Качество образования // Тема дня

Кручу-верчу, научить хочу

«Будущее, я считаю, за такой школой – сетевой, активной, интерактивной. Школой, где происходит общение большого количества людей, где есть эксперты, исследователи, где поддерживается поисковый интерес детей», – уверен Ханафи Гулиев, главный методист школы № 2120.

Кручу-верчу, научить хочу

22–26 октября в московской школе 2120 Институт проблем образовательной политики «Эврика» проводит Сетевую подростковую школу, которая в эти дни для 6–7-х классов работает по четырем направлениям «Цифровые практики», «Школа инженерной культуры», «Сетевые практики креативного мышления» и «Сетевой театр». В первый день ребята прошли «Вертушку выбора», побывав на каждом направлении – для того, чтобы потом определиться и выбрать одно из них для обучения в течение года.

В мастерской креативного мастерства на демонстрационном занятии педагог строит три на три точки на доске и просит соединить их все при помощи четырех линий. Дети поочередно выходят к доске и предлагают свои варианты решения. В один из моментов учитель громко говорит: «Стоп!» – что означает «Правильное решение найдено!».

– Кто громко скажет, в чем ключ решения вашего коллеги?

– Он выходил за рамки при решении задачи!

«Решение Саши – суть креатива», – объясняет ученикам преподаватель. Саша вышел за рамки. «Мы же не оговаривали, что нельзя выходить за рамки, так? Креатив – то, что дано, но то, что выходит за рамки». Любое открытие в науке, прогресс – все это результат выхода за привычные рамки. Шаг в сторону, шаг вперед – креативные люди не боятся их делать.

После этого ученикам дается новое задание: вытянуть листочек с указанием одного из школьных предметов (например, «стул») и преобразовать, усовершенствовать его, отобразив результат на бумаге, например, в форме рисунка.

Я вижу, как несколько человек от групп поочередно подходят к педагогу с одним и тем же вопросом: «Что делать?». И дело не в том, что они не поняли задание. Этим вопросом ученики пытаются определить, что именно ожидается от них в качестве результата. Алексей Воронцов, эксперт Института проблем образовательной политики «Эврика», отмечает, что непонимание формата – лишь одно из препятствий, с которым вначале сталкивается «Вертушка».

– Миф, который необходимо «снять» с нашего проекта: уроки – это учеба, а такие мероприятия, как наши, – «развлекаловка». Часть родителей, когда мы только начинали, считала, что происходящее погружение в «Вертушку» в течение недели, что мы проводили в школах, – это нечто необязательное и ребенка можно оставить дома, – рассказывает Воронцов. – Они не понимают, что именно здесь и происходит образование.

«Образование – это урок», – если этот миф мы сумеем развеять за год, и дети поймут, что именно на таких занятиях происходит пересечение всех предметов и навыков, будем считать, что свою задачу мы выполнили».

«Хорошо было бы заснять на пленку все происходящее сегодня», – отмечает Алексей Воронцов, и посмотреть в конце года на то, как изменятся дети. Ведь у них появятся практики и первые результаты взаимодействия друг с другом в таком самостоятельном движении. Есть надежда, что дети изменятся в течение этого учебного года.

Однако запуск «Вертушки» в самом начале пути сложен не только для детей, но и для учителей, ведь им тоже необходимо научиться взаимодействовать с классом иначе, в формате сетевой работы, а не просто «дам контрольную сейчас и на этом закончим».

Евгений Крайзель, руководитель театра «Этти дети» и мастерской «Сетевой театр», признается, что для него театр в сетевом взаимодействии – это эксперимент. Ведь театр требует эмоционального и живого контакта. Но Крайзель надеется, что тьюторы и преподаватели на местах, в других школах, смогут «заразить» детей идеей актерской игры, сценарной и режиссерской работой.

«Мы будем учиться придумывать и пытаться реализовать свои идеи. Мы не говорим, что это будет спектакль, ведь не это главная задача», – объясняет Евгений Крайзель.

«Задача курса состоит в том, чтобы ребята прошли путь от идеи до воплощения. Умение проходить этот путь – самое ценное».

На первом занятии сетевого театра учащиеся сначала работали в рамках упражнений на внимание, взаимодействие, попробовали себя в новом качестве, а потом поделились на группы, и их задачей стало сделать небольшое объявление любого выступления, фильма или программы. Главное – презентовать любой продукт, который будет представлен зрителю. Почувствовать себя в роли конферансье, взять и выйти на сцену, побороть себя и страх.

Несмотря на сложность преодоления себя и смущение, непривычность, многие дети отмечали, что именно «театр» понравился им больше других направлений.

– Почему театр? – интересуюсь я. – Все сегодня об этом говорят!

– Не знаю, – отвечает мне один из участников «Вертушки», когда я подхожу к столу, за которым кипит работа. – Мне больше понравилась информатика. Там можно находить информацию, там тебя слушают и должно быть тихо! А еще мы работаем на компьютерах.

– А мне театр нравится! Там тихо, кстати, и бывает смешно! – добавляет сосед.

Что касается информатики и компьютеров, то на модуле «Цифровые практики» задачей учащихся было изучить диаграммы, а затем ответить на вопрос: «Прав ли был журналист, проанализировав и представив информацию следующим образом?». Но от подростков требовалось не просто высказать свое мнение, но и обосновать его в сетевом чате, подтвердив аргументы ссылкой на найденную информацию. Работа с данными, верификация информации и анализ через сеть вместе с работами других учеников – опыт, иначе раскрывающий школьникам взаимодействие с компьютерами и данными.

«Школа инженерной культуры» построена совсем иначе – дети здесь практики и конструкторы.

«Модуль направлен на конструирование инженерных объектов из подручных средств, то есть из разного барахла. Детям ставится проблемная задача, а они думают, как ее решить, конструируют, – объясняет педагог программы Надежда Муха. – Вот сегодня, например, у нас парашюты для капсул».

На каждой парте лежит листочек с заданием: создать тормозящее устройство для космического аппарата, позволяющее ему спускаться на Землю как можно медленнее. Через 30 минут, когда начинается апробация поделок, ученики то и дело встают на парты, чтобы спустить поделку вниз, или подкидывают изобретения в воздух, проверяя скорость спуска и торможения.

«Видите, когда у детей есть реальная проблема в руках, и материалы, чтобы поконструировать, – на уроке всегда живо, шумно и весело. Сейчас начнется баттл, и мы увидим, какие устройства эффективные и неэффективные. Дети сами видят результат своей работы. Им не надо говорить «у тебя хорошо, а у тебя – плохо», – разъясняет Муха. – Хорошо у того, кто выполнил все условия и побеждает. И, конечно, мы попробуем проанализировать, что же такого сделала команда-победитель, чтобы у них все получилось».

Алексей Воронцов видит риски в том, что в этом году выбор одного из направлений «Вертушки», на который ученик после будет ходить целый год, должен быть сделан уже на следующий день.

«Если собрать всех учителей на необитаемый остров – нам было бы проще. Существует масса условий, что не позволит всем детям сделать выбор самостоятельно. Если год назад на сетевой подростковой школе мы делали «вертушку», и на пробу у детей был месяц, и они только через месяц они принимали решение, то сегодня мы проводим, завтра уже выбирать. Конечно, есть опасность, что за них примут решение педагоги, – рассказывает Воронцов. – Как снять этот риск? Проект не должен быть одноразовым, в идеале он должен длиться 3-4 года, чтобы была возможность попробовать себя во всех мастерских».

«Чем больше школ, чем больше учителей и зданий, тем больше выбор у детей. Но от одного здания до другого бывает сложно и долго передвигаться. Сетевая школа – решение этой проблемы».

Параллельно с тем, что осваивается форма организации образовательного процесса подростковой школы, формируются сетевые форматы взаимодействия. Это проект в проекте – и для детей, и для педагогов.

Цель учителей – освоить технологию организации сетевого взаимодействия и обучения, чтобы в дальнейшем встраивать это в свой учебный процесс. В то же время, это детские пробы, которые необходимы для самоопределения.

«Будущее, я считаю, за такой школой – сетевой, активной, интерактивной. Школой, где происходит общение большого количества людей, где есть эксперты, исследователи, где поддерживается поисковый интерес детей», – уверен Ханафи Гулиев, главный методист № 2120.

«Мне кажется, что это здорово – выйти из-за стен собственных классов, кабинетов, отойти от парт и большую часть урока ходить, передвигаться, творить. Дети настолько заинтересованы учебным процессом, что даже не замечают, будет перемена или нет, идет урок или уже закончился!».



Обсуждение

{{ comment.user }}
{{ comment.date }} / Ответить

Ответ на сообщение от {{ comment.reply_date }}

{{ comment.text }}

Комментарий удален

Ваше сообщение будет первым!

Новое сообщение

Вы отвечаете на сообщение от {{ reply_comment.date }} Удалить ссылку на ответ

Отправлять сообщения могут только авторизованные пользователи.
Ваше сообщение будет первым!

Новости





























































Поделиться

Видео