Без рубрики // Очерк

Искра Божья

Продолжаем говорить о передовых учителях. В заключительной части очерка «Шалва Амонашвили: „Каждый для меня учитель“» речь пойдет о духовном воспитании в современных реалиях школьного образования.
  • 24 апреля 2018

Искра Божья
Фото Константина Трубникова

Перестройка заставила нашего героя очень многое изменить в своей жизни. В конце 80-х он начал сотрудничать с «Учительской газетой» под руководством Владимира Матвеева, собравшего вокруг себя лучшие педагогические силы страны. Это был яркий период его самореализации, когда он, наконец, сумел высказать то, что в нем давно копилось.

Кроме того, в его жизнь вошли прекрасные люди, в том числе Михаил Щетинин, Виктор Шаталов, Евгений Ильин, Владимир Караковский. Их имена знала вся страна, они выступали в Останкино. Подписанный ими 18 октября 1986 года Манифест педагогики сотрудничества произвел настоящую революцию в образовательном сообществе.

В 1989–1991 годах он был избран народным депутатом Верховного Совета СССР. Это был один из самых интересных и насыщенных периодов его жизни, который совпал с развалом СССР и становлением нового государства.

Выступление на первом съезде народных депутатов СССР

Судьба свела его с такими известными деятелями, как Дмитрий Лихачев, Андрей Сахаров. «Они меня поддерживали и многому научили», – говорит Шалва Александрович. Он хорошо помнит, как во время выступления Сахарова, говорившего горькую правду о войне в Афганистане, отключили микрофон, Андрей Дмитриевич вышел в фойе, его окружили люди. Амонашвили тоже хотел подойти, но не решился.

Одно из лучших воспоминаний тех лет – поддержка со стороны первого президента СССР Михаила Горбачева. Раиса Максимовна пригласила его на чай. Она сказала: «Такие, как вы, нам очень нужны». И дала свой телефон: «Если понадобится, звоните». Он, конечно, не звонил, но чувствовал себя более уверенно.

Новые времена

В постперестроечные годы ему пришлось искать себя и порой начинать свою жизнь «с чистого листа»: менять место жительства, искать работу, несмотря на имя и регалии.

В 1991 году НИИ педагогики, в котором он проработал 32 года, начав с должности простого лаборанта и дослужившись до генерального директора, закрыли.

С 1991 по 1998 год заведовал кафедрой начального образования в Педагогическом университете им. С. С. Орбелиани в Тбилиси.

Это было очень тяжелое время: в Грузии шла гражданская война, в домах отключали электричество, воду, не хватало продуктов. «Иногда куска хлеба в доме не было. Особенно страшно было за внуков», – вспоминает Шалва Александрович.

В 1994 году они с женой переехали из Тбилиси в Москву.

Тогда ему очень помог ректор только что открывшегося Московского городского педагогического университета Виктор Рябов, предложив организовать лабораторию гуманной педагогики в своем вузе.

Гуманная педагогика

Не прекращались и его духовные поиски. Он давно интересовался учением Рерихов, находя там многое, что перекликается с педагогикой радости, любви, уважения, сострадания, относящихся к числу христианских ценностей.

В 2001 году при Международном центре Рерихов он создал Международный центр гуманной педагогики, а также вместе со своим другом, членом-корреспондентом РАО Дмитрием Зуевым основал Издательский дом Шалвы Амонашвили, который выпустил 40 томов «Антологии гуманной педагогики».

Там представлены не только идеи общепризнанных классиков мировой, российской и советской педагогики, но и философов: Конфуция, Лао-Цзы, Сократа, Платона, Аристотеля, Г. Сковороды, Н. Бердяева, И. Ильина, П. Флоренского, семьи Рерихов. В хрестоматии нашлось место и мудрым изречениям из Святых Писаний мировых религий – буддизма, иудаизма, христианства, ислама.

Русская православная церковь критиковала Амонашвили за якобы отступничество от христианства, называла «проповедником», «пастором» и чуть ли не сектантом.

Но его друг патриарх Грузии Илия II, человек широких взглядов, его поддержал и даже подарил ему крест, с которым наш герой никогда не расстается.

Школа и духовность

Шалва Александрович считает, что без разумной религиозности воспитание в школе не произойдет. «Разумной, не фанатичной», – подчеркивает он. Он рад, что в школе ввели курс «Основы религиозных культур и светской этики».

Очень ему нравится учебник по основам религиозной культуры, который написал отец Борис, священник из Новосибирска. Там в широком плане представлена культура, история, традиции России. Но и Коран он знает хорошо, свободно цитирует суры (главы из него). Говорит, что благодаря другим религиозным учениям он лучше понимает православие.

Но при этом считает себя светским педагогом, который расширяет свой кругозор, растет духовно, постигая новое.

Амонашвили убежден, что религиозная рознь недопустима. Он даже написал роман о том, как мальчик-мусульманин спасает девочку-христианку, и как потом они становятся друзьями.

Когда он приезжает в Грозный, свой рассказ о гуманной педагогике подкрепляет цитатами из Корана, иначе его не поймут.

Вообще под гуманностью он понимает духовность и любовь – к детям, к людям. Подразумевал он это и в советские времена, но вслух об этом говорить было нельзя.

Манифест гуманной педагогики

В 2011 году, по прошествии 25 лет после подписания Манифеста педагогики сотрудничества, он задумал новое воззвание к педагогам – Манифест гуманной педагогики. Перемены в жизни общества (рост агрессии, наркомании, преступности среди подростков) потребовали новых педагогических решений. Амонашвили ощущал личную ответственность за все происходящее.

Тогда в Грузии, в его усадьбе Бушети, собрались многочисленные единомышленники Амонашвили.

Они подписали документ, в котором говорится: «Гуманная педагогика рассматривает в качестве своих категорий понятия: Любовь, Вера, Надежда, Радость, Успех, Сотрудничество, Одухотворение, Вдохновение.

В то же время гуманная и авторитарная педагогики противопоставляются друг другу как непримиримые и несовместимые антиподы, и авторы Манифеста утверждают, что между ними нет золотой середины.

Шалва Александрович считает, что авторитарный стиль отношений в школе до сих пор не изжит, и это неприемлемо для школы XXI века.

В современной школе его тревожит погоня за высокими баллами ЕГЭ, за победами в олимпиадах, за рейтингами. Обучающие процессы и их формальные последствия ставятся выше воспитательных.

Превращаются в пустой звук понятия благородства и великодушия, добра и красоты, общего блага и духовного совершенства, любви и преданности, родины и общечеловеческих ценностей.

«Дети могут выигрывать разные олимпиады, могут занять первое место в компьютерной или в какой-либо другой сфере. Могут стать спортсменами и занимать первые места. Но при этом быть беспощадными. Сердцем ведь школа не занимается и семья не занимается. А в сердце любовь. В сердце совесть. В сердце честность. Вся жизнь проходит через сердце. Вот это порок современной школы», – говорит Амонашвили.

Он вспоминает слова Дмитрия Лихачева о том, что только у хороших учителей бывают хорошие ученики. А хороших учителей не так уж много…

В Манифесте гуманной педагогики есть такие слова:

«Каждый достигнет возвышения над самим собой, если будем неукоснительно следовать трем заповедям:

Верить в безграничность каждого Ребенка.

Верить в свою Искру Божию.

Верить в преобразующую силу гуманной педагогики».

Жена – верная помощница

Почему сейчас семьи распадаются? Пышные свадьбы, лимузины, банкеты в дорогих и престижных ресторанах, многочисленные гости, которые желают счастья молодым. И как будто все это закрепляет будущую семейную жизнь. Но в кризисные периоды люди не выдерживают и разводятся.

С внучкой Нинцей и женой Валерией

Шалва Александрович прожил со своей женой Валерией Гивиевной Ниорадзе почти 50 лет – буквально за несколько месяцев до «золотого» юбилея она ушла из жизни. Это случилось в 2012 году.

Брак их был очень счастливым. Те, кто хорошо знал эту семью, отмечают: это была неземная любовь, которой были окружены их дети – сын Паата и дочь Нина. Конечно, случались и ссоры, и конфликты, но взаимные чувства помогали преодолевать все препятствия.

«Как это удавалось сделать?» – неизменный вопрос, который многие задавали нашему герою, и я не исключение.

«Мы научились взращивать любовь как цветы, – отвечает мой собеседник. – Если их не поливать, не ухаживать за ними, они завянут. Иногда наши взгляды не совпадали. Но, друзья мои, умейте быть уступчивыми. Если вы уступаете взаимно, то ваш духовный мир двоих сращивается, и все разногласия уходят».

«У каждой семьи должно быть общее дело для души. Это углубляет и развивает отношения, не дает им превратиться в рутину. Нужно строить что-то хорошее совместными усилиями, задумать что-то большое и ценное в духовном плане, независимо от финансового положения».

Так они построили дом и церквушку в Бушети, вырастили сад. Теперь это настоящая усадьба, в которой собираются его друзья и ученики, чтобы общаться и обсуждать новые идеи.

Валерия Ниорадзе была не только единомышленником Амонашвили, но и работала с ним в одной лаборатории, была известным ученым. Она создала уникальную систему письменно-речевой деятельности, которая развивает личность ребенка. Эта методика сейчас применяется в школах Москвы и других регионов.

А еще почти до последнего вздоха перепечатывала его книги, статьи, диссертации – сначала на печатной машинке, потом на компьютере.

