Дети // Новость

​9 неудобных вопросов южносахалинских школьников, которые чиновникам не зададут журналисты

  • 21 сентября 2020

​9 неудобных вопросов южносахалинских школьников, которые чиновникам не зададут журналисты

19-21 сентября в Южно-Сахалинске проходит образовательный форум «Образование - энергия будущего». В рамках форума работает школьная лаборатория юных журналистов «Эврика MediaLab», ребята берут интервью у ключевых спикеров форума. Ограничений и цензуры нет, школьники задают вопросы, которые принято называть «неудобными». Ответ перед ребятами держали научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский и мэр Южно-Сахалинска Сергей Надсадин.

Почему топливо в Южно-Сахалинске стоит дороже, чем там, куда мы его поставляем?

Отвечает Сергей Надсадин: У нас добывается только сырье, потом его надо транспортировать на завод, а затем еще вернуть. Вот эта транспортная составляющая дает увеличение стоимости. Сейчас в Сахалинской области предпринимают шаги по реализации топливных альтернатив. Газомоторное топливо, например, или электричество. Благодаря этому можно будет существенно снизить цены. Для Сахалина будет гораздо лучше, если по острову будут ездить автомобили, которые «заправляют» электричеством или экологически чистым газом.

Почему дети теряют в школе здоровье? Психологическое в том числе?

Отвечает Александр Адамский: Многие родители готовы жертвовать здоровьем ребенка ради успешной учебы. Безусловно, каждый родитель хочет добра и счастья своему ребенку. Но это счастье всеми понимается по-разному. Для многих, увы, это отличные отметки и поступление в вуз и за ценой мы не постоим, а цена – это здоровье ребенка. В школе в основном здоровье теряется в начальных классах, и причины самые разные. Дети ведут малоподвижный образ жизни, боятся не выполнить домашнее задание. Банальное и всем знакомое до ужаса «Хочешь пойти в туалет – подними руку» - это гигантская детская травма. На таких, казалось бы, неочевидных вещах здоровье и теряется. Парадоксально, но сберегают свое здоровье непослушные дети, а покорные отличники гробят.

Как вам удалось трудоустроиться в мэрию?

Отвечает Сергей Надсадин: Я, честно говоря, не устраивался, меня туда «затянули». У нас был губернатор - Иван Павлович. Мне тогда уже было 45 лет, такой взрослый состоявшийся человек, - и вот он предложил мне перейти в мэрию на должность первого вице-мэра. Я очень долго сопротивлялся, собрал всех своих друзей, такой экспертный метод получился. Большинство отнеслись насторожено, но потом все-таки пришли к выводу, что надо согласиться. Для меня это был мучительный выбор, но я ни о чем не жалею.

Нужно ли ужесточить требования к обучению и подготовке будущих учителей?

Отвечает Александр Адамский: Ужесточить нет, но поменять нужно. Больше уделять внимания навыкам личностного общения и поддержке детей, выявлению их особенностей и тех видов деятельности, в которых ребенок сможет себя раскрыть.

Нужно ли ввести обязательный ЕГЭ по истории?

Отвечает Александр Адамский: Любая обязаловка вызывает сопротивление. Если мы хотим, чтобы дети невзлюбили историю, то самый лучший вариант – ввести обязательный ЕГЭ по предмету. Обязательного в школе должно быть как можно меньше

Должны ли преподавать в школе религию?

Отвечает Александр Адамский: Если мы хотим, чтобы к религиозным людям и вероисповеданиям относились с уважением, нельзя допускать обязаловки. Религия – серьезный культурный пласт. Без религии не было бы культуры и образования. Изучение религии – абсолютно необходимая часть воспитания культурного человека, но испортить все это можно обязаловкой архаичными способами преподавания вроде урока.

Что лучше: ЕГЭ или экзамен по билетам?

Отвечает Александр Адамский: Экзамен – это не очень хорошая вещь. Изначально он появился в религиозной среде у иезуитов и представлял собой моделирование страшного суда. И согласитесь, экзамен чем-то действительно напоминает суд. Это очень архаичный метод. Но и ЕГЭ уже морально устарело, 7-10 лет пройдет и ему на смену придут цифровые следы, так называемая учебная биография ребенка. Такой подход скажет гораздо больше об уровне освоения материала, чем разовые экзамены. Можно проводить разовые тесты, но они малоинформативны. А если ребенок каждый день оставляет тысячи цифровых следов, и система показывает дефициты и достижения, это гораздо более эффективный подход к образованию ребенка. Так что будущее - за персонифицированной системой оценок.

Правильно ли, что учителя запугивают детей ЕГЭ?

Отвечает Александр Адамский: Есть три волшебных слова: «ты должен», «как тебе не стыдно», «в жизни пригодится». Эти формулы свидетельствуют о профессиональной непригодности учителя. Запугивание – последнее прибежище непрофессионала.

Какие самые актуальные проблемы в образовании сейчас существуют? Может, система устарела и ее надо менять, может, учителя очень уязвимы в связи с низкой социальной защищенностью?

Отвечает Александр Адамский: Основные проблемы образования не внутри, а вовне. Но если все-таки ранжировать, приоритеты расставлять, то на первом месте - большое разнообразие потребностей: родительских, семейных, общественных. Слишком много разного хотят от школы, а школа одна. Одни родители хотят одного, другие – другого. Социальные группы, церковь, армия, бизнесмены, политики хотят третьего, четвертого, пятого. С каждой точки зрения, ожидания не совпадают с реальностью. Школа не идеальна, а в нашей системе восприятия неидеальное – значит плохое. Отсюда и недовольство. Школой недовольны все, но по-разному. Нельзя назвать одну главную проблему, это слишком многообразная история.



Новости





























































Поделиться