Школа «Вести образования»: Яндекс.Учебник // Статья

Русский язык для школьников и для лингвистов – два разных русских языка?

  • 3 апреля 2019
  • 2936

Русский язык для школьников и для лингвистов – два разных русских языка?
Фото: sudak.rk.gov.ru

Мы не часто задумываемся о том, что между школьной программой по русскому языку и тем, как на русский язык смотрит наука, существует огромный разрыв. Борис Иомдин, заведующий сектором теоретической семантики Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ и научный консультант Яндекс.Учебника, онлайн-сервиса для учителей начальной школы, рассказывает, что лингвисты думают о школьных учебниках и как помочь ученикам разобраться в системе координат родного языка.

Стакан чаю или стакан чая?

В школьных учебниках обычно даются однозначные классификации. Например, ученики должны запомнить, что в русском языке существительные изменяются по шести падежам, и должны быть готовы отнести любое слово к одному из них – в то время как лингвисты выделяют как минимум ещё три: местный, партитивный (он же частичный) и звательный.

Отсюда возникают различия, которые не вписываются в предлагаемую школьнику систему – стоимость чая, но стакан чаю, я говорю о лесе, но я нахожусь в лесу. Я не предлагаю объяснять детям эти нюансы в подробностях, но рекомендовал бы учителям давать хотя бы небольшой комментарий – почему правила, изложенные в учебнике, не всегда охватывают весь язык.

Единой классификации деления на части речи по одному принципу не существует

В школе обычно рассказывается о двенадцати частях речи и предполагается, что каждое слово можно чётко отнести к одной из них. Но вот один человек говорит другому: «На тетрадь» – то есть «возьми тетрадь». Что такое это на – частица? Но ведёт она себя скорее как глагол в повелительном наклонении и даже имеет форму множественного числа – нате. Но при этом других форм у неё нет, нельзя сказать «Я нал тетрадь» или «Не хочу нать тетрадь». А чем считать слово ведь – частицей или союзом? Об этом написано огромное количество научных работ, и далеко не для каждого случая есть однозначный ответ.

Есть несколько критериев отнесения слова к части речи: по смыслу, по форме, по роли в предложении. Если эти критерии вступают в конфликт, получается сложная ситуация. Скажем, бежевый – это прилагательное, а беж? Смысл тот же самый, а по форме это слово прилагательным не является. Оно не склоняется, в предложении играет роль определения, но ставится не перед существительным, как обычное прилагательное, а после него: не беж цвет, а цвет беж. Глаголы, по-школьному, называют действие, хотя многие из них собственно действия не описывают: знать, отсутствовать или равняться («А равняется В»).

Сложности возникают и с местоимениями. Их значение зависит от контекста или от ситуации – «я бывают разные», как говорил Кролик Винни-Пуху, и это их объединяет, но по форме и по роли в предложении многие из них не отличаются от прилагательных (скажем, такой или другой) или наречий (например, так или где), и поэтому лингвисты могут относить их к разным частям речи.

С числительными не легче. Возьмём фразу «Я тебе это говорил тысячу/миллион/миллиард раз!»: тысяча, миллион и миллиард называют число, но в данном контексте означают просто «очень много» и близки к существительным типа куча. А так называемые порядковые числительные часто очень близки к прилагательным: первый автобус – это автобус номер один, а первый ученик – это лучший ученик.

Ещё школьные учебники и лингвистическая наука обычно по-разному отвечают на вопрос о причастиях и деепричастиях: лингвисты обычно считают их формами глагола, а школьная программа чаще выделяет их как отдельные части речи.

А к каким частям речи отнести такие частотные слова, как нет, спасибо и конечно? Школьники вполне могут задать такие вопросы, и чётких ответов на них нет не только в учебниках, но и у лингвистов. Мне кажется, что учителю важно об этом помнить.

Я бы реже просил детей давать однозначный ответ на вопрос «Какая это часть речи?», тем более что практического смысла для школьников эта классификация, в общем, имеет мало.

