе, их всех арестовали потом, и Орлика тоже, кроме Крупской и какого-то персонажа, который был родственником известного художника Бориса Ефимова, но его не поэтому не арестовали… И вот – такая типичная совбарышня Ляля, женщина нового типа.

Саша: – Это уже 27-й год. Здесь сразу несколько скандалов разворачивается на кухне. Один из конфликтов – мадам Петухова, модная дама, учит Марусю танцевать танго, а Соня Гордон – это немного моя бабушка, которая приехала в Москву учиться из Симбирска и была такой очень принципиальной женщиной, сторонницей теории Бебеля о женской эмансипации. А тут эти недопустимые развратные танцы…

Саша: – Разговор между подругами. Есенин – спорная фигура для того времени. Моя бабушка очень любила Есенина, и стихотворение, которое мы здесь хотели процитировать, но не влезло, ее любимое – «все пройдет, как с белых яблонь дым»… А вот патефон, из которого звучит танго – оно было известно еще до революции, слова написала Изя Кремер, одесская шансоньетка известная.

Саша: – Вот тут происходит арест, но он происходит за спиной, потому что, как в греческой трагедии, не все должно выноситься на передний план, нам это было важно, поэтому есть персонажи, которых мы видим повернутыми спиной, например, вот Ляля в зеркале… Аня: – Ляля с ножницами, она вырезает лица из фотографий. Никто не догадывается, что она это делает, потому что сами фотографии мы перенесли на следующий разворот.