Качество образования // Статья

Цифровизация продолжается, колледжи побеждают, а путь в профессию становится все более коротким

22 июня состоялся заключительный в этом учебном году открытый семинар ВШЭ по образованию им. А.А. Пинского на тему «Тренды года в формате блиц». Участники подвели итоги 2020–2021 учебного года в образовании.

Цифровизация продолжается, колледжи побеждают, а путь в профессию становится все более коротким
Иллюстрация: behance.net

Удаленное обучение и взрывной рост EdTech

Как подчеркнул ведущий эксперт, заведующий Лабораторией цифровой трансформации образования Института образования НИУ ВШЭ Иван Карлов, в начале этого учебного года «школы и вузы вернулись в очный режим работы, но в течение первого полугодия из-за второй волны были вынужденные ситуационные переходы на удалённое обучение для отдельных групп учащихся по географическому принципу, по различным возрастам, по параллелям в школах». Но это уже было не настолько масштабно, как в прошлом учебном году.

Случилось возвращение разработчиков цифровых образовательных ресурсов к традиционным бизнес-моделям.

То есть, если весной 2020 года на фоне первой волны пандемии и самоизоляции они предоставляли свободный доступ к своим ресурсам, то в сентябре нынешнего года основные провайдеры вновь ввели плату за использование своего контента.

Отмечается высокая активность противников онлайн-обучения в формальном образовании как на вузовском уровне, так и на школьном – эта тенденция сформировалась еще в прошлом году. Причём очень часто происходила некоторая подмена понятий и попытки приравнять цифровизацию образования к переходу на дистанционное обучение и отмене традиционного очного формата.

Что касается рынка онлайн-образования, то произошел его очевидный существенный рост как в мировом, так и в российском масштабе.

Причем наиболее заметный, взрывной скачок (речь идет об увеличении аудитории, посещаемости, выручки) произошел именно у крупных компаний, которые относятся к категории так называемых «единорогов».

Так, на 17 июня 2021 года в мире насчитывалось 24 таких стартапа, стоимость которых превосходит 1 миллиард долларов. В десятку самых дорогих вошли индийские, китайские, американские и канадские компании.

Что касается отечественного рынка онлайн-образования, то он тоже продемонстрировал прирост прибыли, но более скромный по сравнению с мировыми гигантами IT-индустрии. По данным РБК, за второй квартал 2020 года прибыль всех российских компаний в этом сегменте составила около 60 миллиардов рублей, что меньше стоимости одного из топовых международных «единорогов».

Если же сравнивать структуру рынка EdTech в мире и в России, то здесь тоже наблюдаются различия. Так, больше половины зарубежных стартапов относится к системе формального образования – дошкольное, школьное и высшее образование, в то время как в России, в частности в Москве (по данным столичного Департамента инноваций), почти 75% платформ охватывает дополнительное профессиональное образование и изучение иностранных языков. На формальное – высшее и школьное образование – приходится в совокупности меньше трети от всех образовательных онлайн-ресурсов. Важно подчеркнуть, что 24% из них применяется в школьном образовании, а в вузах только 2%.

Безусловно, взрывной скачок спроса на дистанционное обучение среди школьников пришелся на апрель 2020 года: например, посещаемость РЭШ возросла примерно с 11 тысяч в марте до 50 тысяч в апреле, платформы «Интернет-урок» – с 4 тысяч до 12–13 тысяч за тот же отрезок времени. Однако в мае уже наметился значительный спад, связанный с каникулами, во многих регионах объявленными досрочно. Соответственно, затишье продолжалось и летом, а осенью опять статистика посещений стала увеличиваться, но возвращения к апрельским показателям дистанционно-самоизоляционного периода так и не произошло.

И даже декабрьский пик, связанный с переводом многих школ на «удаленку» на фоне второй волны пандемии, все равно не сравнится с тем первым весенним скачком.

В 2021 году картина стабилизировалась, и по всем образовательным онлайн-сервисам наблюдается равномерный рост.

Правило золотой середины

Прогнозы специалистов весьма оптимистичны, что объясняется прежде всего реализацией в школах федерального проекта «Цифровая образовательная среда», в рамках которого серьёзное внимание уделяется как раз созданию и оснащению классов, инфраструктуры для удалённого подключения школьников. Это обеспечит равный доступ школьников к образованию. Цифровые гиганты – Яндекс, Сбер – разрабатывают и выводят на рынок сервисы, которые активно используются в системе образования. Mail. ru, в частности, ведёт разработку платформы «Сферум» в рамках проекта «Цифровая образовательная среда».

Платформа Учи.ру внедряет технологии гибридного (смешанного) обучения в школах, пока только на уроках математики, но, как говорится, лиха беда начало.

Как рассказала специалист департамента регионального развития образовательной платформы Учи.ру Алена Родионова, чаще всего используется модель «Ротация станций», когда пол-урока учитель работает с одной группой учеников, другая в это время выполняет задания на платформе, а затем они меняются местами. Таким образом, у школьников, по словам Алены Родионовой, есть возможность «получить свою дозу человеческого внимания и общения и поработать каждому в своём темпе над теми темами, которые у него западают, если это, например, отстающий ученик». Если это ученик одарённый или тот, кто идёт впереди программы, то у него, соответственно, есть возможность выполнять более сложные задания.

Но, как подчеркнула эксперт, опираясь на проведенные опросы учеников, здесь очень важно соблюсти баланс между дистанционными и очными формами, поскольку перекос в сторону онлайна демотивирует учеников.

Побеждают колледжи

Очень важный тренд, зафиксированный участниками семинара, заключается в растущей популярности колледжей. Причины этого явления проанализировала научный сотрудник Центра развития навыков и профессионального образования Института образования НИУ ВШЭ Вера Мальцева.