Школьные задания, которые поймёт не каждый взрослый

В Яндекс.Учебнике мы стараемся тщательно формулировать задания – так, чтобы дети могли дать правильный ответ в соответствии с тем, что они узнали из учебников, и не попали в ситуацию неопределённости или не приходили с вопросом к родителям, которые тоже не всегда могут помочь.

В частности, взрослые чаще всего не думают о том, в совершенном или несовершенном виде они употребляют глагол. Я недавно встретил в одном школьном учебнике задание: «Выберите, какой из данных глаголов не изменяется по лицам и числам – не спрягается: подарю, читаю, рассказал, дружу и построю». Проверил на нескольких знакомых – никто из них не смог назвать правильный ответ.

Авторы вопроса имеют в виду, что глагол рассказать не изменяется по лицам в прошедшем времени (я рассказал, ты рассказал, он рассказал). То есть требуется понять, что имеется в виду только совершенный вид глагола рассказать, причём только в прошедшем времени. Но при этом по числам этот глагол изменяется: я рассказал, мы рассказали. И надо ли убеждать детей, что рассказать и рассказывать – это разные слова? Ведь в словарях совершенный и несовершенный вид одного и того же глагола не получат разные определения. Отнесение глагольного вида к словообразованию или к словоизменению – сложная проблема, а в школе предлагается решать её однозначно.

На каком глобусе мы живём?

Больше всего в моей научной работе я занимаюсь изучением лексической семантики, и поэтому задания в этой области особенно привлекают внимание. Школьников часто просят определить, однозначное или многозначное перед ними слово. И вот пример: слово вилка в упражнении дети должны выбрать как однозначное, хотя помимо столового прибора бывает ещё по крайней мере вилка на конце провода и в игре в шахматы. Есть и значение «разброс» – вилка зарплат, вилка значений.

Гитара, берёза, линейка, аппендицит и глобус тоже приводятся как однозначные, хотя в предложении «Я люблю слушать гитару» гитара используется в значении «звук инструмента», а не сам инструмент. Берёза может быть деревом, а может обозначать древесину (мебель из берёзы сделана ведь не из одного конкретного дерева). Линейка – инструмент для измерения, тетрадь в косую линейку, линейка как собрание людей – дети хорошо знакомы как минимум с тремя значениями, а не с одним. А ведь есть ещё линейка товаров, ехать в линейке (о конном экипаже).

То есть эти слова, которые дети обязаны определить как однозначные, на самом деле – примеры многозначных существительных. Очень важно понимать, что многозначность – совершенно регулярное явление, необходимое для развития языка. У любого сколько-нибудь частотного слова появляется несколько значений, так что «однозначные слова» – это иллюзия и упрощение реальной картины.

Учитель между Сциллой и Харибдой

Если бы я менял школьную программу, я бы обязательно говорил о том, что в языке мало однозначного и много промежуточных случаев. Ответить на вопрос о падеже или о части речи может быть сложно не потому, что ученик не доработал, а потому что язык гораздо более многообразен, чем учебник пытается его представить.

Мне кажется, что в учебниках вообще должно быть меньше мёртвой грамматики, а больше – живого языка. Упражнения должны быть построены на большом количестве примеров хорошей, ясной, современной речи, которая легко воспринимается носителями литературного языка. Такие примеры в дальнейшем позволят детям лучше понимать прочитанное и услышанное и успешнее доносить свою мысль. В Яндекс.Учебнике, помимо классики, мы часто используем в заданиях по русскому языку примеры из хорошей современной детской литературы – живая, образная речь запоминается детям лучше, чем научные термины.

Для того чтобы дышать, совершенно не обязательно знать, как устроено дыхание.

Похожим образом и доскональное знание научной грамматики совсем не так обязательно для того, чтобы хорошо говорить на родном языке. Во взрослой жизни в первую очередь пригодится не умение отличать союзы от частиц, а способность ясно высказывать свою мысль, грамотно говорить и писать, понимать разнообразные тексты.

Устранение искусственных ограничений и освобождение от устаревших классификаций могло бы вернуть школьникам интерес к русскому языку – они смогли бы вместо мучительного размышления о спряжении глаголов совершенного вида в прошедшем времени читать и обсуждать интересные тексты и дышать легко и свободно.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться