Культура // Тема дня

«Я за то, чтобы религиозное воспитание прежде всего велось в семье»

Мы открываем серию интервью с представителями традиционных религиозных конфессий России о роли и месте религиозного воспитания школьников. Первое слово – представителю буддизма, Нимажапу Илюхинову, председателю Совета буддийской общины «Дхарма», г. Улан-Удэ.
  • 21 февраля 2018

«Я за то, чтобы религиозное воспитание прежде всего велось в семье»

– Как Вы видите соотношение религиозного и светского в образовании?

– Религиозного образования в светской школе быть не должно. Можно говорить только об изучении истории религий, о религиозном мировоззрении, о расширении кругозора для понимания ментальности, чаяний, обычаев других людей.

А само религиозное образование и воспитание – это полностью прерогатива семьи.

Какую роль играет школа в диалоге религиозных культур? Способствует ли такой предмет, как «Основы религиозных культур и светской этики», гармонизации межрелигиозных отношений?

– Очень много учителей плохо представляют себе этот предмет.

Буддистские организации пытаются привлечь внимание молодых людей – у нас в Бурятии есть Центр буддизма.

Молодые люди – по крайней мере те, которых я знаю, – относятся к религии как к предмету изучения, пытаясь найти рациональное зерно в Вере.

– В чем заключаются буддистские ценности и как они отражаются на воспитании детей?

– Буддистские ценности – те же самые, что и общечеловеческие: «Не лги, не воруй, не убий» и так далее. Есть 10 смертных грехов, которые человек не имеет права совершать ни при каких обстоятельствах. Но, в отличие от европейской традиции, согласно которой жизнь – это дар Божий, буддисты воспринимают жизнь как страдания, которые человек преодолевает, каждый раз совершенствуясь, перерождаясь, реализуясь как личность.

Дети, воспитанные в буддийских традициях, очень сострадательны, они умеют прощать, но в то же время очень требовательны и принципиальны даже по отношению к чужим высказываниям.

У нас есть пословица, по смыслу напоминающая русскую: «Слово не воробей, вылетит – не поймаешь».

Мне казалось, что основная черта буддистов – это терпение и терпимость.

Терпение бесконечным быть не может, а терпимость нельзя отождествлять с толерантностью.

Мы уважаем чужое мнение и способны признать свою неправоту в определенных обстоятельствах.

– А как вы сами пришли в религию?

– Я вырос в религиозной семье, в 18 лет принял постриг, и с тех пор я священнослужитель.

Ко мне приходят люди, которых я знаю с детства, – их матери, бабушки, деды были прихожанами моего отца. Я не судья, не Бог, чтобы давать оценку их поступкам. Моя главная задача – понять людей и помочь им разобраться в себе.

Часто ли прихожане спрашивают у Вас совета в воспитании детей?

– Это самый главный вопрос.

Расскажу о конкретном случае. Бабушка обиделась на детей, которые разъехались кто куда, а ее оставили одну. Я посоветовал ей заняться наукой, а позже узнал, что она устроилась на работу младшим научным сотрудником в университет Улан-Батора, защитила кандидатскую диссертацию, и с детьми все наладилось. Они даже приходили меня поблагодарить за свою маму.

19 января в школе № 5 г. Улан-Удэ произошло ЧП, получившее широкий резонанс в прессе: подросток ворвался в школу с топором, ножом и коктейлем Молотова, все вокруг себя крушил, нападал на учителей и детей. Может ли религиозное воспитание служить профилактикой таких случаев?

– Эта школа нетипична для нашей республики. Там учатся дети приезжих, это не местные жители. Думаю, причина конфликта – в каких-то внутрисемейных проблемах. Если у подростка нет авторитетов в семье, он ищет их за пределами своего дома и часто находит для себя неправильные образцы для подражания.

Человек, воспитанный в настоящих буддистских традициях, никогда не пойдет на такого рода преступление, связанное с насилием, убийством.

За исключением тех случаев, когда применение силы будет связано с необходимостью защищать родину. Мужчина должен защищать очаг свой.

Я за то, чтобы религиозное воспитание прежде всего велось в семье.

Недавние годы отмечены победным шествием религий, но, похоже, это никак не отразилось на моральном облике наших людей. В чем причина?

– Уход в религию происходил под знаком восстановления традиций прошлого – как попытка национальной и религиозной самоидентификации, а не как глубокое постижение Веры и религиозных истин. И после стольких лет отрицания, когда нам внушали, что религия есть зло, очень сложно стать настоящим верующим.

Беседовала Ольга Дашковская


Для справки: всего в Республике Бурятия изучают курс «Основы религиозных культур и светской этики» 14 547 детей, из них «Основы буддийской культуры» – 726 детей (4,99%).


Комментарий Министерства образования и науки Республики Бурятия

Среди важнейших целей и задач курса ОРКСЭ – гармонизация межэтнических отношений посредством формирования у школьников нравственного поведения, основанного на знании и уважении культурных и религиозных традиций народов России; знакомство обучающихся с основами религиозных культур (православной, мусульманской, буддийской, иудейской); развитие способностей школьников к общению в полиэтнической и многоконфессиональной среде на основе взаимного уважения и диалога.

Курс ОРКСЭ воспитывает толерантное отношение к другим культурам и религиям. Результатом изучения курса становится обогащение детей в вопросах религиозных культур. Положительный результат курса ОРКСЭ – воспитание толерантности в современных реалиях российского общества.



Новости





























































Поделиться