В своем докладе она перечислила ряд основных тезисов на эту тему.

Во-первых, сектор СПО действительно растёт, но, что важнее, это не эффект пандемии, поскольку восходящий тренд этого уровня образования начался еще с середины 2010-х годов. Поэтому то, что мы видим сегодня – это не новость, а лишь укрепление уже существующих тенденций перераспределения молодёжи между вузами и колледжами. И в этой конкурентной борьбе побеждают колледжи. Сейчас уже больше половины молодёжи учится в системе СПО. И в минувшем 2020 году была преодолена некоторая историческая планка по приёму в этот сектор образования.

Во-вторых, следует отметить, что рост приема идет не на все специальности, а только на программы подготовки специалистов среднего звена – это дизайнеры, бухгалтеры, менеджеры. Их число составляет 80% от всего контингента учащихся СПО, опережая показатели поступивших на аналогичные программы в вузах. При этом программа подготовки рабочих давно стагнирует, по сути утратив свою привлекательность, и существует на уровне бюджетного приёма. На фоне увеличения конкурса на «мягкие» сервисные специальности происходит стремительная коммерциализация сферы СПО, которая по Конституции должна быть бесплатной.

«В итоге именно неиндустриальные специальности становятся ядром СПО, а индустриальные скоро канут в Лету», – констатировала Вера Мальцева.

В-третьих, колледжи и техникумы перестают быть транзитным пунктом на пути к вузу. Так, если ещё в 2015 году 31% выпускников, обучающихся по программам среднего звена, шли доучиваться по профильным специальностям в вузы, то в 2020 году их доля сократилась до 21%.

Что «выдавливает» школьников в СПО?

Почему вообще происходит рост спроса на СПО? Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется. И здесь, по мнению экспертов, бОльшую роль играет, увы, не привлекательность СПО, а недоступность для многих высшего образования.

Прежде всего это снижение доходов населения на фоне экономической стагнации, начиная с 2014 года. 2020 год, естественно, усилил это падение. При этом, с одной стороны, повысилась стоимость высшего образования, если включать в этот показатель подготовку к ЕГЭ и возможность учиться в хорошей школе. С другой стороны, сократилось количество вузов за счет наиболее слабых, с низкими конкурсами, доступных для семей с доходами ниже среднего уровня. В то же время сокращаются и бюджетные места в вузах на более популярные гуманитарные направления и закрываются многие заочные программы. В итоге поступление в вуз становится привилегией обеспеченных семей, способных провести своих детей через все многочисленные фильтры.

В 2019 году больше 80% поступивших в вузы на направление «Общественные науки» учатся платно.

В итоге и в вузы, и в колледжи пришли другие, более обеспеченные. студенты. По данным мониторинга экономики образования НИУ ВШЭ за 2020 год, половина студентов колледжей относит свою семью к высокому материальному положению. А срединные и нижние доходные группы выбиваются даже из СПО, если иметь в виду востребованные молодежью специальности.

Однако наряду с негативными факторами, «выталкивающими» выпускников школ в систему СПО, есть и положительные.

Это улучшения, происходящие в отрасли: переоснащение, адаптация к вызовам рынка труда, появление новых игроков в этом сегменте и как результат повышение имиджа, престижа и привлекательности. Кроме того, многие «мягкие» профессии вроде дизайнера и программиста не требуют «на входе» диплом вуза. В результате школьники делают выбор в пользу колледжа, потому что это дешевле и быстрее, чем обучение в вузе.

Бег на короткой дистанции

Как отмечали участники семинара, тренд на краткосрочные программы обучения усилился и укрепился в прошедшем учебном году. Например, сертификат по окончании годичных курсов переподготовки в системе дополнительного профессионального образования по некоторым специальностям уже приравнивается к диплому о высшем образовании. Зарплаты за «короткое» и «длинное» обучение также постепенно уравниваются.

В этом году в вузах начинается апробация обучения по системе «2+2+2», когда диплом о высшем образовании будет состоять из набора микростепеней по разным программам.

Это даст возможность студентам менять направление обучения не только после окончания бакалавриата, но уже после 2-го курса. Профессор НИУ ВШЭ Ирина Абанкина считает, что это позволит максимально снизить количество отчислений на первых курсах университетов из-за разочарования в выбранной при поступлении профессии.

С этой целью в НИУ ВШЭ еще в прошлом году введена система под названием «майнор». Это учебный цикл в рамках образовательных программ бакалавриата, представляющий дополнительную образовательную траекторию для обучающихся сверх подготовки по основному образовательному направлению.

Студенты вправе выбрать как смежные программы, так и вторую специальность даже на другом факультете по другому направлению.

Эти модули включаются в индивидуальный учебный план, и уже на основании прослушивания и участия в этих майнорах студенты на последних курсах могут самоопределиться со своей профессиональной специализацией.

«Это обеспечивает очень большую гибкость и расширяет кругозор. Но для меня в системе 2+2+2 очень важно, чтобы на каждом этапе было некоторое подтверждение освоения этих программ путем присвоения так называемых микростепеней, чтобы другие вузы или работодатели могли бы их признать и с ними считаться», – говорит Ирина Абанкина.

Тренд на оптимизацию сроков обучения может коснуться и сферы СПО.

Министерство просвещения России намерено реализовать инициативу по введению нового уровня образования, который подразумевает сокращение сроков обучения в сфере среднего специального образования.

Так, период обучения в колледжах по рабочим профессиям и специальностям сократится до двух лет, а по более технологичным – до трех. Сегодня продолжительность обучения в колледжах по ряду программ составляет от четырех до пяти лет.



Новости





























































Поделиться