Школа «Вести образования»: Яндекс.Учебник // Статья

Как меняется русский язык и что с этим делать школьным учителям

  • 27 декабря 2018
  • 3311

Как меняется русский язык и что с этим делать школьным учителям
Фото: s1.1zoom.ru

Чем отличается ошибка от изменения нормы и почему на уроках русского важно читать и обсуждать современные тексты, рассказывает Борис Иомдин, заведующий сектором теоретической семантики Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ и научный консультант Яндекс.Учебника, онлайн-сервиса для учителей начальной школы.

– Язык постоянно меняется. Возможно, сейчас русский язык меняется даже медленнее, чем несколько веков назад, когда не существовало общепринятой нормы, зафиксированной словарями и грамматиками – ведь норма и существует для того, чтобы противостоять изменениям. Скажем, многие слова получают новые значения – причем чем чаще слово встречается, тем больше значений у него возникает.

Одновременно с этим другие слова, наоборот, выходят из употребления и теряют когда-то активные значения. Примеров сколько угодно – достаточно оглянуться вокруг. Скажем, слова «бюро», «буфет», «гардероб» и «кабинет» когда-то обозначали предметы мебели, но молодые люди уже плохо знакомы с этими словами в «мебельном» значении – сейчас вместо них говорят «письменный стол», «кухонный шкаф» и так далее.

Теперь эти слова чаще используются как названия помещений и организаций («работать в бюро пропусков», «пойти перекусить в буфет», «раздеться в гардеробе и войти в кабинет»). Младшие школьники часто не знают и более поздних, советских названий предметов мебели: стенка, горка, гарнитур.

Для учителя русского языка это представляет некоторую сложность, особенно в начальных классах.

Хороших и при этом понятных детям текстов не так много – а еще и не всякий отрывок можно использовать, потому что наверняка там найдется что-нибудь, что или пока не проходили, или вовсе не объясняют в школе.

Даже в самых детских текстах встречаются слова в местном падеже («в лесу», «на мосту», «на краю»), а ведь в младшей школе ничего не говорят о таком падеже и о том, чем он отличается от предложного («думать о лесе», «говорить о мосте», «в Красноярском крае»).

Чтобы предмет интересовал детей не просто «на отметку» – кстати, сейчас гораздо чаще говорят «оценка», а не «отметка», – можно обсуждать с ними изменение языковой нормы. Я бы советовал обращать на уроках внимание на эти различия, а не обходить их. Ведь интересно обсудить, как говорят бабушки, как – родители, а как – дети. На собственном примере проще увидеть, что такое старшая и младшая норма, различить слова устаревшие, уходящие, нейтральные и совсем новые.

Учителю важно отличать ошибку от изменения языка. С одной стороны, есть выражения, которые раздражают большинство образованных взрослых носителей русского языка – и их стоит называть ошибками, советуя детям их не употреблять, хотя за ними вполне может стоять закономерная тенденция языкового изменения.

Говоря «Я рад то, что ты пришел», ты не совершаешь преступления, но взрослых это раздражает, они относят тебя к необразованным людям – зачем тебе это?

С другой стороны, есть варианты, которые отмечены в словарях как неправильные, но даже образованными носителями языка уже воспринимаются как совершенно нейтральные.

Как показывают проведенные мною опросы, около 90% респондентов никак не осуждают и даже предпочитают варианты «искупаться в море», «пожарить картошку», «левый кроссовок» – хотя словари велят нам говорить «выкупаться», «зажарить», «кроссовка».

Если в школе продолжать настаивать на этих вариантах как на единственно возможных, возникнет слишком большой разрыв между учебником и языковой реальностью.

Еще совет – давать в упражнениях не только описания природы, «мама мыла раму» и «комбайнеры – труженики полей», но и современную детскую литературу, тексты, написанные сегодня. Было бы правильно, если бы школьник мог сравнивать: вот так писали Пушкин и Толстой, так – Булычев и Драгунский, а так пишут Дашевская и Гиваргизов.

Это одна из главных особенностей Яндекс.Учебника: в нем для большинства заданий по русскому языку берутся современные тексты, написанные живым языком, которые приятно и интересно читать. А если на уроках читать только классику, у школьника может возникнуть отторжение: ведь он там многого не понимает.

И может получиться как в анекдотическом случае, который лет десять назад облетел весь русскоязычный интернет. Первоклассников попросили нарисовать иллюстрацию к строкам Пушкина:

Бразды пушистые взрывая,

Летит кибитка удалая.

Ямщик сидит на облучке

В тулупе, в красном кушаке.

Все существительные в этом тексте устарели, дети их не понимали и иллюстрировали по созвучию. «Бразды» – похоже на «дрозды», к тому же «пушистые», пусть будут птицами или зверьками. «Взрывая» – нужны бомбы. «Облучок» – ну, что-то вроде табуретки. И так далее. Некоторые учителя повторяли этот эксперимент и с более взрослыми детьми, результат был не сильно лучше.

Сегодня эта ситуация возникает с текстами не только пушкинской поры, но и советской эпохи. «Командир, подбрось до универмага», «поймать частника», «компостировать талончик за проезд» – попробуйте спросить у ребенка, который родился в 2010 году, что это значит? Зато слово «тройка» у московских школьников ассоциируется с транспортной картой, а не с упряжкой лошадей. Тройка мчится, язык меняется, и это важная тема для урока русского языка.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться