Качество образования // Расшифровка

Как организовать качественное обучение в сельских школах

Рассказывает научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский.
  • 30 ноября 2020

Как организовать качественное обучение в сельских школах
Картина «В сельской школе», Владимир Маковский. 1883

Предыстория. В деревне Аксеново Омской области закрыли малокомплектную начальную школу. Против её закрытия одна из учителей организовала пикет и была оштрафована.

Совсем недавно Счетная палата сообщила о резком сокращении числа сельских школ. А многие из тех, которые еще остались не имеют доступа в интернет. Электронное обучение доступно лишь 15% сельских школьников, а дистанционные технологии применяют только 2,5% детей. Как организовать качественное образование для ребенка, если он родился в отдалённой территории, где нет возможности построить новую современную школу? Почему закрываются школы на селе? Как оживить сельскую школу? Отвечает научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский.

– Если в начале ХХ века на селе проживало около 75% жителей России, то сейчас в сельской местности живут примерно 25%. Построенные тогда в каждой деревне школы для ликвидации безграмотности сегодня не востребованы. И что с этим делать?

– В 20-е годы ХХ века ликвидация безграмотности происходила путем организации избы-читальни, в сёла направляли грамотную молодёжь и т.д. Чуть позже, когда возникла реальная угроза войны, это была уже не ликвидация безграмотности, это была потребность в насыщении грамотными кадрами армии, заводов и фабрик.

В ХХI веке деревни пустеют, сельские школы превращаются в малокомплектные, а потом и вообще закрываются. Это трагично не только для школы, но и для людей в целом. Есть расхожее мнение о том, что, если закроется школа, то умрет деревня. Но село умирает из-за того, что там пропадает сельскохозяйственное производство, там нет работы и денег. Во многих населенных пунктах школа остаётся чуть ли не единственным местом, где люди получают «живые» деньги. Я сам заканчивал сельскую школу на Украине, где мои родители были сельскими учителями. Тогда в колхозах не было зарплаты, а были так называемые трудодни. Аналогичная история происходит и сейчас. Мое мнение может быть непопулярным, но сельская школа перестала быть институтом образования и во многом стала институтом вынужденной занятости не только учителей, но и технических работников. К сожалению, зачастую уровень преподавания оставляет желать лучшего.

В 20-е годы ХХI века вопрос заключается не в том, сколько школ закрыли, а сколько детей из-за закрытия школы потеряло возможность учиться. В период пандемии многие говорят, что из-за закрытия школ дети перешли на дистант. Но на самом деле формально ни одна школа не закрыта, и они продолжают работать. То есть факт физического закрытия школ перестал играть значимую роль, потому что современная сетевая технология позволяет избавиться от этого вечного фактора зависимости от места рождения.

– Как Вы относитесь к интернатной форме обучения? В интернате ребёнок, с одной стороны, социализируется в коллективе, но, с другой стороны, оставаясь в крестьянском подворье, он приобщается к труду: учится косить, пилить, за курами ухаживать...

– Я категорический противник интернатского способа, тем более когда есть возможность сетевого обучения. Любая замкнутая педагогическая система провоцирует насилие и тормозит развитие ребёнка. У нас уже был печальный опыт, когда детей северных территорий забирали в интернаты из их традиционного уклада в другую культуру. Можно вернуться из временной поездки, но из другой культуры возвращения нет.

Детям ХХI века, которые живут уже в совершенно другой жизни, прививать привычку к труду на уровне примитивных занятий – это не самый позитивный способ социализации.

Ещё в начале ХХ века Антону Макаренко удавалось перевоспитывать бандитов и проституток, используя самую современную в то время технологию. Они не сбивали табуретки и даже не за курами ухаживали, а собирали фотоаппараты.

– В практике были прекрасные интернаты, куда съезжались самые талантливые и способные ребята со всей страны, в том числе из деревень. Из них выходили профессора и светила науки.

– Современная форма того, о чём Вы говорите, существует – это «Сириус» и «Артек». Но мой призыв заключается в следующем давайте идти в ногу с детьми. Надо идти за теми формами, в которых современный ребёнок входит в жизнь и социализируется. Моя 2,5-летняя внучка погружена в английский язык через мультики и ютуб, и не надо никуда ездить.

Если собирать вместе одарённых детей, то по закону нормального распределения всё равно между ними будет распределение. Строго говоря, я против того, чтобы создавать гетто, потому что жить они будут в нормальной среде, а не среди только одарённых.

– Если малокомплектные школы неэффективны и в них невозможно обеспечить качественное образование, то, может, нужно развивать региональные центры образования?

– Во-первых, если малокомплектная школа даёт хорошее качество, то её необходимо содержать, сколько бы это ни стоило.

Во-вторых, если мы лишаем ребёнка образования, потому что нет квалифицированных учителей, нет хорошего оборудования, нет достаточного набора программ, то тогда мы приходим к родителям и говорим: «Вы хотите, чтобы ваши дети хорошо учились? Давайте искать сетевые способы, давайте строить дорогу, подвоз осуществлять, давайте строить в районах с компактным проживанием базовые школы».

Это происходит сейчас в очень многих регионах России. Я знаю хороший опыт Кировской области, и даже в малонаселённых регионах, таких как Тыва, это возможно.

На Сахалине сейчас очень активно применяется сетевой способ, когда школы Южно-Сахалинска раздают качественное образование жителям Курил, Макаровского района, местный университет направляет туда тьюторов, чтобы поддержать социальную активность.

Сейчас очень востребованы квалифицированные учителя, которые могут эффективно использовать цифровые инструменты дистанционного образования, а не примитивно переносить приемы очного обучения на дистант. Вопрос заключается в том, чтобы не лишать ребёнка качественного образования только потому, что ему повезло или не повезло родиться в отдалённой территории, где нет всего набора образовательных услуг. А вдруг он гений?! Поэтому это крепостное право привязанности ребёнка к месту жительства, этот порочный круг надо разорвать. Сегодня не надо, как Ломоносову, идти из Архангельска пешком за обозом в университет, а надо использовать сетевые технологии.

Записала Людмила Боросгоева



Новости





























































Поделиться