Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 8 (91) от 14 апреля 2014 г. Подписка Редакция Контакты
1421614215142141421314212142111421814219142171421014220

переводчик
Ольга Варшавер

Книга с полки

Как может птица в клетке петь?

Четыре года назад мне в руки попала удивительная книга «Меня зовут Мина». И с тех пор я каждый день делала все возможное и невозможное, чтобы эта книга пробилась на книжные полки – к детям и педагогам. Но началась эта история гораздо раньше…

Первое знакомство с Дэвидом Амондом

В 2000 году я – с немалым трепетом в душе (и с младшим сыном в животе) – перевела книгу не очень-то известного британского писателя Дэвида Амонда (DavidAlmond). Да чего греха таить, совсем неизвестного: «Скеллиг» был его первым опубликованным произведением. Поэтому, уже переведенная, книга залежалась в издательстве и увидела свет на русском языке только в 2004 году (изд-во «Иностранка»).

Потом на какое-то время я потеряла Амонда из виду, а когда вспомнила о нем, оказалось, что он написал уже много книг и полюбился читателям, причем не только в Англии, что по книге о человеке-сове по имени Скеллиг снят фильм с Тимом Ротом в главной роли, а главное, что в 2010 году Амонд был удостоен Премии Андерсена. Это, в сущности, Нобелевка в области детской литературы.

«Ого!» – подумала я и принялась читать все пропущенное.

Дэвид Амонд – представитель жанра, который принято называть «магическим реализмом». Он зародился в Латинской Америке (Карпентьер и Борхес) и продолжился там же (Маркес), но нашел своих приверженцев и почитателей и в Европе (Милорад Павич).

Что касается детской литературы, то Амонд в какой-то мере первопроходец, хотя в книгах последнего времени я остро ощущаю его связь с Роальдом Далем (английским писателем, автором романов, сказок и новелл).

Итак, хватит теоретизировать. Пора анонсировать.

О чем расскажут две новые книги?

Две книги Дэвида Амонда выйдут летом в издательстве «Азбука» (изд. дом «Азбука-Аттикус»). Будет переиздан «Скеллиг» (в новой редакции) и вместе с ним на прилавках появится «Меня зовут Мина» – предыстория к «Скеллигу», написанная автором спустя 12 лет.

Главные герои обеих книг – дети, младшие подростки Майкл и Мина, которые волею судеб оказываются соседями на Соколиной улице. Мина проводит целые дни на дереве, рядом с гнездом черных дроздов, и они ее совершенно не боятся. Неподалеку есть и Воронья улица, и там у Мины есть огромный заброшенный дом, который достался ей по наследству от деда. И в доме этом живут совы! А в полуразвалившемся сарае на своем участке Майкл обнаруживает скрюченное артритом существо:

«На его спине прощупывалась какая-то неровность, что-то твердое… Я провел ладонью по его спине и обнаружил над другой лопаткой такую же выпуклость. Словно под пиджаком пряталась еще одна пара рук, только сложенных. Но в них была упругость: вот-вот распрямятся».

Амонд поразительным образом развивает эту птичью тему, поет эту птичью песню, высвечивая в ней все новые и новые грани. Дети спасают Скеллига, совы вскармливают его, как собственного птенца, и вот он уже может расправить крылья и взлететь! Кто же он? Что за невиданное существо?

«– Кто вы? – спросил я шепотом.

Он снова пожал плечами.

– Некто. Похож на всех сразу: на вас, людей, на зверя, на птицу, на ангела. Такое вот существо. – Он засмеялся. – Давайте-ка попробуем встать.

Мы встали и крепко обнялись за плечи. Неотрывно глядя друг другу в глаза, мы начали кружиться. Мы дышали в такт, и даже сердца наши бились в унисон. Мы кружились, кружились, покуда за спиной у нас с Миной не появились призрачные крылья. Нас подняло в воздух, и круженье продолжалось без опоры, в пустоте…

А потом все вдруг кончилось, и мы опустились на пол.

– Мы вас никогда не забудем, – сказала Мина.

Скеллиг наклонился, обнял нас обоих…»

Школа – это клетка?

