Качество образования // Тема дня

«Мотивация Бабла»: это было бы смешно, если бы не было так грустно


«Мотивация Бабла»: это было бы смешно, если бы не было так грустно
Фото: top.st

В течение последних дней уходящего 2018 года, как, впрочем, и в ходе всей моей предыдущей профессиональной жизни, все мои действия и поступки были направлены на одно дело – дело развития в России идеологии свободного вариативного образования; образования, ориентированного на культуру достоинства. Образования, которое дало бы в нашем российском пространстве ученикам и учителям возможности для личностного выбора.

Возникла ситуация, о которой можно было бы сказать: «это было бы смешно, если бы не было так грустно».

Основываясь на мотивации развития личности, ее ценности, я вначале рассказал «Вестям образования» о своем видении событий, которые произошли 7 декабря 2018 года в Министерстве просвещения, как о событиях, которые могут войти в историю российского образования, как Черная пятница образования.

После этого я озвучил свою позицию на заседании Совета по правам человека о необходимости сохранения права на выбор учеников и учителей. Я жестко изложил свою позицию, чтобы не сокращалось, как шагреневая кожа, пространство выбора программ и учебников, а то дело, которое я отстаиваю всю жизнь, – дело вариативности как уникального потенциала развития человека и развития образования в нашей стране – продолжалось.

Таковы были мои действия, и таково было мое выступление, на которое, как я почувствовал, с пониманием отреагировал президент РФ Владимир Путин.

Вместе с тем эти действия, к моей грусти и даже боли, получили в картине мира целого ряда моих коллег, вовлеченных в мир учебников, совершенно другую интерпретацию. Если угодно, интерпретацию в стиле классического механизма проекции, описанного в психоанализе. Он заключается в том, что ряд глубинных мотивов, которые движут нашим поведением, приписываются другому человеку. При этом ты сам не рефлексируешь, что исходишь из этих мотивов. Они скрыты за занавесом сознания и находятся глубоко в бессознательном.

В данном случае то же произошло с восприятием мотивов моего поведения, моих действий.

Целый ряд моих коллег, к которым я отношусь с искренним уважением, восприняли мои действия в следующей стилистике: раз я против сокращения перечня учебников, раз я за развитие вариативного образования, за свободу ученика, за свободу его достоинства, то за этим спрятаны чисто прагматические экономические мотивы.

Раз Асмолов так поступает, значит, его кто-то подкупил…

Я не собираюсь ни перед кем и никогда оправдываться. Для меня ситуация подобного восприятия моих действий сама по себе выступает как основа для аналитики и диагноза событий, происходящих в России в целом; понимания мотивации, которая движет действиями людей и различных социальных групп.

В нашей стране в последние годы все более и более при интерпретации любых действий и поступков возникает мотивация, которую я в почти ненормативном стиле мог бы назвать «прагматической мотивацией Бабла». Если человек совершает те или иные поступки, прежде всего за ними ищут меркантильную мотивацию: его кто-то подкупил, его кто-то нанял; он стремится к тому или иному продвижению по социальной или карьерной лестнице…

Иными словами, за любыми действиями и поступками ищут мотивы утилитарной культуры полезности.

И вот эта ситуация – ситуация «мотивации Бабла» – одна из самых опасных и тяжелых ситуаций в нашей жизни. Она куда опасней, чем те или иные ситуативные действия по сокращению учебников, чем те или иные действия по разработке и проектированию различного рода программ и так далее.

Все действия оказываются в клубке мотивации потери смысла.

Недавние исследования установили, что ключевой дефицит в нашем мире, который ассоциируется с развитием образования – это не только знания. Это дефицит смыслов!

«Мотивация Бабла» прорывается на поверхность в массовом сознании, когда в обществе возникает смысловой вакуум. Вакуум дефицита смыслов.

Прежде всего тогда, когда нет ценностной перспективы будущего, мы выступаем в роли временщиков. Именно тогда на сцене человеческих действий во весть рост вырастают прагматические мотивы, мотивы культуры полезности.

Повторюсь, это было бы смешно, если бы не было так трагично и больно.

Но я говорю всем об этом, потому что у меня все-таки остается надежда на прозрение моих коллег, которые пытаются строить образование России.

Если в образовательной политике мы будем исходить из прагматических мотивов культуры полезности, мы, увы, придем к тому, что потеряем самих себя, свою личность и пойдем по самому трагичному пути развития цивилизации – пути культуры расчеловечивания, социального регресса и варварства.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Другие статьи автора

«Гражданское общество должно быть психологически здоровым обществом»

На заседании Совета по правам человека вчера была создана новая комиссия по образованию и науке. В нее вошли замечательный исследователь ВШЭ Анита Соболева, один из уникальных мастеров понимания социальной и образовательной политики Татьяна Марголина, также по моей просьбе будет участвовать Николай Сванидзе, и тут, на мой взгляд, комментарии излишни.

Новости





























































Поделиться

Видео