Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 8 (146) от 4 июля 2017 г. Подписка Редакция Контакты
14980149791497814977149761497514974149731497214971

ведущий советник Аналитического центра при правительстве Российской Федерации
Инна Каракчиева

Многие родители негативно воспринимают движение вперед

Согласны ли вы с мнением о том, что система образования разбалансирована?

– Да, действительно. Причем этот баланс нарушен не только внутри самой системы образования, но также и вне ее – за счет дисбаланса между системой образования и окружающей ее средой. Это означает, что образовательные организации не связаны с городом, селом, регионом, в которых они находятся. Школа, детский сад, колледж развиваются сами по себе, не реагируя на эти запросы. И вот это как раз может свидетельствовать о наличии разбалансировки. Второй пример. Мы говорим, что есть внешняя среда. Она уже давным-давно в цифровых технологиях, в цифровой экономике, то есть живет в цифре. А наше с вами образование только вступает в цифровую эпоху. Есть геймификация, то есть огромный интерес подростков к игровым технологиям. А мы только-только находимся на пути введения этих технологий в систему образования, и, конечно, говоря об этой разбалансировке, мы должны понимать, что наука пока опережает по темпам систему образования, которая не успевает учитывать ее достижения.

Речь идет не только о технологических новшествах, но и о достижениях нейропсихологии, физиологии, исследованиях способностей и познавательной сферы человека. И этот дисбаланс только нарастает. Образование развивается, как я сказала ранее, само в себе, выстраивая правила игры в собственных интересах. Следовательно, с учетом этих факторов говорить об эффективном развитии отрасли не приходится.

Считаете ли вы, что школа в таком состоянии, что нагружать ее сегодня ведомственными инновациями – значит ухудшать качество образования?

– Я вообще считаю, что в настоящее время, исходя из тех целей, которые декларируются, правильно говорить не об инновациях в образовании, а об апробации лучших практик. А это свидетельствует о том, что мы не видим нового результата. Мы хотим внедрить то, что уже разработано. Но ведь разрабатывалось то или иное нововведение совершенно для определенных условий, для определенной социально-экономической среды и под определенные интересы. А нового, то есть ожидаемого результата, к сожалению, пока нет. И поэтому открытия новых направлений деятельности, создания новых технологий или обретения нового качества результатов ожидать не приходится. Речь идет только об усовершенствовании прежней системы. Качественно новых решений в структуре образования, управленческих процедурах, обеспечивающих эффективное функционирование системы образования, пока очень мало. На слове «качественных» я хотела бы еще раз сделать акцент. Потому что все решения сейчас носят поддерживающий характер или компенсирующий, или упрощающий, но это в лучшем случае. Чаще всего мы наблюдаем, наоборот, усложнение процедур, например, в управлении системой образования. Поэтому сейчас школа находится в очень сложном состоянии: с одной стороны, она не отвечает запросам территории, обладая ресурсами и возможностями, с другой стороны, у нее, к сожалению, пока не хватает понимания нового результата: куда идем? И в этой связи образование должно сменить функцию обеспечивающую на определяющую: куда идем? Что изменяем? Для чего эти изменения необходимы?

Какие задачи для школы должно ставить ведомство, государство, а какие – сообщества и сама школа?

– Разграничение функционала – это любимая тема в нашей Российской Федерации. Но можно с уверенностью сказать, что идет раскрепощение системы образования. Образование меняется. И государство должно передать контролирующие функции профессионально-экспертным сообществам – не одному сообществу, а множеству сообществ – для создания нормальных конкурентных отношений. Вот это позволит нам развивать систему. Плюс самопроверка и самоподтверждение. Например, цифровые технологии позволяют нам самим посмотреть: а каков уровень моего профессионального мастерства? Подтверждаю ли я свой уровень квалификации? То есть получается, что государство, передавая функции профессионально-экспертному сообществу по контролю и поддержке, дает возможность, во-первых, себя разгрузить, а во-вторых, создать инициативу, которая позволит саморегулироваться. И в этом случае педагог сам заинтересован в развитии, в повышении своей собственной квалификации, благодаря чему мы можем говорить о развитии независимой оценки качества, когда профессионально-экспертные сообщества задают ориентиры, определяют важные тренды в развитии образования, а государство выступает в лице Минобрнауки как интегратор этих активностей. Школа, взаимодействуя с муниципалитетом и поддерживая его запрос, формирует условия для дальнейшего развития данной территории. При этом активности местного самоуправления возрастают, роль школы в управлении территорий меняется.

Как вы оцениваете дискуссию о новых результатах образования и какие результаты вам кажутся ведущими в 2030 году?

– Дискуссия, конечно, очень важна. Меня очень радует, что в настоящее время мы начали говорить не о том, что здесь и сейчас, а о том, куда и по какой дороге мы идем. Не зная, какую дорогу мы выбираем, мы движемся с закрытыми глазами, да еще в темноте. А вот результаты-2030 определяют не только тренды развития, но и последовательность действия, которые мы обязаны объяснять обществу. Ведь социальное напряжение, связанное с образованием (например, механизм ЕГЭ, развитие негосударственных образовательных организаций и прочее) можно снять за счет объяснения и родителям, и педагогам, и обществу, куда мы движемся.

А тем временем изменения происходят: например, появилась возможность получения образования не только в школе, но и в сфере неформального образования. Статистика показывает, что в настоящее время из системы формального образования уходит часть детей, и это одна из особенностей, и, конечно, в связи с этим очень важно, что технологии и разные сетевые взаимодействия, как, например, «Сеть сетей», являются двигателями этих изменений. Получается, что технологии и сетевые взаимодействия, их многообразие задает эти движения зачастую без участия государства. То есть роль государства в формировании изменений снижается, и поэтому родители, общество должны быть готовы к этим изменениям. Конечно, в связи с этим очень важным результатом является индивидуализация, но индивидуализация не просто в виде заявления, лозунга, а в виде практического результата. Учитель действует не по унифицированному шаблону для всех, а именно в соответствии с персональными требованиями каждого. Это главный результат в движении к школе 2030 года. Самостоятельность, ответственность перед собой – это второй результат. Потому что когда мы выстраиваем индивидуальную образовательную траекторию, ученик на себя берет ответственность перед самим собой. Не иждивенчество, а именно ответственность: я выбираю такие курсы, я двигаюсь в таком режиме, таком темпе и так далее. Индивидуализация невозможна без самостоятельности и вариативности – например, форм обучения. Вот эти результаты мне кажутся ведущими. Без этого никуда.

Какой выход из зарплатного тупика вы видите: окладная оплата по функциям, ЕТС, развитие системы нынешней оплаты по результату? Нам следует двигаться вперед по нынешней стезе или немножко вернуться назад?

– Вопрос очень интересный, и, самое главное, он постоянно, ежегодно поднимается и затрагивает интересы как государства, так и педагогических работников. То, что сформировано в рамках Федерального государственного стандарта, должно подкрепляться экономическим инструментом, то есть заработной платой. Поэтому совершенствование действующей системы оплаты труда необходимо связать с функциями педагога по формированию универсальных учебных действий. Структура учебной деятельности в рамках реализации ФГОС должна быть комплексная, включающая разнообразные виды педагогической деятельности. Мы знаем, что в ФГОС есть исследовательская, проектная, научно-технологическая и другие составляющие. Требования ФГОС к педагогическим кадрам в рамках реализации образовательных программ и национальной стратегии учительского роста заключаются в том, чтобы установить размер должностных окладов в зависимости от уровня владения профессиональными компетенциями. Получается, что мы с вами предлагаем размер должностных окладов, с одной стороны, ориентированный на ФГОС, с другой стороны, учитывающий уровень владения профессиональными компетенциями. Таким образом мы поддерживаем идею аттестации педагогических кадров, способствующую развитию педагогических компетенций и самореализации педагога. В конечном итоге это приведет к уходу от почасовой системы оплаты труда в сторону дифференциации оплаты по категориям: первая категория, вторая, третья. В дополнение к этому предлагаемая система будет действовать как стимулирующая система, где выплаты станут бонусом при продвижении учителя по карьерной лестнице.

В этом случае аттестационная процедура выступает как инструмент оценки профессиональной компетенции. Реализация данного предложения потребует введения единых ставок для каждой ступени учительского роста, где уровень оклада должен составлять 100% (мы знаем, что сейчас эта окладная система не составляет 100%). При этом проблема регионального разрыва по заработной плате общего образования будет решаться. Будет достигнута связка с ФГОС, и результативность обучения должна повыситься, потому что мы ориентируемся на ФГОС и на профессиональные компетенции педагога. Однако введение этой системы потребует пересмотра не только системы оплаты труда, но также изменения подхода в планировании бюджетных средств.

Как вы оцениваете идею перевода учредительства сельских школ на уровень региона?

– Пока в нынешних условиях это осуществить невозможно. Идея неплохая, потому что в рамках бюджетной системы перечисление средств с регионального на муниципальный уровень идет очень низкими темпами. Кроме того, эти средства не всегда доходят в полном объеме. Поэтому, конечно, перевод учредительства сельских школ на уровень регионамог бы решить проблему. Но для этого требуется изменение множества вопросов, начиная с вопроса финансирования и формирования объемов финансирования до вопроса самого управления, потому что большая часть, например, наших с вами школ относится к уровню муниципальной собственности, то есть учредителем является муниципалитет. Готов ли регион к такому нововведению – большой вопрос. В случае, если регионы станут учредителями, они должны будут формировать запрос к образовательной организации. Готовы ли они к этому? Скорее нет, чем да. Поэтому неготовность одних, неготовность других и нынешние условия нормативно-правового сопровождения, формирование финансирования бюджетной системы – все это пока не способствует воплощению в жизнь этой идеи.

Беседовала Ольга Дашковская

Социальные комментарии Cackle