Особый интерес для меня в этих книгах связан с темой школы. Как я уже писала, «Скеллига» я переводила, вынашивая младшего сына. Сейчас ему почти тринадцать, он ровесник Майкла и Мины, и я все чаще задумываюсь о домашнем обучении. А Мина-то как раз учится дома! Мама забрала ее из школы и, поступившись заработками, принялась учить сама. Они рисуют, лепят, читают стихи Уильяма Блейка, и Мина часто цитирует его строки: «Познавши счастье в поднебесье, как может птица в клетке петь?» Ее мама вовсе не уверена, что выбрала правильный путь, зато Мина твердо говорит за себя и за маму: «Мы считаем школы клетками… Мы полагаем, что школы подавляют в детях природную любознательность, ум и творческое начало».

Прежде чем отпустить Мину на домашнее обучение, система образования пытается отправить ее в особое заведение для трудных детей. Она проводит там один учебный день и, как ни странно, чувствует себя куда комфортнее, чем в обычной школе. «…Я многое поняла. Например, что те, кто никуда не вписываются, могут странным образом вписаться друг в друга. И что мир не всегда меня, отверженную, отвергает, так что, может, и я однажды куда-нибудь впишусь. Народ мне тамошний понравился. Я навсегда запомню Круча и сад на его груди. Но мое время еще не пришло. Пока мне надо быть только дома, с мамой, сидеть на дереве…».

В конце книги есть намек, что Мина вернется в школу. Но пока ни она, ни ее мама, ни лауреат премии Андерсена Дэвид Амонд не уверены, что так будет лучше.

И я тоже не очень уверена…

В последнее время, выступая перед учителями и родителями, я читаю им вот этот отрывок. В итоге – не всегда, но часто – возникает доверительный разговор о массовости иштучности образования и о его будущем. А сейчас я завершу этим текстом наш сегодняшний разговор. По-моему, есть повод задуматься.

Не по плану

«Мне хотелось быть хорошей девочкой. Так все говорят: надо быть хорошей девочкой. И я очень старалась. Однажды утром я сидела в классе, и в окно светило солнце. А за окном летали мошки. Летали и замирали в столбе света – серебрящимся облаком. Миссис Черпенс в это время объясняла, что мы будем сейчас писать рассказ. Каждый – свой рассказ. А начать надо с чего? Правильно! С плана!

– Это понятно? – спросила она.

– Конечно, понятно, – ответили мы.

Тогда я перестала смотреть на мошек (хотя это было очень интересно) и написала план. У моего рассказа будет вот такое название. Начинаться он будет так. В середине произойдет вот это. А окончится все вот так. Я записала план очень-очень аккуратно.

И показала его миссис Черпенс. План ей очень понравился. Она даже улыбнулась мне и сказала:

– Умница, Мина. Очень хороший план. Теперь можешь написать рассказ.

Но когда я начала писать, рассказ не захотел идти по плану. Слова не слушались и танцевали в столбе света, как мошки. А потом они разлетелись по причудливым траекториям в разные стороны. И рассказ мой вместе с ними. В совершенно неожиданных направлениях. Мне рассказ очень понравился, но когда я показала его миссис Черпенс, она рассердилась. Взяла мой план в одну руку, рассказ в другую и стала сличать.

– Тут нет ничего общего! – провозгласила она скрипучим голосом.

– Вы о чем? – спросила я.

Она наклонилась над моей партой и произнесла медленно и четко, специальным голосом для глупых:

– Твой рассказ не сходится с планом.

– Он не захотел сходиться.

– Кто «он»? Что ты несешь?

– Я несу, что рассказ не захотел сходиться с планом.

Черепушка уперла руки в боки и покачала головой.

– Это твой собственный рассказ. Твой. Он будет делать все, что ты сама захочешь. Что ты ему прикажешь.

– Нет, он не хочет. – Я говорила и видела, как багровеют ее щеки. – И видите ли… я тоже не хочу. Не хочу по плану.

Зря я, конечно, это сказала.

Учительница швырнула мне на парту и план, и тетрадь с рассказом.

– Вот ты вся в этом, Мина, – сказала она. – Типичная Мина МакКи. Абсолютно типичный случай».

__________________________________________________________

Здесь – обложка первого издания книги «Скеллиг», изд-во «Иностранка», 2004. http://www.litmir.net/BookBinary/121407/1333216624/CoverNormal.jpg

Здесь – пока английская обложка книги «Меня зовут Мина», но наша будет такой же, куплен весь макет. http://www.bookworld.com.au/book/my-name-is-mina/23859556/

Обе книги будут изданы в изд-ве «Азбука-Аттикус» в 2014 году (летом).



14 апреля 2014 г.
Социальные комментарии Cackle