Шалва Александрович подсчитал: за всю их совместную жизнь она набрала в общей сложности 3 млн печатных знаков. Была и корректором, и редактором, и первым читателем его произведений.

Фото Константина Трубникова

Она же помогала ему в самые сложные минуты его жизни, когда закрывали его лабораторию, пытаясь поставить крест на его экспериментах, о которых уже знали не только в СССР, но и за его пределами.

Ультиматум любви

Целые делегации приезжали на специальных рейсах самолетами учиться и набираться опыта. Все газеты писали о его опыте: кто-то поддерживал, кто-то писал доносы. Однажды нашего героя вызвали и сказали, что экспериментальную школу закрывают.

«Даже у таких мужчин, как я, иногда опускаются руки, – признается Шалва Александрович. – Жаловаться некому. Решение пришло сверху. Меня даже в школу не пускают. Кричу директору в окно, а он разводит руками. Мол, что я могу поделать, приказ есть приказ. Я совсем сник».

«Прихожу домой, жена видит, что я сижу в горе. „Ты не будешь бороться, чтобы сохранить лабораторию?“ – спрашивает она. А я раздражен. Я выгнал жену из комнаты. Через какое-то время она заходит и говорит: „Хорошо, я уйду. Но уйду насовсем, если ты не будешь бороться за свою лабораторию…“» И тут у него появились силы!

Начал звонить в Москву коллегам – Василию Давыдову, Давиду Фельдштейну – с просьбой разобраться и помочь.

Но время шло, а все оставалось по-прежнему. Вдруг жена неожиданно предложила: «Пока этот вопрос будет решаться, в лабораторию тебя не пустят, есть время писать книги. Потом времени у тебя уже не будет!».

«Здравствуйте, дети!» – это была его первая книга на русском языке. Она прославила его на весь мир.

Фото Константина Трубникова

Однажды Валерия послала его в магазин за продуктами. Обычное житейское дело. И вот возвращается он домой, поднимается по лестнице, а жена кричит ему с верхнего этажа: «Купи газету!»

Оказалось, что в газете «Правда» вышла статья за подписью президента Академии педагогических наук СССР Всеволода Столетова с положительным отзывом о его эксперименте.

А в советское время статья в таком издании расценивалась как приказ главы государства. Лабораторию открыли, жена не ушла.

«Но я точно знаю, что если бы не Валерия Гивиевна, не было бы всего будущего, – убежден Шалва Амонашвили. – Она вдохновляла, ради нее я шел на риск. Я жалею только о том, что не подтверждал свои чувства супруге каждый день. Если кому-то пригодится эта история, наш жизненный путь, буду очень рад».

Секрет молодости

Ему 88 лет, но он до сих пор трудится: пишет книги, много выступает. С сентября по май проводит семинары и читает лекции в разных городах России и СНГ. По-прежнему собирает большие аудитории. А летом к нему в Бушети, который уже стал своеобразной педагогической Меккой, приезжают слушатели его курсов – учителя, родители, студенты. Вот и сейчас записались не менее 100 человек.

Делится своими планами на ближайшее будущее (наша встреча состоялась в начале апреля): завтра улетает на семинар в Санкт-Петербург, после этого встреча с родителями и общественностью в Москве. А потом сразу летит в Нижний Тагил.

Спрашиваю: как удается сохранить силы, энергию, работоспособность в столь почтенные годы?

Отвечает: «Вот эти встречи с людьми. Когда я вижу, что они меня принимают, и кое-какие мои знания и опыт этим молодым нужны, они прислушиваются, они пользуются, они благодарят. Это то же самое, что и поливание цветка. Они как будто поливают меня, обогащают, облагораживают. И это дает мне огромные силы».

И добавляет: старость – это когда ты никому не нужен, когда тебе нечего людям отдать. Такая «старость» может наступить и в 20, и в 30 лет, независимо от возраста.

Наставления родителям

В завершение встречи прошу дать какой-нибудь мудрый совет читателям.

Шалва Амонашвили рекомендует: «„Дорисовывайте“ своих детей и друг друга. Общайтесь с ребенком так, словно он уже сейчас такой, каким вы хотите его видеть. Ищите в нем хорошее и регулярно это подмечайте».

«Перед сном садитесь рядом с ним и говорите: “Я не ожидал, что ты – такой щедрый! Можно тебя за это поцеловать?”. Девяносто процентов нашей жизни управляется подсознанием, и каждая подобная фраза – это штрих, которым мы буквально дорисовываем подсознание человека.

В будущем этот человек станет таким, каким вы его видели уже сейчас. Дорисовывайте мужа или жену, друзей, коллег. Преувеличивайте. Мы ведь все любим комплименты и добрые слова. Так вы поливаете семена нравов других в будущем. Оставьте своим детям в наследство имя».

Ольга Дашковская



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться