«Дети Вышки» // Статья

Итоговое собеседование по русскому языку: полезная тренировка или трата времени?

Участница факультатива Лицея «Дети Вышки» Екатерина Ляхова спросила об этом экзаменуемых и преподавателей.
  • 27 февраля 2019

Итоговое собеседование по русскому языку: полезная тренировка или трата времени?
Фото: sasovo.adm-online.ru

Не так давно учителя и школьники всей России начали готовиться к экзаменам нового формата: ОГЭ и ЕГЭ. С тех пор практически каждый год их видоизменяли и усложняли. 2019-й не стал исключением.

13 февраля для допуска к основному экзамену всем девятиклассникам пришлось пройти через новое испытание – собеседование по русскому языку. Выглядит оно следующим образом: ученика вызывают в специальную аудиторию, где находится преподаватель. Затем ему выдается материал с заданиями, включающий чтение текста, пересказ, монолог и диалог с экзаменатором. Все, что говорят преподаватель и ученик, записывается. По результатам проверки знаний экзаменуемый получает «зачет» или «незачет». Знакомство с этим форматом произошло еще в прошлом учебном году.

Первые «эксперименты» проводились на нынешних десятых классах, к которым принадлежу и я.

Помню, как, услышав от учителя словосочетание «устный русский», весь класс начал хихикать и, недоумевая, спрашивать: «Неужели они сомневаются в том, что мы умеем говорить по-русски?!».

И хотя на занятиях мы готовились к новому экзамену, наша школа не попала в список тех «везунчиков», которым пришлось опробовать его на себе. Все попросту посмеялись и забыли! Сейчас, когда итоговое собеседование официально введено по всей стране, я посчитала необходимым узнать у новых девятиклассников, как они и их преподаватели относятся к нововведению.

Провести опрос я отправилась в одно из зданий Лицея НИУ ВШЭ, где проходил экзамен. Было очень увлекательно наблюдать за ребятами, покидающими аудитории: мне не удалось обнаружить ни одного печального или расстроенного лица, ни тени переживания в глазах ребят! Создавалось ощущение, что они спокойно собираются домой после привычных пар, а не экзамена с пугающим названием «Итоговое собеседование по русскому языку». Но вскоре, после беседы с несколькими десятками учеников, мое удивление развеялось. 70% опрошенных мною девятиклассников высказались по поводу «устного русского» однозначно:

Этот экзамен невероятно прост, а потому бесполезен, он не способен проверить или улучшить знание языка.

«Лично мне сдавать экзамен было не сложно, поэтому я не совсем понимаю его цель. Возможно, он и отсеивает какую-то часть детей, которые совсем плохо говорят по-русски. Но я склоняюсь к тому, что его проведение – бесполезная трата времени».

Евгения Кузнецова

«Я думаю, что это собеседование не сильно определяет наши знания. Оно скорее помогает составить общее мнение о нас, о том, как мы владеем языком. Как по мне, это лишь формальность, без которой спокойно можно было обойтись!»

Варвара Барбинова

Тем не менее такое мнение об экзамене разделили не все.

30% ребят высказались за дальнейшее проведение устного собеседования: большинство из них отметили, что во время подготовки они повторили правила русского языка, улучшили многие навыки, а во время самого экзамена прошли своеобразную моральную подготовку к дальнейшим испытаниям.

«Этот экзамен – первое маленькое испытание, поэтому я считаю, что такой допуск к ОГЭ действительно нужен. Особенно полезной была подготовка: я смогла увидеть некоторые проблемы во владении языком и устранить их».

Софья Королёва

«Я думаю, что собеседование – хорошая тренировка для того, чтобы научиться лучше говорить и пересказывать. Допуск к основным экзаменам определенно нужен, никаких минусов в нем нет».

Олеся Ващенко

«Для меня устный русский стал скорее моральной подготовкой, возможностью осознать, что ты можешь волноваться и это нормально, и что нужно уметь вовремя взять себя в руки».

Александра Щедринская

Мнения учеников по поводу итогового собеседования были разнообразными, но довольно ожидаемыми для меня, человека, который сам прошел через подготовку к новым устным заданиям. Намного больше меня удивило то, как относятся к экзамену лицейские преподаватели русского языка. Лишь 5% опрошенных девятиклассников сказали, что проходили полноценную подготовку: тренировали пересказ текста и разговор на тему. Подавляющее большинство поведало мне о том, что педагоги ознакомили их исключительно с форматом экзамена и не стали останавливаться на проработке заданий:

«Нас почти не готовили. Пожелали удачи и сказали, что все получится».

Георгий Безридный

«Я не готовилась к экзамену, потому что он и не требует подготовки: просто приходишь и говоришь! В лицее подготовки также особо не было, разве что пару раз рассказали о формате».

Александра

После разговора с ребятами я поняла, что необходимо узнать мнение преподавателей об экзамене. Мне удалось поговорить с Михаилом Павловцом и Александрой Ординарцевой. Они проводили итоговое собеседование. Задавая вопросы профессионалам в области образования, я ожидала услышать единое мнение относительно нововведения. Каково же было мое удивление, когда я получила совершенно противоположные комментарии. Оказывается, не только лицеисты расходятся во мнениях по поводу устного русского!

Александра Ординарцева выступила в поддержу итогового собеседования по русскому языку, хотя и подчеркнула, что его стоит продумать более тщательно.

По ее мнению, экзамен не для всех оказался таким уж легким: «Даже некоторые лицеисты забывали выполнить условия заданий, например, использовать цитату в пересказе». Поэтому у преподавателя не возникло сомнений в том, что в обычных школах как Москвы, так и регионов были дети, которые вовсе не справились с экзаменом. Кроме того, эксперт, как и несколько учащихся 9-х классов, отметила психологический аспект подготовки к устному русскому:

«Для наших лицеистов собеседование действительно сложности не представляло. Но у меня были дети, которые сильно нервничали. Экзамен ведь не только знания проверяет. Думаю, это хорошая тренировка перед ОГЭ».

Высказывание Михаила Павловца по поводу итогового собеседования оказалось не таким позитивным. Эксперт отметил, что задания нового экзамена никак не могли вызвать у лицеистов затруднения, потому что изначально ориентированы их разработчиками на «детей из сельских школ», чтобы и они могли справиться с проверкой, продолжить образование, не оказались в неравных условиях с детьми из крупных городов и элитных школ.

То, что лицеисты не проходили особой подготовки к собеседованию – факт совершенно оправданный, ведь «вся учеба в лицее является подготовкой к задачам куда большей сложности, и готовить девятиклассников к такому устному экзамену, каким он был, – это занижать планочку».

Преподаватель признался, что «вовсе отказался бы от проведения всякого рода “Всероссийских проверочных” и устного собеседования», а тем более для лицеистов, уже прошедших «сито жесткого отбора».

Он обосновал свою позицию несколькими соображениями. Во-первых, новый экзамен остается бесполезным в условиях реальной жизни:

«Мне трудно представить себе ситуацию, при которой я, даже будучи филологом, стану пересказывать своими словами бездарно написанный текст даже о самом одаренном человеке, еще и вставляя в него не мною припасенную для этого случая цитату».

Во-вторых, поток государственных проверок, по мнению Павловца, только прерывает учебный процесс:

«Вал проверочных работ со всех сторон и в обычной школе, и в необычной мешает учителям заниматься своим главным делом – обеспечивать требуемый уровень образования. Они вынуждены огромное количество ресурсов и времени тратить на проведение бессмысленных замеров и подготовки к ним детей, вроде итогового сочинения или теперь вот этого устного собеседования, а не на сам образовательный процесс».

Итоговое собеседование по русскому языку вызвало двоякие чувства как у учителей, так и у экзаменуемых. Может ли вообще быть смысл в проведении проверки знаний, к которой, по мнению большинства, даже не нужно готовиться?

Очевидно, что рассуждать на поставленную тему можно долго, однако экзамен уже официально введен, а значит тратить время на него придется в любом случае.

Мне показалась верной мысль одного из девятиклассников: «Этот экзамен – что-то пробное и экспериментальное, и, вероятно, его еще будут дорабатывать, пока он не станет приближен к привычным нам непростым проверкам знаний».

Екатерина Ляхова




Новости





























































Поделиться