Качество образования // Интервью

Литература позволяет вынырнуть из обычной жизни и оказаться в другом измерении

С одиннадцатиклассницей гимназии № 1514 Екатериной Подлесной – призером Всероссийской олимпиады школьников по литературе и по мировой художественной культуре – мы поговорили о том, зачем ей нужно участие в олимпиадах, каких писателей она любит и почему ЕГЭ по литературе и русскому в их нынешней форме не проверяют способность мыслить и анализировать.

Литература позволяет вынырнуть из обычной жизни и оказаться в другом измерении

Чем олимпиада отличается от ЕГЭ

– Катя, ты – призер Всероссийской олимпиады по литературе в 9–10-м классах и по мировой художественной культуре в прошлом году. Олимпиады стали массовым явлением: ведь призерство или победа в них дает либо сто баллов по предмету, либо возможность без экзаменов поступить в вуз. Ты стала участвовать в них по этой причине?

– Нет, совсем нет. Мне было просто интересно. Я ничего не планировала и не думала, что дойду до последнего этапа. С МХК все вообще было забавно: я туда попала случайно. В тот день олимпиаду должны были писать мои лучшие подруги, а потом мы собирались вместе пойти погулять. И, чтобы мне было не скучно их ждать, они мне предложили: пойдем вместе, напишешь с нами, а потом освободимся и погуляем. Я так и сделала. И получилось неожиданно удачно: дошла до финала, но места никакого не заняла, что было естественно (у меня не было особого образования в этой области). А уже на следующий год я решила доказать себе, что могу достойно выступить. Готовилась весь год: ходила в Центр педагогического мастерства, который готовит к олимпиадам. Большинство моих знаний по МХК оттуда. Я ездила на недельные сборы. Мне это было интересно.

– Чем олимпиада отличается от ЕГЭ?

– В ЕГЭ необходимы конкретные знания – какая-то терминология, имена персонажей, точные даты. А в олимпиаде упор сделан на выявление творческих и аналитических способностей.

Поэтому, даже если человек много знает, но не может это как-то осмыслить, не способен сделать собственные выводы, у него нет возможности чего-то в олимпиаде достигнуть.

– Не вспомнишь какие-то интересные задания всеросса по литературе?

– Там три тура. Первый – аналитический: дается проза, поэтический фрагмент, и участники их анализируют (на выбор). А творческие задания, которые предлагаются на втором туре, каждый год очень разные. Например, в прошлом году было такое: нам показали фрагмент детской образовательной передачи канала «Культура». Она была посвящена вопросам лингвистики. И нам нужно было придумать проект своей собственной программы, только уже посвященный литературе, а еще – показать, на примере каких текстов это можно сделать. В этом задании необходимо было продемонстрировать и знание литературы, и способность генерировать идеи.

– Чрезвычайно трудно придумать новую, оригинальную передачу. Думаю, что телевизионщики с удовольствием бы воспользовались вашими предложениями.

– Ну не знаю!

Кому сегодня нужна литература

– Что в литературе тебя больше интересует? Какая эпоха?

– Понятно, что за школьные годы прочитано очень много текстов. Больше классических – ХIХ век. Но сейчас уже я интересуюсь и литературой ХХ века, и совсем современной. Она задает какие-то более актуальные вопросы и устроена сложнее, чем классическая.

В любом случае я очень люблю читать: бывают моменты, когда я хочу почитать что-то абсолютно классическое, а иногда – что-то совсем другое. Нет какой-то определенной тенденции.

– Для чего современному человеку заниматься филологией, литературой?

– Это очень нужно людям, которые идут в профессии, связанные с «создаванием» чего-нибудь – в театр, в кино, в любую культурную сферу. Для меня это важная часть жизни, и мне кажется, что каждому человеку нужно поддерживать какой-то уровень образования.

К тому же чтение – это возможность вынырнуть из обычной повседневной жизни и оказаться совершенно в другом измерении.

Аудиокниги и подкасты

– Современные люди (особенно молодые) меньше читают глазами: стали чрезвычайно популярны аудиокниги, прослушивание подкастов. Как ты к этому относишься?

– У меня хорошая фотографическая память, она лучше, чем звуковая, и я больше люблю воспринимать книги в печатном виде. Но мне кажется, что если это людям удобно, то почему нет? Когда мне нужно что-то быстро прочесть, а времени нет, и я еду в транспорте, то слушаю книгу. Проблема только в том, чтобы человек, который начитывает ее, делал это осмысленно, а не просто…

– … а не просто красивым голосом выдувал воздух.

– Да. Это важно.

– А как ты относишься к подкастам? Они ведь бывают на самые разные темы.

– Я никогда их не слушаю, потому что мне это не очень интересно. Но у меня есть знакомые, которые ими увлекаются. Причем часть приятелей слушают их на английском, чтобы повышать уровень языка.

А еще благодаря подкастам у людей расширяется кругозор. Иногда разговариваешь с человеком и не очень понимаешь, откуда он мог это узнать. А потом выясняется, что был такой подкаст.

– Мне кажется, это тенденция времени, когда людям лень (и некогда) читать глазами и они слушают-слушают-слушают.

– Наверное. Но это неплохо даже с медицинской точки зрения: сейчас все так привязано к мониторам, что зрение просто не выдерживает такой нагрузки. Если есть возможность отдохнуть глазам, можно и послушать что-то (вместо музыки).

Лет в 12–14 я фанатела от Дюма

– Можешь назвать трех своих любимых писателей?

– Очень сложно выбрать. Если говорить о русской классике, то это – Чехов, Гоголь. Лет в 12–14 я фанатела от Дюма. Из современной литературы я люблю Пелевина. В прошлом году меня очень заинтересовала Татьяна Толстая. Я писала по ней курсовую.

– В телепередаче «Школа злословия» та же Татьяна Толстая с Авдотьей Смирновой часто задавали своим гостям вопрос: Толстой или Достоевский? Этот выбор многое может объяснить в собеседнике.

– Я люблю Достоевского. «Войну и мир», например, я проглотила летом запоем, за десять дней. И получила большое удовольствие. А Достоевского читать было сложнее, надо сильно вдумываться. Этого писателя я люблю больше, может быть, именно потому, что его не так легко читать.

– А музыкой ты занималась? И что слушаешь?

– Я не ходила в музыкальную школу, но у меня были уроки фортепьяно.

А слушаю я любую современную музыку – и русскую, и зарубежную, кроме рока. Это не мое. Не могу сказать, чего у меня в плей-листе больше – отовсюду набрано. Когда куда-то еду, почти всегда слушаю музыку: это помогает мозгу отдохнуть.

Школа, которую ничто не заменит

– Насколько для тебя важно, что ты учишься в такой замечательной гимназии?

– Честно говоря, я очень рада, что оказалась в ней. Безусловно, человек может, и учась в обычной школе, получить достаточно высокий уровень знаний. Сейчас для этого много возможностей: самообразованием можно заниматься до бесконечности.

Но я счастлива, что учусь в своей гимназии, даже не потому, что в ней дают хорошие знания (хотя мне их дают), а потому, что в ней атмосфера, традиции, которые не могут заменить никакие виртуальные программы.

Очень приятно находиться в одном классе с людьми, которым тоже интересно учиться, и с кем можно обсудить то, о чем в обычной жизни не разговаривают.

– А ты общаешься с ребятами, например, из математических классов?

– Да, конечно. Я в этой школе с первого класса, и со многими знакома с началки. Везде есть хорошие знакомые, и в младших классах тоже. Я была вожатой и знаю многих нынешних восьмиклассников. У нас нет резкого отделения младших от старших.

– Что тебе не нравится в современной школе?

– Я не буду говорить о гимназии № 1514, которую безмерно люблю. Но у меня много друзей, которые учатся в других школах.

Мне не нравится принцип слияния, укрупнения школ, когда под одним номером собираются совершенно разные учебные заведения, включая детские сады.

Мне не нравится, что по всем предметам есть какая-то определенная программа, которой учитель обязан следовать. Что есть определенные учебники, которыми люди обязаны пользоваться. Ведь некоторые учителя могут дать гораздо больше, чем программа. Но они к ней привязаны.

Естественно, мне не очень нравится ЕГЭ. По некоторым предметам его форма абсурдна.

– По литературе, например?

– Да.И по литературе, и по английскому. И там, и там есть устаревшие формы заданий.

По английскому это – письмо, которое никто никогда никому не напишет.

Ведь сейчас культура переписки совершенно другая, и никто не пишет такие объемные электронные письма. А бумажные – тем более. Изучать этот жанр отдельно – бессмысленно.

И по литературе есть лишние, ничего не проверяющие вопросы. Например, на знание имен, дат. Я, когда читаю какие-то пьесы, тоже не всегда могу сказать, как кого звали. Но при этом помню о герое много важного (а не какие-то ненужные мелочи). Я не знаю, как нужно строить ЕГЭ по литературе, но у меня есть ощущение, что так не надо.

– В эссе по русскому тоже нужно формально соответствовать определенному трафарету.

– Да, у меня с этим большие проблемы. Потому что я привыкла, что, когда пишу какой-то текст, мне не нужно укладываться в определенное количество параграфов и вкладывать в ответ на вопрос то содержание, которое от меня ждут проверяющие. А готовиться приходится именно к этому.



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости































Поделиться

Видео