ЕГЭ // Колонка

ЕГЭ в чрезвычайных обстоятельствах

Социолог, ведущий научный сотрудник МГПУ Любовь Борусяк об экзаменах-2020 и о том, как сделать опыт экстремального года полезным.

ЕГЭ в чрезвычайных обстоятельствах
Фото: agenda-u.org

Выпускники школ, их родители, бабушки и дедушки всегда очень волновались перед выпускными экзаменами. Особенно те, кто готовился поступать в вузы, ведь подготовка к поступлению иногда длилась несколько лет.

Но думаю, что таких переживаний, как в этом году, у них еще не было.

Коронавирус внес свои коррективы в налаженную, привычную уже систему сдачи экзаменов, которая и так отнимала у всех участников процесса много сил и нервов. Бывают ситуации, когда решение принимать надо, а однозначно хорошего нет и быть не может. Уже в апреле и начале мая предлагали отменить ЕГЭ из-за слишком больших рисков. Если судить по родительским интернет-форумам, такая возможность воспринималась как полная катастрофа, поскольку было непонятно, как тогда будет проходить набор в вузы.

Ясно же, что школьные отметки для этого не годятся: слишком много отличников, чтобы для всех хватило мест на бюджет в вузах, причем в школах слабых их зачастую больше, чем в школах сильных, где требования выше.

Категорически отвергалась идея взять в вузы всех желающих, учить онлайн, а после первой сессии отсеять всех не справившихся. Особенно переживали родители мальчиков: «А потом куда? Сразу в армию?». Да и вообще идея была несколько утопичной. Где за короткий период набрать столько преподавателей, которые проводили бы не только лекции, но и семинары, а потом проверяли работы, чтобы провести экзамены и отобрать лучших? К тому же, огромная часть старшеклассников готовилась к экзаменам с репетиторами, а это тяжелейшая нагрузка на семьи, большие деньги, которые могли оказаться потраченными впустую. Исходя из этого, отменить экзамены было совершенно невозможно. Это вызвало бы такие массовые протесты, которых никогда прежде не было в России. К онлайн-экзаменами мы тоже оказались не готовы.

Мне кажется, что в результате было принято оптимальное решение: отодвинуть сроки экзаменов, проводить их только для намеренных поступать в университеты. Со всяческими предосторожностями, но все-таки проводить. Сопряжено ли это мероприятие с рисками? Да, несомненно. Хотя бы потому, что выпускников очень много, они окажутся на небольшом расстоянии друг от друга, причем в течение длительного времени.

Самый большой поток участников соберется 6 и 7 июля, когда будет проводиться общеобязательный экзамен по русскому языку, который предстоит сдать почти 675 тысячам будущих абитуриентов, около 400 тысяч будут сдавать профильную математику, почти 350 тысяч – обществознание.

Остальные экзамены не будут столь многочисленными, но суммарно это тоже сотни тысяч человек, а кроме них 300 тысяч организаторов и медицинских работников. Можно ли сделать экзамены полностью безопасными? Не думаю. Может ли это негативно сказаться на эпидемиологической ситуации? Возможно. Все-таки при таких гигантских масштабах мероприятия обеспечить полную безопасность практически невозможно только минимизировать риски.

Говоря о предстоящих экзаменах, мне хочется обратить внимание на то, что практически не обсуждается. Впервые выпускные экзамены не будут сдавать 9-классники и некоторые 11-классники. Я читала родительские форумы и видела, как радуются этому многие родители и, по их словам, дети-выпускники. Это не те, кому были нужны ЕГЭ, чтобы поступать в вузы; не те, кто стремился сдать ГИА как можно лучше, чтобы поступить в профильный класс или более сильную школу. Это те, кто учились слабо и очень боялись не сдать экзамены, а таких подростков немало. При прежней системе, когда были разведены выпускные и вступительные экзамены, школа, пусть с отметками «три пишем, два в уме», выпускала всех. И они могли поступить в колледж, училище, где нет конкурса и берут всех желающих.

При современной системе такие школьники оказываются в группе риска.

Часть из них по разным причинам не может, не в состоянии полноценно освоить непростую школьную программу. Иногда родители называют их «пограничниками», то есть они находятся на границе интеллектуальной нормы, а есть еще подростки с тяжелой дислексией, дискалькулией и другими проблемами. У некоторых из них есть возможность сдавать экзамены в облегченной форме, но даже это для них сложно. Они вполне могут получить какую-то практическую специальность, но без ГИА или ЕГЭ они не могут поступить никуда. Отсюда и радость, что в этом году у этой группы выпускников таких проблем не возникнет и родители не будут с ужасом думать, что ждет их детей.

Может быть есть смысл в дальнейшем сохранить некоторые элементы системы этого года: выпуск не только из 11-го класса со сдачей ЕГЭ по желанию для поступающих в вузы, но и из 9-го класса тоже, но без права перехода в 10-й класс?

Понимаю, что это очень сложное решение, но, может быть, опыт этого экстремального года будет полезным?





Новости





























































Поделиться