Качество образования // Статья

За или против: противоположные тенденции в современной образовательной политике

Число точек зрения по поводу того, каким должно быть образование, сегодня неумолимо растет. Вместе с этим увеличивается и число неоднозначных инициатив, которые создают проблемы всем участникам образовательного процесса – от «высоких» управленцев до самих школьников и студентов.

За или против: противоположные тенденции в современной образовательной политике
Фото: Дмитрий Карпушев

Какие существуют противоречия в современном российском образовании, обсудили в МГПУ участники клуба «Норма и деятельность» на конференции «Эврика-Авангард» в рамках «Недели образования» ММСО.

Развитие образования опережает рост экономики

Научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский считает, что сегодня в образовательной политике ясно обозначились противоположные тенденции. «Наличие остро противоположных тенденций является основной характеристикой образовательной политики сегодняшнего дня. Даже говорить о генеральной линии не приходится, потому что эти тенденции несутся разными ветвями власти, а не только консерваторами и новаторами», – отметил Адамский.

В качестве примера он привёл текущую дискуссию по федеральным государственным образовательным стандартам. «Мы видим, что архаичные тенденции начинают материализоваться очень сильно, с другой стороны, есть мощный инновационный тренд. В тех же национальных проектах есть курс на цифровизацию и прочее. И эти противоположные тенденции сейчас – равновесные», – сказал научный руководитель института.

Другой характеристикой образовательной политики Адамский считает отсутствие механизмов успешности и карьеры для людей с хорошим образованием. «Такие выпускники не находят себе применения – в регионах и в стране в целом. Это опасная тенденция. Дело в том, что развитие образования в России опередило уровень социально-экономического развития в стране. У нас образовательный потенциал выше, чем потребности и возможности экономики и социальных структур удовлетворить людей с амбициями в плане работы. А чем лучше образование, тем и амбиции выше», – подчеркнул научный руководитель института.

«Действительно, это опаснейшая тенденция», – согласился с Адамским юрист, специалист по образовательному праву Вадим Чеха. По его мнению, решить проблему можно было бы при помощи изменений в программе подготовки специалистов. К примеру, если говорить о педагогических вузах, Чеха предложил готовить в них не просто учителей, а «социальных конструкторов» и «активных преобразователей реальности». «Я имею в виду, что он может быть не столько учителем, сколько руководителем процессов вокруг себя, организатором кружка или фитнес-клуба, какой-то предпринимательской деятельности. Это позволит частично поглотить тот протест, который однозначно будет вызван таким несоответствием уровня подготовки специалиста и возможностями для его самореализации в стране», – отметил Чеха.

Стагнация государственного регулирования

По словам ректора Московского городского педагогического университета, экс-замминистра образования и науки Игоря Реморенко, противоборствующие тенденции приводят к стагнации государственного регулирования. Происходит это в силу отсутствия компромиссов у сторон.

«То есть возникает инициатива, потом появляется контрпредложение, потом ещё раз инициатива и так далее, и системных изменений в итоге не происходит. Происходит такое “заболачивание” образовательной системы. В этой связи ждать в ближайшее время в России каких-то масштабных изменений законодательства или крупных подзаконных актов не стоит», – считает Реморенко.

Тем не менее сегодня, по словам ректора, активно работает другая форма взаимодействия и выработки решений. «Это различные проекты, которые собирают тысячи человек из разных организаций с целью обмена практиками и технологиями. Они дают обратную связь и преобразовывают ситуацию внутри учреждений, и этот формат будет нарастать без всяких усилий регуляторов. Думаю, что очень скоро образовательным организациям будет интересно друг с другом соревноваться по предоставлению разных моделей обучения, которые основываются в том числе на вот этой обратной связи», – сказал Реморенко.

В свою очередь Александр Адамский добавил, что другой важной формой преобразований сегодня является экспертное сообщество, и в частности формат экспертных клубов. «Клубная форма может быть продуктивной в регуляторном плане. Важно понять, как из этого клубного обсуждения можно выкристаллизовывать регулятивные нормы и придавать им законодательный характер. В этом плане очень интересно, чем закончится дискуссия по новым ФГОСам – удастся ли сетевому сообществу повлиять на их разработку. Сегодня ни одно государство в мире не готово выпустить регулирование образования из своих рук, но профессиональное сообщество может быть более эффективным», – подчеркнул научный руководитель института.

Лицензирование – контроль за документами, а не качеством

Юрист Вадим Чеха считает, что процедура лицензирования образовательных организаций уже десять лет как является процедурой контроля за документами, которые сопровождают образовательную деятельность, и он мало связан непосредственно с самим качеством образования.

«И ситуация не меняется, поскольку лицензирование – сам по себе нужный инструмент. Исторически оно возникло для того, чтобы гарантировать потребителю качество услуг. Если сфера лицензируется, то это значит, что государство гарантирует качество услуг этого субъекта. И лицензирование нужно сохранять. Но, с другой стороны, сейчас оно сильно повторяет государственную аккредитацию, о чем и на государственном уровне уже заявлено», – отметил Чеха. Он добавил, что стоило бы поставить вопрос об отмене лицензирования дополнительного образования. «У нас на данный момент множество субъектов образовательного бизнеса, к которым смешно прилагать процедуру лицензирования, например, различные школы, работающие в дистанционном режиме и обучающие каким-то навыкам. Лицензировать такие школы просто глупо и бессмысленно. С юридической точки зрения это даже не образование, а передача информации от одного человека к другому в правильно структурированном формате», – выразил мнение юрист.

Активность родителей не всегда полезна

Директор школы № 1788 в Новой Москве Александр Ездов назвал среди современных неоднозначных тенденций активную включённость родителей в образовательный процесс. «Например, школы уже немного попривыкли к тому, что им нужно брать детей с ограничениями по здоровью. Но сами родители начинают говорить, что такие дети мешают учиться и портят образование. Их позиция довольно твёрдая и агрессивная. Я не знаю пока историй, что родители с этим бы соглашались и этот тренд с радостью развивали», – сказал Ездов.

Другой пример, по его словам, когда родители с активной консервативной позицией максимально стараются заморозить любые изменения в школе. «Они говорят о том, что их учебники были лучше, а их учителя больше следили за дисциплиной и так далее. Все это начинает активно действовать на школу. Плюс родители начинают использовать способы обращения в разные организации, начиная от писем учредителю и заканчивая президентом и правоохранительными органами. Это создаёт дополнительную моральную нагрузку на учителей. И эта ситуация, как мне кажется, будет развиваться», – считает Ездов.

«Ключевой вопрос тут – чем регулировать эти отношения», – в свою очередь добавил Адамский.

«Разрыв задач и представлений между родителями, экспертами и учителями обостряется. Он колоссальный, а привычные регуляторы тут бездействуют. Нужны новые регламенты, чтобы структурировать эти взаимоотношения», – подвел итог дискуссии научный руководитель института.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться