Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 4 (142) от 3 марта 2017 г. Подписка Редакция Контакты
1490914908149071490614905149101490414903149021490114911


Владимир Бацын

Галерея министров

Посещение «галереи» предварим одним важным замечанием. Оно касается принципа отбора персонажей.

Дело в том, что на вершине административной пирамиды, возвышающейся над отечественной системой общего образования с 8 сентября 1802 года, побывало уже 50 человек (нынешняя министр – пятьдесят первая). Для «галереи» же отобраны только 10 (причем Н.К. Крупская вообще не из «того списка» – ее присутствие обусловлено степенью влияния на «школьное дело»).

Что же это за люди? Образно говоря, их можно уподобить своеобразным «реперным точкам», определившим наиболее характерные черты российского образовательного ландшафта в системе важнейших векторов – исторического и политического. Поэтому этих героев не нужно было «выбирать» – они выступили из общего ряда сами, в отличие от множества прочих оказавшись не пешками, а фигурами. Порой – довольно сильными.

Симптоматично, что годы их деятельности всегда приходятся на переломные эпохи – либо в сторону социальной реакции, либо модернизации, либо обостренной схватки между обоими трендами. В такие моменты особенно контрастно выступает способность человека соответствовать вызовам времени – то есть усиливать одну из этих тенденций не только в ранге полномочного представителя государственной власти, но и в личном качестве.

Три персонажа, замыкающие «галерею»: В. Филиппов, А. Фурсенко и Д. Ливанов представлены своими видео-цитатами вверху страницы.

О графе Сергее Сергеевиче Уварове все знают по его знаменитой триаде «Православие. Самодержавие. Народность» (1834 год) – разумеется, уже без всякой привязки к тогдашнему политическому и культурному контексту (трем незабытым ужасам – Великой французской революции, мятежа декабристов и особенно польского восстания 1830–1831 гг.). Автор был бы искренне удивлен, узнав, что через сорок лет к этим принципам прилепят ярлык «официальной народности», еще через полвека заклеймят как вершину идеологического мракобесия, а еще столетие спустя они вновь приобретут для многих потомков животрепещущую актуальность. Именно при Уварове «в полном противоречии с постулатами этой гимназии выходят на европейский уровень, а Московский университет, может быть, становится одним из ведущих учреждений подобного типа в Европе», считают современные исследователи (Радио «Эхо Москвы»: «Не так», 24.07.2010. В проекте «Наше все»: Просвещенный хранитель, граф Уваров: Андрей Левандовский).

Графа Дмитрия Андреевича Толстого лучше всего характеризует послужной список: с 1865 по 1880 годы он совмещал должности обер-прокурора Святейшего Правительствующего Синода и министра народного просвещения, а с 1882 по 1889-й – министра внутренних дел и шефа жандармов. В 1871–1872 гг. этот «злой гений нашей молодежи» (слова А.Ф. Кони) провел реформу среднего образования: в программы гимназий были введены большие объемы математики и значительно усилено преподавание древних языков. Целью было развитие у учащихся умения основательно мыслить как способ «воспрепятствования распространению поверхностных радикальных взглядов». Параллельно было решено исключить необходимость поездок российских студентов в европейские университеты, дабы уберечь их от «революционной заразы». Но нет худа без добра: пришлось предпринять серьезные усилия по созданию и надлежащему оснащению исследовательских лабораторий в российских университетах и даже открыть новые – Варшавский, Томский (положивший начало «Сибирским Афинам»), Высшие женские курсы в Москве.

Граф Павел Николаевич Игнатьев пробыл министром всего два года (январь 1915 – декабрь 1916). Но то, что он успел разработать и подготовить, поразительно. Многие его инициативы и сегодня звучат современно: демократизация системы управления образованием и развитие в нем общественной составляющей, расширение самоуправления в учебных заведениях и развитие инициативы преподавателей. Среди безотлагательных мер предлагалось объявить школьное образование государственным приоритетом, ввести обязательное начальное образование, резко сократить объем древних языков. Правительство реформу не поддержало, министр отправлен в отставку.

Несомненно, имя Анатолия Васильевича Луначарского сегодня знакомо всем работникам образования. Его роль в становлении советской науки и культуры, в привлечении в нее старых кадров исключительно велика. В первое советское десятилетие в стране фактически было покончено с беспризорностью, введено всеобщее начальное обучение, ликвидирована безграмотность. Советская школа развивалась как единая трудовая политехническая. Ее главной задачей было подготовить выпускника к «сознательному труду», предполагающему целостное видение производственных процессов, стремление к овладению профессией в качестве «грамотного» (сегодня мы сказали бы «компетентного») специалиста. Это были годы смелых и оригинальных решений в образовании: среди них – комплексное обучение, лабораторно-бригадный метод, метод проектов. К концу 1920-х завершена «альфабетизация» (создана письменность на латинской основе) для десятков бесписьменных народов СССР. Перевод на латиницу русской азбуки считался в 1930 году «решенным делом». 

Надежду Константиновну Крупскую современные педагоги знают преимущественно как одного из создателей пионерской организации, автора работ по воспитанию детей. Однако ее основная деятельность в Наркомпросе была связана с руководством Главполитпросветом, ведавшим пропагандой коммунистической идеологии среди всего населения страны. Одним из направлений этой работы была «чистка» библиотек от идеологически чуждой и «вредной» литературы. К концу 1920-х гг. библиотечный фонд страны сократился более чем наполовину. Уничтожению подлежали все книги, отпечатанные по старой орфографии, а из изданных после 1918 года – все сочинения Ф.М. Достоевского, И.А. Гончарова, Н.С. Лескова, Гомера, Данте и И.-В. Гёте; по разделу «этика и философия» – труды Платона, Р. Декарта, И. Канта, А. Шопенгауэра, В.С. Соловьева, П.П. Кропоткина, Л.Н. Толстого и др. Были изъяты все детские сказки – в том числе «Аленький цветочек» С.Т. Аксакова. В то же время Н.Крупская оказывала поддержку таким выдающимся педагогам, как П.П. Блонский – один из создателей педологии и С.Т. Шацкий, разрабатывавший идею о развитии школы как центра воспитания в социальной среде.

Срок пребывания Геннадия Алексеевича Ягодина на посту председателя Государственного комитета СССР по образованию совпал со временем существования самого комитета – 1988–1991 гг. Именно в это время при его непосредственной поддержке при Комитете был создан ВНИК «Школа» под руководством Э.Д. Днепрова. Разработанные ВНИКом документы были вынесены Г.А. Ягодиным на обсуждение Всесоюзного съезда работников образования (декабрь 1988 года). Новации подверглись критике как сторонниками реформ, так и противниками. Первые считали, что демократизация образования идет недостаточно быстро, вторые – что деятельность Г.А. Ягодина ведет к развалу советской школы. Яркими эпизодами были решения Гособразования разрешить перевод в следующий класс учеников, имеющих неудовлетворительные оценки по двум предметам, и отменить выпускной экзамен по истории. В качестве советника Г.А. Ягодине начал активную деятельность в образовании А.Г.Асмолов – не только как психолог, но и крупный политик.

Эдуард Дмитриевич Днепров был единственным избранным министром образования России (лето 1990 – декабрь 1992 года). Он был подлинным образовательным политиком, глубоко понимавшим роль образования как фактора социокультурного развития общества (в этом схож с П.Н. Игнатьевым). При нем был разработан и принят новый Закон об образовании (1992), признанный ЮНЕСКО самым демократичным среди аналогичных законов тогдашней Европы. Впервые за многие десятилетия стали возникать негосударственные школы, началась разработка государственных образовательных стандартов, вводится новые принципы экономики образования, провозглашен курс на самостоятельность школ. Началось становление системы образования постсоветской Российской Федерации – открытой современным инновационным процессам и интенсивному международному сотрудничеству. К сожалению, неготовность к столь радикальным переменам и непривычному стилю руководства вызвала непреодолимый кризис взаимопонимания между Э.Д. Днепровым, ближайшими сотрудниками и многими региональными министрами.



Социальные комментарии Cackle