Образовательная политика // Интервью

У нас чрезвычайно жёсткая система запретов на вход в профессию

Ольга Дашковская поговорила с профессором НИУ «Высшая школа экономики» Ириной Абанкиной о системе образования «2+2+2», финансировании творческих вузов и многом другом.

У  нас чрезвычайно жёсткая система запретов на вход в профессию
Фото: pxhere.com

– Почему сегодня ведутся разговоры о втором бесплатном высшем образовании, о возможности менять специальность уже в процессе обучения, а не только по окончании бакалавриата или специалитета?

Сегодня спрос на гибкие образовательные траектории обусловлен не только высокой мобильностью на рынке труда, но и так называемым кризисом самоопределения, который может наступить как в начале обучения в вузе, так и в более зрелом возрасте – у людей, имеющих опыт работы по специальности.

У нас в университете действовала магистерско-консультационная служба по преодолению академической неуспешности среди бакалавров. Выяснилось, что основная причина отставания учащихся первого – второго курсов не в том, что ребята не могут освоить те или другие сложные программы, а в том, что они осознали: это не их профессия, не их интересы.

И вот здесь надо дать возможность студентам переопределиться, перевыбрать, я бы так сказала, в период обучения в бакалавриате.

– В России может появиться система образования «2+2+2», которая даст возможность менять направление обучения не только после окончания бакалавриата, но после 2 курса. Как вы оцениваете это начинание, которое, кстати, активно развивается в зарубежных вузах и успешно применяется в некоторых российских?,

Считаю, это позволит максимально снизить количество отчислений на первых курсах университетов из-за разочарования в выбранной при поступлении профессии.

С этой целью в НИУ ВШЭ введена система под названием «майнор». Это учебный цикл в рамках образовательных программ бакалавриата, представляющий дополнительную образовательную траекторию для обучающихся сверх подготовки по основному образовательному направлению.

Студенты вправе выбрать как смежные программы, так и вторую специальность даже на другом факультете по другому направлению.

Эти модули включаются в индивидуальный учебный план, и уже на основании прослушивания и участия в этих майнорах студенты на последних курсах могут самоопределиться со своей профессиональной специализацией.Это даёт очень большую гибкость и расширяет кругозор. Кстати, такое начинание практикуется не только у нас, но и в МГУ, где тоже довольно серьёзно налажено межфакультетское взаимодействие, есть даже совместные магистерские программы, например, экономистов и биологов. И это не просто попытка научить биологов делать финансово-экономические обоснования своих проектов, а именно использование методов разных наук для анализа данных. Поэтому, конечно, многие вузы сегодня стремятся предоставить эту вариативность, гибкость. Но для меня в системе 2+2+2 очень важно, чтобы на каждом этапе было некоторое подтверждение освоения этих программ путем присвоения так называемых микростепеней,чтобы другие вузы или работодатели могли бы их признать и с ними считаться. Сегодня эта проблема очень актуальна. Я знаю 35-летних, 40-летних ребят, которые в своё время не закончили университет, хотя по три-четыре года отучились, но бросили учебу и пошли работать. И теперь у них на руках только школьный аттестат (поскольку справку о незаконченном высшем образовании теперь не выдают), и им встроиться обратно в систему образования сегодня практически невозможно.

А профстандарты, которые у нас очень активно вводятся,требуют либо среднего профессионального, либо высшего образования, в противном случае действует запрет на занятие тех или иных должностей. Поэтому присуждение микростепеней за обучение по краткосрочным программам и модулям высшего образования, вместе с подтверждением опыта работы, даст работодателям возможность более гибкого найма сотрудников. Сейчас у нас чрезвычайно жёсткая система запретов на вход в профессию, а не поддержки и развития сотрудников.

– Согласны ли Вы с теми, кто утверждает, что второе бесплатное высшее образование в сфере искусства не обязательно, поскольку можно использовать другие траектории, в том числе магистратуру?

– Нет, не согласна. Культура, а уж особенно исполнительские искусства, режиссура, актёрское мастерство, даже архитектура – они, вообще говоря, в Болонский процесс никогда не включались и всегда регулировались специальным законодательством. Поэтому никакого бакалавриата и магистратуры, гибких программ 2 + 2 + 2 и других популярных образовательных треков, как правило, здесь нет. Само понятие «высшее образование» в этой сфере надо применять очень тактично с учётом глубоких особенностей этой сферы, где по многим направлениям подготовки очень короткий возрастной потенциал профессионального развития и возможностей. Это касается, прежде всего, хореографических искусств и даже исполнительских видов деятельности. Более того, многие представители актёрских профессий со временем выходят совершенно на новые горизонты, переобучаясь на режиссёров, сценаристов и т.д. Люди приходят к этому через не то что через год, а иногда спустя десятилетия своей жизни. И не у всех есть накопления для того, чтобы получить платное высшее образование. Поэтому в отношении этой сферы действительно могут быть особые условия.

– А разве нельзя совмещать обучение по двум творческим специальностям?

– Представьте себе балерину, которая совмещает обучение по основной специальности с обучением на концертмейстера, сценографа или педагога. Такое невозможно, и не стоит себя в этом обманывать. Представители творческих профессий получают образование по одному направлению, и это не бакалавриат, а в большинстве случаев специалитет, и очень часто деятели культуры совершенно справедливо высказываются о том, что даже обучение в мастерских, которые потом становятся целыми театральными коллективами (например, «Табакерка), с трудом укладывается в жёсткие рамки требований к высшему образованию и его стандартизации. С точки зрения финансирования отраслевых вузов было очень серьёзное обсуждение в профессиональном сообществе, в Госдуме, и по результатам было принято решение отнести творческие вузы к самой дорогой стоимостной группе (3Б) – с учётом индивидуальных соотношений студент – преподаватель, оборудования, сценических площадок и т.д. Но даже относительно вузов системы здравоохранения, сельского хозяйства, транспорта таких высоких нормативов финансирования не было принято.

– Некоторые эксперты возражают против законопроекта, считая, что он наделяет привилегиями одних за счет других. Нам не нужны специалисты в области здравоохранения, сельского хозяйства, транспорта? Может, кто-то в зрелом возрасте захочет стать врачом, инженером, агрономом и получить второе высшее образование бесплатно.

– Сегодня творческое развитие личности востребовано и в России, и в мире, и у нас всегда были высокие образцы по очень многим направлениям искусства и культуры, поэтому их поддержка представляется очень серьёзной государственной задачей. Необходимо сбалансированное решение, которое позволило бы готовить специалистов в области искусства не в ущерб другим важным отраслям экономики. Объём этой поддержки может регулироваться.

Например, у Министерства высшего образования и науки всегда остаётся возможность увеличить контрольные цифры приёма, в том числе в рамках целевого обучения, по тем специальностям, в которых есть общественная потребность,назначить механизмы, которые бы поддерживали развитие отрасли.

– Возможна ли альтернативное финансирование творческих вузов в виде грантов от различных негосударственных фондов?

– Существует система грантов, как правило, на создание произведений, на участие в конкурсах и смотрах, есть гранты на проведение мероприятий. Но, к сожалению, именно в образовании такая практика не распространена. Если её попробуют ввести, будет очень хорошо. Пока непосредственно в законопроекте о втором бесплатном высшем образовании в области искусства об этом не говорится.

В заключение хочу подчеркнуть, что принятие этого законопроекта станет важным шагом на пути развития искусства и культуры.



Новости





























































Поделиться